ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем девушка сбежала с террасы и, остановившись на некотором расстоянии от хижины, с чувством глубокого презрения произнесла:

— Лицемер! Зак меня предупреждал, но я не поверила. Для тебя нет ничего святого! Вы, богачи, привыкли получать все, что только пожелаете, не так ли? Но я не желаю дополнять список твоих побед. Видит Бог, оставшиеся несколько дней до прилива станут для меня пыткой, потому что все это время мне будет ненавистна сама мысль о том, что ты где-то рядом.

Окончив гневную отповедь, Роберта повернулась спиной к ничего не понимающему Гейлу и, заливаясь слезами обиды, побежала прочь.

Он оторопело смотрел, как она стремительно удаляется от него по пляжу. Несколько раз Роберта спотыкалась и падала, и Гейл еле сдержал себя, чтобы не броситься к ней. Ему казалось странным, что охота на кур воспринимается девушкой как преступление.

Он с огорчением подумал, что теперь и сам вряд ли сможет заставить себя съесть хотя бы кусочек подстреленной дичи. Гейл тяжело вздохнул и перевел взгляд на ощипанных кур.

— Что за черт?! — вырвалось у него, когда он обнаружил на их месте связку убитых туканов. Мгновение, и гнев Роберты стал ему понятен. — Так вот в чем дело!..

Долго размышлять о том, кто истинный виновник столь чудовищного преступления, ему не пришлось. Кроме самого Гейла и Роберты на острове находился только один человек.

Зак Престон!

Он стиснул кулаки, чтобы побороть накатившую вдруг на него волну ярости против лжеэколога. Прежде всего Гейла интересовали причины, побудившие Престона к столь решительным действиям. Для чего тому понадобилось очернять его в глазах Роберты?

— Неужели все дело в том, что она нравится Заку? Или же для этого есть другие мотивы?

Гейл задумчиво потер подбородок и решил, что с этой минуты станет относиться к своим «гостям» гораздо серьезнее. Ведь ему так и неизвестны истинные интересы, приведшие их на его остров.

Зак Престон с удовлетворением отметил следы слез на лице Роберты, когда она возвратилась от Лейтона. Надо сказать, визит девушки к Гейлу оказался весьма кратковременным. Все говорило в пользу того, что придуманный им план увенчался успехом.

Накануне, произведя разведку на территории лагеря Гейла, он заметил приготовленную жаровню и сразу смекнул, каким образом сможет использовать ее в своих интересах.

Разумеется, Лейтон рано или поздно заметил бы подмену дичи и без труда догадался бы, чьих рук это дело. Но Зака это не особенно тревожило. Отныне, чтобы Гейл ни говорил, Роберта не поверит ни единому его слову. В то же время его собственный авторитет в глазах девушки будет восстановлен.

— Это как раз тот случай, когда цель оправдывает все используемые для ее достижения средства, — процитировал он любимую пословицу иезуитов.

А цель у Зака Престона была одна — обогащение. Еще учась в колледже, он завидовал тем из своих ровесников, чьи родители приезжали за ними на шикарных машинах и имели в банках счета с восьмизначными числами.

Нет, юный Престон отнюдь не бедствовал, но отец, профессор английской литературы, и мать, скромная домохозяйка, не могли дать ему все то, чего он так страстно желал. А список его запросов состоял не из одного десятка пунктов…

Решив выдвинуться на общественном поприще, Зак, будучи еще на третьем курсе экологического факультета, основал движение «Остролист», призванное бороться за охрану окружающей среды. Так оно и было, пока однажды один из тех, кто подвергался жесткой критике со стороны членов движения, не предложил молодому человеку взятку. Именно с этого момента банковский счет Зака Престона стал пополняться с необычайной скоростью.

Разумеется, приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы сохранять репутацию неподкупного человека в глазах общественности, но это того стоило.

И вообще назвать свою жизнь тяжкой Зак вряд ли бы решился. Ему нравилось плести интриги, манипулировать людьми… Правда, иногда бывали и сложности вроде тех, что возникли с Гейлом Лейтоном. Но Зак всегда был уверен, что в конечном счете победа будет за ним.

