ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попрошу капитана передать тебе это послание.

P.S. Я всегда буду с нежностью вспоминать о времени, которое провела в твоих объятиях.

Роберта.

Гейл три раза перечитал записку от начала до конца, пытаясь понять, что же послужило причиной столь резкой перемены в настроении Роберты. Еще несколько часов назад она шептала ему слова любви и вот сбегает, оставив в качестве объяснений клочок бумаги.

— Как же так? — прошептал он, сминая записку. — Неужели я принял за любовь иллюзию? Но ведь она казалась такой реальной.

Маленький бумажный шарик полетел за борт, и Гейл поймал себя на мысли, что не прочь отправиться вслед за ним. Забыться, опустившись на морское дно, отрешиться от мира, сыгравшего с ним такую жестокую шутку.

Однако усилием воли он загнал боль так глубоко, что никто, кроме старого капитана, не заподозрил, что творится в его душе. Тот осторожно тронул хозяина за локоть, привлекая к себе внимание.

— Что еще? — устало спросил Гейл.

— Мистер Лейтон, может, это и ничего не значит, но, перед тем как сойти на берег, мисс Роберта о чем-то долго говорила с мистером Престо ном.

— Ты прав, это ничего не значит. — Голос Лейтона звучал как никогда подавленно. — Теперь уже не значит. Ровным счетом ни-че-го…

Разоблачение

В этот вечер в здании аэропорта было особенно многолюдно. Пассажиры прибывали и, наоборот, спешили на свои рейсы. Самолеты то и дело пролетали над крышей с характерным гулом. Багаж терялся и вновь обретал своих хозяев.

Среди всей этой упорядоченной неразберихи и было решено назначить очередную встречу. Всматриваясь в лица прилетевших последним рейсом из Нью-Йорка пассажиров, Зак сразу же узнал того, с кем виделся ровно неделю назад.

Сдержанно поприветствовав друг друга, мужчины отошли к телефонным кабинкам, чтобы переговорить без случайных свидетелей.

— Вы добились от Лейтона того, о чем мы договаривались? — спросил собеседник Зака.

— Не совсем.

— То есть? Выражайтесь яснее, Престон. Мужчина явно не собирался церемониться.

— Возникли некоторые сложности… — Зак замялся. Он не любил, когда его загоняют в угол. Еще больше ему не нравилось, когда с ним грубо разговаривают. Это действовало на нервы и сбивало с мысли. — Послушайте…

— Нет, это вы будете теперь слушать меня! — вспылил собеседник. — Время, равно как и деньги, предоставленные в ваше распоряжение, пока не принесли нам никаких результатов.

— Но.., уже совсем скоро… — Зак пытался потянуть время.

— Мы не можем больше ждать. — В тоне мужчины вдруг появились ледяные нотки. — Планы меняются.

— Ч-что это значит? — Неожиданные перемены в намерениях «заказчиков» заставили Зака почувствовать себя как на раскаленной сковороде.

— Вы должны устранить Лейтона. Ясно? — Мужчина вплотную приблизил свое лицо к лицу Зака. Слова вылетали из его рта с глухим свистом. — Физически!

— Я.., я не у-убийца… И в-вам это п-прекрасно известно… — От испуга Престон побледнел и начал заикаться.

— Да, вы не убийца. — Несмотря на показное спокойствие, его собеседник явно начал раздражаться. — Вы мошенник и шантажист.

И это не голословное обвинение. У нас предостаточно фактов, чтобы, обнародовав их, вывести вас на чистую воду.

— Вы не посмеете! — Грозный выкрик, рассчитанный на то, чтобы перевести стоящего перед ним человека в ранг просителя, на деле обернулся жалким воплем утопающего.

— Хотите проверить? — Мужчина плотоядно оскалился, собираясь еще что-то сказать, но заметил, что они начали привлекать внимание окружающих. Сбавив тон, он четко произнес:

— Впрочем, довольно истерик. Завтра вечером вы сделаете то, что от вас требуется.

И еще, — он задержал взгляд на лице Зака, — я желаю присутствовать при этом лично.

Оставшись один, Престон достал из кармана мятый носовой платок и дрожащей рукой промокнул выступивший на лбу пот.

— Зак! — Роберта постучала в дверь смежного номера.

