ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее гнев ничуть не смутил Дэниела. Он чувствовал себя заинтригованным. Коулбрук шагнул к ней, принимая ее вызов. Они стояли так близко, что Дэниел мог с легкостью коснуться Изабеллы, для этого ему стоило лишь поднять руку. И на какое-то мгновение Дэниелу захотелось коснуться мягкой кремовой щеки и ощутить тепло ее кожи кончиками пальцев.

Он ощутил необычайно сильное желание притянуть к себе Изабеллу и поцеловать. Почувствовать, как нежны ее розовые губы, как она сопротивляется, а потом сдается на милость его жаркой страсти.

Дэниел тряхнул головой. Зачем он позволил волнующим образам завладеть его воображением? Он и сам этого не понимал. Ведь только что он был страшно зол на эту девицу, которая пыталась убедить его бог весть в чем.

– Как хорошо, что вы вспомнили про Ньюгейт, мисс Уинслоу, потому что именно там вы и окажетесь, если снова попытаетесь втянуть меня или кого-либо еще в какую-либо аферу. Я лично прослежу за тем, чтобы вы получили по заслугам.

– Вы самый жуткий человек, каких мне когда-либо доводилось встречать!

Дэниел насмешливо улыбнулся. Он ожидал, что она отступит, но Изабелла и не думала двигаться с места. Он слышал, как прерывисто она дышит, видел, как поднимается и опускается ее грудь, даже чувствовал нежный запах ее духов. Она выводила его из себя, но, как ни странно, ему это даже доставляло странное удовольствие. .

– У меня и в мыслях не было заставить вас изменить свое мнение обо мне, мисс Уинслоу.

Она продолжала сверлить его взглядом, не отходя ни на шаг, словно пыталась таким образом отстоять свою правоту. Ее смелость поражала, а красота была поистине восхитительна. Вот только шалости доставляли слишком уж много беспокойства!

– Полагаю, вам пора уходить, – сказала Изабелла, не сводя с Дэниела пристального взгляда.

Он кивнул.

– Полагаю, вы проявите благоразумие и не станете распространяться об этом досадном инциденте.

– Если я – еще до того, как решила посвятить в это дело вас, – отправила свою тетушку и слуг из дома, чтобы они не увидели тело мертвого мужчины в саду, неужели вы полагаете, что я стану посвящать в это дело впечатлительных молодых девушек, которых приглашаю к себе на чай?

– Как я уже сказал, мне о вас ничего не известно. Но заявляю вам со всей серьезностью, мисс Уинслоу, – держитесь подальше от моей сестры. Не смейте к ней даже близко подходить.

– Вам не удастся запугать меня, лорд Коулбрук. Я не боюсь вас. И я не собираюсь отговаривать вашу сестру приходить ко мне. Она полноправная участница нашего Общества любительниц чтения, как и остальные молодые девушки, посещающие наши салоны.

– В таком случае я сам поговорю с ней, мисс Уинслоу. Всего хорошего!

Глава 4

Изабелле потребовалось все ее самообладание, чтобы с треском не захлопнуть дверь за вышедшим из дома графом.

– Прощайте, сэр! – громко проговорила она. – Надеюсь, нам никогда больше не придется иметь друг с другом дело, лорд Коулбрук!

Изабелле всегда хватало выдержки в любых, даже самых сложных ситуациях, однако сейчас ей отчаянно хотелось топнуть ножкой. Она никогда не понимала девиц, которые выражали таким образом как свои капризы, так и свое недовольство, но сейчас подобный жест показался ей более чем уместным.

Изабелла развязала ленты, удерживающие шляпку под подбородком, и сняла ее, продолжая недовольно бормотать себе под нос:

– Не желаю больше видеть ваше высокомерное, пусть и красивое лицо, лорд Коулбрук!

Изабелла застыла на месте.

– Красивое? Неужели я так сказала? Боже правый, как только сорвалось с языка! А впрочем, он и в самом деле красив. Даже чересчур – для человека с таким дурным характером. Просто удивительно, почему природа одарила его столь привлекательной наружностью.

Изабелла сняла одну перчатку и, сдергивая каждый пальчик второй перчатки, принялась награждать лорда Коулбрука самыми нелестными эпитетами:

– Нет – он надменный, высокомерный, невыносимый, раздражающий, злой. – Изабелла бросила перчатки на небольшой столик туда же, где лежала шляпка, за перчатками последовал и плащ. – Да, еще – самовлюбленный! Просто на редкость самовлюбленный. И как только такого тирана считают самым завидным женихом? Уму непостижимо!