Не сомневался в этом он и сейчас…

Роберта пробежала мимо Зака и укрылась в ящике на дереве. Будь у нее возможность, она забилась бы глубоко под землю, чтобы скрыть свое горе от посторонних глаз.

Рыдания душили ее, но она заставляла себя молчать. Лишь слезы, бесконечным потоком струящиеся по щекам, свидетельствовали о переживаемой Робертой трагедии.

Она полюбила Гейла Лейтона… Да, да! Теперь уверенность в этом прочно жила в ее сердце. Полюбила впервые, отчаянно и страстно!

Любила и вместе с тем ненавидела, как только можно ненавидеть человека, предавшего и обманувшего самые светлые чувства. Именно поэтому боль, терзающая ее, была столь мучительна.

Больше всего на свете Роберта желала вырвать из своей памяти те несколько дней, когда их с Гейлом жизненные пути пересеклись.

Она старалась забыть о нежных ласках его губ, о хранящих тепло ладонях, к которым ее так и тянуло прильнуть щекой, о подернутых серой дымкой глазах, сулящих сладостное забытье…

— Боже, избавь меня от этой муки! — взывала к небесам Роберта, но те оставались глухи к ее отчаянным мольбам…

Весь день Гейл только и делал, что пытался не думать о Роберте, но его усилия были тщетны. Готовил ли он себе еду, плавал ли в море, загорал ли на пляже, мысли, так или иначе, крутились вокруг образа светловолосой девушки. Гейл понимал, что, пока не сможет привести веских доводов в свое оправдание, Роберта не поверит ему.

Словно потерянный, бродил он по острову в надежде, что необходимое решение само придет к нему в нужный момент. Вопрос был лишь в том, наступит ли этот момент…

Порой от одолевающего его отчаяния в голову лезли самые бредовые идеи. Например, заставить Зака Престона раскрыть Роберте правду. Или же похитить девушку и держать при себе до тех пор, пока она не поверит в его невиновность…

Несколько раз, не в силах перебороть искушение, Гейл тайком пробирался к лагуне и, затаившись в густых зарослях мальвы, следил за Робертой.

Он видел, как она купается в море и волны ласкают ее тело своими влажными языками.

О, как хотелось ему в эти минуты стать одной из них, чтобы иметь возможность прикасаться к этой покрытой бронзовым загаром коже, прелестным округлостям груди и тому источнику блаженства, который скрывается меж гладких бедер.

Распалившись от созерцания возлюбленной, Гейл как одержимый срывался с места и несся к водопаду, чтобы, сбросив с себя одежду, встать под ледяные струи и усмирить возжелавшую ее плоть…

Зак сидел на берегу и любовался выходящей из воды Робертой. Пожалуй, стоит воспользоваться возможностью, чтобы попробовать тот лакомый кусочек, в который превратилась девушка после нескольких дней пребывания на лоне природы.

Насколько Зак помнил, Роберта еще никогда не выглядела столь соблазнительно-прекрасной. Ее обычно бледная кожа покрылась ровным красивым загаром, и без того светлые волосы выгорели на солнце до золотистого оттенка, благодаря чему зелень глаз «заиграла» на полную мощность. Высокая упругая грудь так и напрашивалась на ласки…

Зак ощутил зуд в ладонях и паху. Он знал, что Роберта еще никогда не была с мужчиной по-настоящему. Это будоражило его воображение, заставляя испытывать самое обычное вожделение. Решено — он возьмет этот подарок судьбы…

Роберта отряхнула капли воды с волос и, тяжело дыша, упала на теплый песок рядом с Заком. С того времени как она убедилась, что в его словах о Лейтоне есть большая доля правды, ее мучила совесть за проявленное недоверие.

Роберта выжидала удобной минуты, чтобы попросить прощения. И вот она настала.

— Зак, ты был абсолютно справедлив в оценке Гейла Лейтона. А я.., я вела себя как дура. Мне стыдно, и я не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня. — В голосе девушки звучало неподдельное раскаяние.

— Ох, Роберта, ты же знаешь, как дорога мне твоя дружба. Неужели считаешь, что это может изменить какое-то недоразумение.

14
{"b":"10764","o":1}