ЛитМир - Электронная Библиотека

Интересно, а мисс Стайн узнала его? Судя по ее поведению, нет. Забавно. Только вчера Гейл мечтал о новой встрече с ней, а ныне вот она — собственной персоной стоит перед ним, защищая негодяя Престона. Да, эта мисс — настоящая загадка.

При всем своем желании он не мог не испытывать уважения к тому, как мужественно Роберта держится в минуту опасности. Ему хотелось слегка пожурить ее, возможно, наказать каким-нибудь экзотическим способом.

Скажем, поцелуем…

Но долой романтику!. Если он, Гейл Лейтон, решил проучить парочку авантюристов, ничто не должно помешать ему сделать это.

Щелкнув затвором для острастки, он произнес:

— Вот что. Во-первых, я не намерен вести переговоры ни с кем из вашей банды вымогателей. Во-вторых, я отпущу вас и позволю вернуться вместе со мной в Майами только в случае исключительно примерного поведения в течение этой недели.

— Недели?! — ошеломленно воскликнула Роберта, на мгновение забывая о своем страхе. — Разве вы не собираетесь вызвать завтра вертолет и отправить нас с острова?

— Что?! — Гейл так оглушительно расхохотался, что чуть не выронил ружье. — Ну, мисс Стайн, у вас удивительное чувство юмора. Неужели вы думаете, что я позволю вам вернуться в Нью-Йорк и продолжать мутить воду на предприятиях «Лейтон петролеум» в мое отсутствие?

Я не настолько глуп! Наоборот, сейчас, когда два моих злейших врага находятся у меня под надзором, мой отдых пройдет просто великолепно.

— Но почему мы должны ждать целую неделю? — Роберта беспомощно посмотрела на Зака, ожидая у него поддержки, но не дождалась и вновь повернулась к Гейлу. — Разве вы не хотите вернуться раньше?

— Даже если бы и захотел, мисс Стайн, от меня мало что зависит. Здесь распоряжается ваша подружка — природа. Это она командует приливами, — с иронией ответил мужчина.

— Какое отношение к нашему возвращению имеют приливы?

Слушая снисходительную речь Лейтона, Роберта едва ли кого ненавидела больше.

— Самое непосредственное. Яхта, даже такая современная, как «Горгона», может подойти к острову лишь во время прилива. В противном случае она просто напорется днищем на подводные камни. А следующий, считая с сегодняшнего, прилив ожидается ровно через неделю, — все тем же снисходительным тоном разъяснил Гейл.

Роберта онемела от подобной новости, зато Зак заметно оживился. Ему показалось весьма удачным, что они проведут в обществе Гейла Лейтона еще целых шесть дней. За это время может представиться возможность выполнить то, что, собственно говоря, и являлось целью их приезда сюда.

— Мы благодарны вам, мистер Лейтон, за проявленное гостеприимство, пусть даже и вынужденное, — вежливо сказал он. — Хочу заверить, что мы сделаем все, дабы не стеснять вас.

— Не сомневаюсь, — донесся из темноты голос Гейла. — Для начала попрошу отойти от двери моей хижины и вернуться туда, где вы провели весь день. До отплытия я не имею никакого желания лицезреть вашу физиономию, Престон.

Его собеседник выглядел ошеломленным и даже растерянным.

— Но.., разве вы не собираетесь предложить нам ночлег?

— Рядом с собой? Шутите? Конечно нет! — безапелляционно заявил Гейл, мысленно радуясь возникшему на лице Престона откровенному испугу.

— Почему? Почему вы так жестоки по отношению к нам? — вновь вмешалась Роберта.

— Мисс Стайн, а вы бы пустили в дом ядовитых змей? — любезно поинтересовался у девушки Гейл.

От подобного сравнения она покраснела, но окружающий их мрак удачно скрыл ее смущение. Но она все равно отодвинулась подальше от света, падающего от фонаря, и сказала:

— Если вы откажете нам в ночлеге, это будет равносильно убийству. Вам прекрасно известно, что на острове обитают звери. Среди них могут оказаться и хищники.

Гейл это знал, как знал и то, что никто из представителей дикой природы не станет нападать на людей, когда кругом предостаточно другой пищи. Кроме того, он не намеревался нянчиться с теми, кто доставлял ему столько хлопот в цивилизованном мире. Будь Престон один, Гейл, не задумываясь, прогнал бы его в джунгли. Но с ним находилась Роберта, а в отношении нее у владельца острова не существовало столь явного предубеждения.