Изабелла вошла в гостиную и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов – это был весьма действенный способ успокоиться. Девушка подошла к окну и отодвинула тяжелые темно-зеленые драпировки. Она как раз увидела, как лорд Коулбрук с легкостью вскочил на высокое сиденье своего экипажа рядом с кучером и щелкнул поводьями.

Ни для кого не было секретом намерение графа подыскать себе жену, от которой ему требовалось лишь одно – родить наследника. Ни о какой любви и дружеской привязанности он и не помышлял. Интересно, на кого Коулбрук рассчитывал? Какая умная, здравомыслящая девушка способна ответить взаимностью такому гордецу и тем самым разрушить свою жизнь?

Нашлись и другие определения, которыми можно было описать поведение лорда Коулбрука, только Изабелла вспомнила их не сразу. Он был видный мужчина, высокий и статный. И будоражил ее воображение. Ее тянуло к нему вопреки доводам рассудка.

То, как он беспокоился о сестре и заботился о ее благополучии, было выше всяческих похвал. Может, это и привлекло Изабеллу? Заставило ее взглянуть иначе на лорда Коулбрука? Этому, конечно же, должно было быть разумное объяснение.

И все же его манера отдавать приказания и диктовать свою волю, не слушая ничьих возражений, приводила Изабеллу в бешенство. Уж если ее когда-нибудь и заинтересует мужчина, то он точно не будет походить на невозможного лорда Коулбрука! Лицезреть его красоту и сходить при этом с ума от счастья? Может, и найдется такая дурочка, однако подобное удовольствие не для Изабеллы!

Девушка давно решила, что замужество не для нее. Она не надеялась найти мужчину, способного принять и оценить ее чувства. Подобно лорду Коулбруку, светские волокиты признавали, что предназначение жены – рождение детей для продолжения рода.

Муж стал бы для Изабеллы препятствием, она стремилась делать то, что ей хочется. Муж, вне всякого сомнения, пожелает, чтобы Изабелла помалкивала и доставляла ему как можно меньше хлопот – именно этого требовал от нее отец. Муж ограничит ее свободу – свободу, которой она наслаждалась с момента своего приезда в Лондон.

Изабелла проводила взглядом фаэтон, который только что скрылся за поворотом. Ничего удивительного не было в том, что лорд Коулбрук принял столь шокирующее известие о мистере Трокмортене в штыки и предположил злой умысел в действиях Изабеллы. Он мог бы даже счесть ее сумасшедшей! Но что все-таки случилось с мистером Трокмортеном? Изабелла никогда еще не испытывала столь сильного потрясения, как в то мгновение, когда обнаружила, что его тело исчезло.

Она готова была принять объяснение произошедшего, которое предложил лорд Коулбрук. Его версия развития событий казалась наиболее разумной. Однако из чувства противоречия Изабелла отказалась с ним согласиться. Конечно же, никто не являлся к ней в сад и не выкрадывал тело мистера Трокмортена, пока она отсутствовала.

Неужели она высказала столь бредовую мысль лорду Коулбруку? Странно еще, что он не расхохотался ей прямо в лицо. Боже, что он о ней подумал!

– Ох, святые небеса! – простонала Изабелла и задернула тяжелую бархатную портьеру.

Нет ничего странного в том, что он собирался запретить своей сестре посещать литературный салон Изабеллы. Он счел ее опасной интриганкой, которая может научить его сестру делать то, что не совсем подобает молодой благородной леди.

Как ни обидно было Изабелле сознавать, что у лорда Коулбрука создалось столь нелицеприятное мнение о ее особе, она должна была с этим смириться. А что до Гретхен, то ей и в самом деле лучше больше здесь не появляться. Девушка сама призналась, что назначила мистеру Трокмортену тайное свидание в саду, где их никто не должен был увидеть. Подобное поведение было абсолютно недопустимым! Если столь досадный инцидент повторится, то и сама Гретхен, и Изабелла станут изгоями и подвергнутся жесточайшему осуждению света. Общество не прощает тех, кто рискует нарушить установленные правила приличия.

11
{"b":"10763","o":1}