ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы кто-нибудь сказал ей еще неделю назад, что такая серая мышка, какой она всегда себя считала, обретет любовь прекрасного принца, Роберта бы высмеяла чудака и посоветовала ему обратиться к психиатру.

Ей и сейчас не очень-то верилось в реальность произошедшего. Если бы не Гейл, сжимающий ее в объятиях, то, пожалуй, она сочла бы все случившееся с ней не более чем вымыслом, вызванным перегревом на солнце.

Завтра, думала Роберта, наступит долгожданный прилив и белоснежная яхта подойдет к острову, чтобы вернуть их в цивилизованный мир. Но, видит Бог, с какой радостью она согласилась бы остаться здесь еще на некоторое время.

Ее страшило будущее. Как сложатся их дальнейшие отношения с Гейлом? Ведь там, за пределами сказочного островка, у них совершенно разные жизни.

Захочет ли он впустить ее в свой мир? Найдется ли в этом его мире для нее место? Вопросы назойливым роем кружились в голове, заставляя Роберту мучиться от сомнений. Лишь к утру усталость смежила ее веки…

Зак Престон, лидер общества по защите окружающей среды «Остролист», с ненавистью смотрел на полную луну, висящую в небе. Окружающая его ночная идиллия вызывала в нем чувство раздражения и досады. С каким удовольствием он отправил бы на этот остров пару ракет с напалмом, чтобы выжечь здесь все подчистую.

Разыгравшееся воображение рисовало ужасные картины разрушений, вызывая на лице мужчины довольную улыбку. Зак представлял обуглившиеся тела Лейтона и этой мерзкой твари Стайн, рассыпающиеся прахом…

Внезапно внимание Престона привлекла падающая звезда, ярко сверкнувшую в предсмертной вспышке.

— Хоть какое-то нарушение этой слащавой пасторали, — с удовлетворением отметил он и загадал желание.

Собственно, даже не желание, потому что в подобную чушь Зак не верил, а очередной план, с помощью которого ему удастся приблизиться к цели.

Пусть Роберта милуется со своим любовником! Это только ему на руку. Если не вышло по одному, значит, обязательно получится по-другому. Он, Зак Престон, всегда рассматривал окружающих его людишек как винтики огромного и сложного механизма, созданного лишь на того, чтобы нести его вперед по реке жизни.

Он искренне расстраивался, если не мог найти применение тому или иному «винтику».

Однако сейчас все было иначе. Все детали вновь находились на своих местах, и от него требовалось выждать удобный момент, чтобы нажать кнопку запуска.

Зак довольно хмыкнул, подмигнул вдруг приобретшей в его глазах очарование луне и, укрывшись одеялом, погрузился в сладкий сон, успев прошептать:

— Воистину эта ночь — ночь исполнения желаний…

День седьмой

Одетая в привычные джинсы и майку цвета хаки, Роберта стояла на террасе и молча смотрела вдаль.

Море медленно, шаг за шагом, отвоевывало у берега пляж. С каждым последующим накатом волны подминали под себя золотистый песок, скрывая его, словно сокровище в зеленой глубине, стирая следы суши белой пеной.

Прилив… Странная загадка природы, зависящая от каприза планеты, находящейся за много тысяч миль от земли. Он напоминал саму жизнь, дарующую или отбирающую счастье без всяких на то оснований, просто из-за какой-то сиюминутной прихоти…

Руки подошедшего сзади Гейла легли на ее талию, и Роберта услышала прозвучавший над самым ухом голос любимого:

— «Горгона» появится через несколько часов. У нас есть еще, время. Я собираюсь прогуляться по острову, ты со мной?

— Разве ты не знаешь ответа? — сказала ему Роберта и, обернувшись, заглянула в глаза. Мне казалось, что теперь, после того, что было между нами этой ночью, тебе не составит труда читать мои мысли.

— Вовсе нет, — с улыбкой возразил Гейл. — Ты всегда будешь для меня самой большой загадкой, Роберта Стайн. Враг, которого я полюбил всем сердцем.

— Не напоминай мне о том, какой глупой я была, — попросила Роберта. — Всему виной Зак, он изображал тебя форменным чудовищем. Естественно, я сгорала от желания насолить тебе.