— Ладно. Сегодняшнюю ночь можете провести под навесом. Ящик, в котором вы прибыли, в вашем распоряжении. На большее не надейтесь.

— Спасибо. — Роберта буквально выдавила из себя это слово, процедив сквозь зубы.

— О! Не стоит благодарности. — Гейл сделал вид, будто не заметил ее раздражения, и добродушно пояснил:

— Я все равно собирался его выбросить. Знаете, этот ужасный запах…

— Я ненавижу Гейла Лейтона, я ненавижу Гейла Лейтона, я ненавижу… — словно заведенная бормотала Роберта все время, пока они с Заком устраивались на ночлег.

После того как Гейл отпустил их и заперся в хижине, им не оставалось ничего иного, как последовать его совету.

За то время, что ящик простоял под навесом открытым, он успел сравнительно неплохо проветриться. Перевернув его на бок и превратив в некое подобие укрытия, молодые люди забрались внутрь и забаррикадировали вход двумя контейнерами поменьше. Убедившись, что они находятся в полной безопасности и проснуться в объятиях какого-нибудь плотоядного существа им не грозит, Зак довольно быстро заснул.

Лежа рядом с ним и слушая его ровное дыхание, Роберта смотрела на кусочек звездного неба, видимый в небольшую щель, оставленную специально для вентиляции, и размышляла… Она думала об извечной несправедливости жизни, когда типам вроде Гейла Лейтона позволяется безнаказанно оскорблять и унижать таких честных и неподкупных людей, как Зак Престон.

Вспомнив слова, которыми нефтемагнат назвал членов «Остролиста», девушка затряслась от негодования.

— «Шайка», «банда»! Да как он смеет?! — возмущенно прошептала Роберта.

Ей так и не удалось увидеть его лица. Он вошел в хижину уже после того, как убедился, что они удалились на достаточное расстояние.

Девушка мысленно нарисовала самую безобразную голову, на какую только была способна ее фантазия, и «прилепила» плод своих усилий к прекрасному телу, увиденному ею у водопада.

— Гейл Лейтон не имеет права быть совершенным, — объяснила она себе свой поступок. Однако в глубине души подозревала, что на самом деле все обстоит как раз наоборот.

Роберта не желала признавать, но кое-что в Лейтоне вызывало у нее восхищение. Во-первых, холодное спокойствие, которое он сохранял в разговоре с ними. Естественно, легко чувствовать себя уверенным, когда у тебя в руках ружье. Но все же…

Во-вторых, тембр его голоса, который был немного ниже, чем у Зака. Когда Лейтон говорил, казалось, что звуки, слетающие с его губ, проникают в самую душу. Его речь обволакивала, словно шелковый кокон, будоражила воображение…

В-третьих… Ну да, то самое божественное тело, при виде которого у любой девушки с нормальным физиологическим развитием просто ноги подкашиваются. И Роберта не составляла исключения.

Воспоминание о сверкающих на коже Гейла каплях воды заставило ее испытать возбуждение. И она, чтобы заглушить его, еще несколько раз повторила:

— Я ненавижу Гейла Лейтона…

Как ни старался, уснуть в эту ночь Гейл не смог. Он закрывал глаза, представлял стадо овечек и пытался их сосчитать, но постоянно возникающий в мыслях образ Роберты сводил все его усилия на нет.

Эта девчонка, словно заноза в пальце, прочно засела в голове и не желала оставлять его в покое. Гейл долго вертелся под тонкой простыней, стремясь избавиться от наваждения, и мечтал о «нормальном здоровом сне на лоне природы». Тщетно.

— Боже! Ну и ночка! — в какой-то момент воскликнул Гейл и, свесив мускулистые ноги, сел в гамаке.

То ли действительно было довольно душно, то ли виновницей выступивших на его висках капель пота являлась светловолосая мисс Стайн, но он ощутил сильное желание освежиться.

В шортах, которые Гейл натянул прямо на голое тело, он вышел из хижины и пошел в сторону пляжа. Луна серебряной монетой сверкала на темном бархате неба в окружении крупных звезд-жемчужин. Тихо шелестели волны, лаская прибрежный песок, зарывая в него перламутровые раковины и прочие сокровища, принесенные из таинственных глубин.

6
{"b":"10764","o":1}