Она собиралась серьезно поговорить с Престоном по поводу их дальнейшего сотрудничества. По сути, «Остролист» никогда не являлся союзом единомышленников. Все всегда Зак решал единолично, требуя от остальных полного подчинения. Рядовым членам никогда не объяснялось, с какой целью проводится та или иная акция. Он просто отдавал очередной приказ и контролировал его исполнение.

После недавних событий, когда Роберта поймала лидера организации на весьма неблаговидных поступках, она решила раз и навсегда разобраться с ситуацией в «Остролисте».

— Зак, ты меня слышишь? — повторно позвала Роберта, однако ответа опять не последовало, зато дверь, соединяющая их номера, с легким скрипом отворилась, оказавшись незапертой.

Осторожно просунув голову в проем, Роберта обнаружила, что Зака нет. На всякий случай она прошла и заглянула в ванную комнату, но и там никого не оказалось.

Странно, куда он мог отправиться в столь поздний час? — задалась вопросом Роберта, собираясь вернуться в свою комнату.

Но тут ее внимание привлекла папка, лежащая на письменном столе. Собственно, дело было не столько в папке, сколько в надписи на ней и ее содержимом. Беглого осмотра вполне хватило, чтобы понять, с чем она имеет дело.

— «Лейтон петролеум», — прочла вслух Роберта и задумчиво приподняла бровь.

Удивительно, что, занимаясь деятельностью именно этой компании, она ни разу не видела найденных сейчас документов. Почему Зак утаил их?

Решив, что всегда успеет вернуться в свой номер, молодая женщина расположилась в кресле и подвергла содержимое папки более детальному изучению.

По мере чтения Роберта с изумлением обнаруживала, что в ее руках не что иное, как детальный анализ работы компании, принадлежащей Гейлу. Тем, кто собирал материал, была проделана воистину колоссальная работа. Счета, планы, опись имущества, списки партнеров и конкурентов — учитывалось абсолютно все.

— Почему Зак скрыл от меня эти документы? — снова спросила себя Роберта, пытаясь вникнуть в их суть как можно глубже. Ответ она обнаружила, перевернув очередную страницу. — Так вот в чем дело?

Перед ней лежал список благотворительных организаций, существующих на средства «Лейтон петролеум». Более пятидесяти наименований! Среди них «Фонд помощи тяжело больным имени Кассандры Райт», «Центр реабилитации подростков — жертв родительской агрессии» и многие другие…

Роберта поразилась тому, с каким спокойствием Гейл Лейтон воспринимает нападки прессы в отношении своей компании. Стоит ему опубликовать хотя бы часть этого списка, и все враги будут вынуждены посрамленно замолчать. Однако он предпочитает держать в секрете эту сферу деятельности «Лейтон петролеум», и кое-что еще тоже…

Вне себя от негодования, Роберта вскочила и принялась возбужденно ходить по комнате, рассуждая вслух:

— Итак, что мы имеем? Тайного благодетеля, который настолько скромен, что не распространяется о своей благородной деятельности. Некое лицо, которое проводит анализ этой деятельности, и лидера организации «Остролист», тоже замалчивающего заслуги достойного человека. — Она остановилась и прищелкнула пальцами. — Налицо заговор. Остается выяснить, какова его цель и какие выгоды получает от этой аферы «Остролист» или сам Зак Престон.

Неизвестно, сколько бы времени Роберта предавалась размышлениям и какие выводы сделала, если бы не шаги, вдруг раздавшиеся за дверью со стороны коридора.

Положив папку с документами на прежнее место, Роберта поспешно юркнула в свой номер и захлопнула дверь в ту минуту, когда Зак вошел к себе.

Некоторое время она прислушивалась, пытаясь определить по звуку, не догадался ли он о пребывании в комнате постороннего. Однако, похоже, все обошлось. Роберта открыла бар и налила на дно стакана скотча, залпом выпила и только тогда почувствовала, как ее сердце успокаивается, переходя на нормальный ритм работы.

Пользуясь гостеприимством четы Пуччини, Гейл не торопился возвращаться к работе.

25
{"b":"10764","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Ложь
Призрак Канта
Хочешь выжить – стреляй первым
Клинок из черной стали
Дело не в калориях. Как не зависеть от диет, не изнурять себя фитнесом, быть в отличной форме и жить лучше
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Кукловоды. Дверь в Лето (сборник)