— Кстати, о Престоне. Не кажется ли тебе, что следует предупредить его об отплытии? — Гейл бросил взгляд на ряд пальм, за которыми размещался лагерь Зака. — Хотя, признаюсь, меня мучает искус оставить этого типа на острове…

— Ты в своем уме?! — с деланным ужасом перебила его Роберта. — Чем провинились перед тобой несчастные животные, населяющие этот райский уголок, что ты так жаждешь отдать их на растерзание этому зверю?.. — И уже серьезно закончила:

— Лично я считаю, что по возвращении тебе следует подать на него в суд за попытку покушения на твою жизнь.

— Зачем? — искренне удивился Гейл.

— Не хочу даже думать о том, что этот мерзавец останется безнаказанным.

Опережая возлюбленного, Роберта спустилась на пляж и, ловко поддев ракушку носком, вытащила ее из песка, присела, разглядывая причудливый рисунок на перламутровой поверхности.

— Засадить Престона за решетку очень просто. Но, уверяю, он только и ждет этого от меня. — Гейл опустился рядом с Робертой и обнял ее за плечи. — Люди вроде Зака похожи на паразитов, существующих за чужой счет.

Любая шумиха, поднятая вокруг их имени, идет им лишь на пользу. Представляешь, каким мученическим ореолом он окружит себя, изображая жертву, пострадавшую за правду. Не пройдет и дня после возбуждения против него дела, как вся общественность встанет на его защиту от «этого монстра Лейтона».

Роберта грустно усмехнулась, признавая правоту слов Гейла. Но все равно она считала подобный расклад несправедливым.

— Что ты станешь делать по возвращении?

Уйдешь из «Остролиста»? — спросил ее он.

Вот оно! Гейл первый заговорил о том, что мучило Роберту последние два дня.

— Не знаю. — Она ненадолго задумалась, прежде чем продолжить:

— Вряд ли. В конце концов Зак — это еще не вся организация. Можешь не верить, но в ней множество людей, искренне убежденных в том, что служат доброму делу.

Возможно, я попытаюсь объединить их и раскрыть им глаза на некоторые поступки лидера.

— Ты можешь навлечь на себя большие неприятности, — счел нужным предупредить ее Гейл.

— Знаю. Но именно этим я и занимаюсь половину своей жизни. Последняя такая «неприятность» — это встреча с тобой. Не могу сказать, что мне это не понравилось.

Роберта плавно сменила тему разговора, перейдя на более веселый лад. Она предпочла не забивать голову решением предстоящих проблем, а наслаждаться тем временем, что им осталось провести на острове.

— То есть ты хочешь сказать, что ни о чем не сожалеешь? — спросил Гейл, многозначительно понизив голос.

— Ни о чем! — кивнула Роберта и тут же наморщила лоб. — Впрочем, есть одно дело, которое мне так и не удалось провернуть.

— Ты о чем?

— О кокосовых орехах, — произнесла она и, встретив недоуменный взгляд любимого, пояснила:

— Всю неделю, пока я находилась здесь, мне хотелось добыть один из этих плодов. Но обезьяны…

— Понимаю! — Перебив ее, Гейл оглушительно расхохотался. — Я сам первое время пытался опередить их и завладеть орехом прежде одной из маленьких бестий, которые расплодились на острове, пожалуй, в слишком уж большом количестве, но, увы, безрезультатно. Хочешь добрый совет? Оставь эту затею. Все равно из нее ничего не выйдет.

— Заключим пари?

Глаза Роберты сверкнули озорством, придавая ей сходство с маленькой девочкой, и Гейл не удержался от того, чтобы подыграть любимой.

— На каких условиях?

— Если выигрываю я, то ты отвечаешь на все мои вопросы, честно и без уверток.

— А если победа достанется обезьяне? — поинтересовался Гейл.

— Тогда я выполню твое желание.

— Любое? — Гейл замер, весьма красочно представляя, что можно пожелать.

— Любое, — подтвердила Роберта, улавливая многообещающую страсть в его взгляде.

— По рукам!

Вот уже час Роберта неотрывно следила за ближайшими пальмами, дожидаясь, когда же им вздумается уронить хоть один орех. Чуть поодаль от нее с таким же озабоченным выражением на мордочках расположились три обезьяны. Все четверо при этом демонстрировали друг другу показное равнодушие.

22
{"b":"10764","o":1}