ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Говори! — взмолилась Пола. — Разве ты не видишь, как я страдаю?

— Помнишь, я просил узнать тебя о некоем мистере Паркере? — Она утвердительно кивнула, и Ричи продолжил:

— Под этим именем здесь находится Эйнджел.

Пола некоторое время сидела неподвижно, осмысливая то, что он ей сообщил. Затем вскочила и заметалась по комнате, заламывая руки.

— Я должна увидеться с ним!..

— Как? — перебил ее Ричи. — Ты сама говорила, что к нему никого не пускают. Даже если ты назовешься его женой, где гарантия, что он захочет видеть тебя?

— Что же делать? — Пола растерянно посмотрела на друга.

— Ждать, — ответил Ричи, заключая ее в объятия.

Мелисса перебралась через стену ставшим уже привычным ей способом и ловко спрыгнула на землю. Ричи, вызвавший ее в столь поздний час, задерживался. В ожидании его девушка сгребла сухую листву в кучу и уютно устроилась на ней.

Несмотря на позднюю осень, вечер радовал сравнительно теплой погодой. Лишь порывы прохладного ветерка напоминали о скором наступлении зимних холодов.

Мелисса обратила мечтательный взор на небо, которое кое-где уже украсилось первыми звездами. Их сияние заставило ее вспомнить о глазах Ричи. Как сверкают они, когда он шепчет слова любви! Мелисса до сих пор не могла поверить в то, что Ричи — не плод ее воображения, что он реален и всецело принадлежит ей. Девушка счастливо рассмеялась.

И в это время появился ее возлюбленный.

Ричи опустился рядом с Мелиссой и, обжигая горячим дыханием, страстно поцеловал.

— Я боялся, что ты можешь не дождаться меня и уйти.

— Глупый, если потребуется, я готова ждать вечность, — прошептала она, гладя его покрытое легкой щетиной лицо.

— Надеюсь, столько не потребуется. Я говорил с Полой и убедился в том, что она по-прежнему любит Эйнджела.

— Тогда нам остается придумать, как заставить его встретиться с ней. — Мелисса задумчиво сморщила носик, и Ричи, не удержавшись, поцеловал ее, затем, сунув руку в карман пальто, выудил из него небольшой конверт со словами:

— Удача на нашей стороне. Смотри, что я обнаружил под своей дверью два часа назад.

Мелисса торопливо развернула письмо и, включив фонарик, прочла:

Уважаемый мистер Ларк, Вы, возможно, будете немало удивлены содержанием этого послания, но я прошу Вас отнестись к нему со всей серьезностью. Речь пойдет об особе, известной Вам как мисс Пола Дайвелл.

Случайно обнаружив ее присутствие в «Кленовом приюте», я навел о ней справки и узнал, что она работает сиделкой в одном из отделений. Также до меня дошло, что Вы питаете к ней некий интерес. Желая предостеречь Вас от возможной ошибки, которую некогда совершил сам, я прошу о встрече.

С уважением, Э. Т.

Р. S. Завтра в полдень я буду ждать Вас в конце южной аллеи парка.

— Но это же просто замечательно! — Мелисса не смогла сдержать радости. — Когда завтра ты отправишься на свидание с Эйнджелом, Пола должна сопровождать тебя.

6

Эйнджел поймал себя на том, что нервничает. