ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Железные паруса
Однажды в Америке
Отчаянные
Трансляция
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Иллюзия 2
Издержки семейной жизни
Москва 2042
Замуж назло любовнику

– Рад, что застал тебя, – сказал Эндрю. Невозмутимо натягивая перчатки, Джон ответил:

– Представь, что не застал. У меня сегодня слишком много дел, Эндрю, и нет времени принимать гостей.

– Тогда, возможно, ты уже видел это? – Эндрю протянул ему свежий номер газеты.

– Нет, и не собираюсь смотреть, – ответил Джон, тщательно поправляя манжеты. – Я устал от всех этих глупостей. Мне наплевать, о чем там пишут.

– Думаю, на сей раз тебя это заинтересует.

–Нет.

Джон взял газету у Эндрю и, скомкав, бросил ее в холл. Влетев в открытую дверь, газета упала на стойку для зонтиков. Джон закрыл дверь и направился к экипажу.

Эндрю последовал за ним.

– Ты просто не в настроении. Лучше было бы, если бы ты узнал от кого-нибудь другого, что происходит, потому что я твой лучший друг и я кое в чем виноват перед тобой. Но я не допущу этого.

Джон остановился.

– Виноват? В чем?

– Я, вероятно, был не слишком-то вежлив с мисс Рейнольдс в нашу первую встречу, но сейчас это уже не имеет значения. Похоже, в вашей с Уэстерлендом скачке будет третий участник.

– Что? Еще один джентльмен хочет участвовать в скачке? Кто же он? – Джон вполголоса выругался.

– Не джентльмен, друг мой, совсем не джентльмен. В заметке лорда Труфитта говорится, что в вашем состязании собирается принять участие сама мисс Рейнольдс.

– Какого дьявола?

– И еще он пишет, что она отличная наездница и рассчитывает на победу. Более того, после того как она выиграет, она не позволит ни тебе, ни Уэстерленду ухаживать за ней.

Джон помрачнел:

– Не надо так шутить со мной, Эндрю. Его друг поднес руку к сердцу:

– Клянусь, я не шучу.

– Проклятие! – Джон отвернулся. – О чем, дьявол побери, она думает?

– Возможно, она просто не хочет быть призом в игре двух мужчин, у которых, кроме скачек, нет других занятий в жизни.

Но теперь это изменилось. У Джона было теперь более важное занятие, и именно Кэтрин помогла ему понять это.

Неожиданно Джон рассмеялся.

Эндрю покачал головой:

– Ты находишь это забавным?

– Нет, конечно, нет. Но меня не удивляет, что Кэтрин взяла дело в свои руки. Это в ее натуре.

– Ты ведь не позволишь ей участвовать в скачке? – спросил Эндрю с озабоченным видом.

– Конечно, нет. Я и сам не собираюсь участвовать в этом безумии. Я уже кое-что придумал, чтобы покончить с этим.

– Что ты можешь сделать?

– Я хочу поступить так, как в данных обстоятельствах поступил бы любой настоящий англичанин.

– Любой известный мне англичанин рискнул бы и принял участие в скачке, ведь сейчас это стало вопросом чести, но что-то подсказывает мне, что ты не собираешься этого делать.

– К дьяволу все это! Я собираюсь похитить ее! В глазах Эндрю загорелись огоньки удивления.

– Не могу в это поверить. Ты собираешься сбежать с ней в Гретна-Грин? Насколько я знаю, там всегда заключались браки без установленных законом формальностей.

Джон улыбнулся и похлопал своего друга по плечу:

– Это слишком тривиально, друг мой. А теперь – до встречи. Я очень спешу.

Весь день и большую часть вечера Джон занимался подготовкой к осуществлению своего плана. Теперь ему оставалось лишь найти Кэтрин и добиться ее согласия. В том, что касалось посещения лондонских балов, миссис Густри была вполне предсказуемой, и Джон был уверен, что встретит Кэтрин на приеме, который устраивали в Грейт-Холле.

Граф Чатуин остановился в дверях и обвел взглядом переполненный зал.

Зрелище ярких красок, разбавленных белым и черным, предстало его глазам. Шелк, атлас и кружево дам, фрачные пары джентльменов, пелерины и драгоценности, шейные платки и ослепительные манжеты – все это сверкало и переливалось в свете тысяч свечей. Ему повезет, если он сумеет найти ее менее чем за полчаса.

Словно в бурлящий поток, он вошел в бальный зал.

– Кто выиграет скачку, граф? – окликнул его кто-то. Джон махнул рукой, но поговорить не остановился.

– Лорд Чатуин, я поставил на вас, – сообщил ему еще кто-то из толпы.

Улыбаясь знакомым, Джон не останавливаясь продолжал пробираться сквозь массу гостей. Он не понимал, почему ему потребовалось так много времени, чтобы понять, что Кэтрин – это единственная женщина, с которой он хотел быть сегодня, завтра и всегда. Но что же он будет делать, если она не чувствует того же?

Об этом думать не хотелось.

Наконец он увидел ее: Кэтрин разговаривала с двумя дамами. Вся троица стояла у дверей, ведущих на террасу; радостная, почти чувственная дрожь охватила его. В платье цвета слоновой кости, расшитом крошечными голубыми цветочками, с соблазнительным декольте, она выглядела великолепно. Такие же цветы были вплетены и в ее волосы. Сапфировое ожерелье и такие же серьги прекрасно гармонировали с ее платьем и глазами, но это были не те украшения, которые он хотел бы на ней видеть.

Подойдя к дамам, он поклонился:

– Добрый вечер, мисс Лоусон, мисс Андерсон и мисс Рейнольдс.

Он едва замечал двух других девушек, но понял, что они ему отвечают, тогда, как Кэтрин молчит. Ее глаза были холодными, как голубые льдинки. Он и так понял, что Кэтрин сердится, даже говорить ничего было не нужно, но в том, как она на него смотрела, было еще кое-что, что беспокоило его еще больше. Она выглядела раненой. Боже! Неужели она не понимает, что намеренно он никогда не причинит ей боли?

У Джона сжалось сердце. Он не винил ее. Ему не следовало соглашаться на этот вызов. Как же ему хотелось помириться с ней.

– Граф, вы слышали о том, что Кэтрин намеревается участвовать в скачке? – спросила мисс Андерсон.

– Да, слышал, – ответил Джон и обратился к Кэтрин: – Мне бы очень хотелось поговорить с вами об этом, мисс Рейнольдс. Вы не могли бы уделить мне минутку?

Кэтрин холодно посмотрела на него:

– Мне жаль, граф, но, право, сейчас не совсем удобно. Возможно, как-нибудь в будущем году.

– Дело очень важное, и мне действительно необходимо поговорить с вами.

Она глубоко вздохнула.

– Ну, хорошо. Прошу меня извинить, дамы. Когда они шли, он слегка коснулся ее спины и сразу же почувствовал, как сжалась девушка от его прикосновения.

– Не могу поверить, что у вас хватило смелости заговорить со мной, – сказала она.

– Когда я сказал, что у меня важное дело, именно это я и имел в виду. Сюда! – сказал он, указывая на парадную дверь.

Она посмотрела на него:

– Куда мы идем?

– За твоей накидкой.

Вопрос, появившийся в ее глазах, секунду спустя слетел с ее губ.

– Зачем?

– Кэтрин, несколько дней назад ты сказала, что доверяешь мне. Это все еще так?

Ему не понравился ее пытливый изучающий взгляд. В выражении ее лица он увидел сомнение, которого раньше не было. Чтобы его план сработал, ему необходимо было ее полное доверие. Она отвела глаза:

– Все еще доверяю, хотя мне этого уже не хотелось бы.

Дожидаясь ответа, он непроизвольно затаил дыхание, но когда услышал ее слова, понял, что принял правильное решение.

– Сейчас мы возьмем твою накидку, потом спокойно выйдем через парадный подъезд и сядем в мой экипаж.

– Что? Это невозможно. Нас обязательно кто-нибудь увидит. Джон, я с радостью согласилась выйти через сад, чтобы тайно встретиться с тобой, но сегодня здесь не менее двухсот человек. Я не могу просто так взять и выйти с тобой на глазах у всех. Это безумие.

Они остановились у высоких дверей парадного входа. Один слуга подал Джону цилиндр, второй отправился за накидкой Кэтрин.

– Если ты веришь мне, ты поедешь со мной.

– Если ты хочешь уйти тайно, зачем тогда, мы ждем, пока принесут мою накидку? Нас могут увидеть.

– В этом-то и весь смысл, Кэтрин. Я хочу, чтобы публика видела, как мы уезжаем.

В ее голубых глазах заблестели искорки удивления.

– Не могу этому поверить. Почему ты хочешь, чтобы нас видели?

– Потому что я хочу, чтобы все знали, что я похитил тебя с этого бала.

– Похитил меня? Джон, я не понимаю, о чем ты говоришь.

51
{"b":"10762","o":1}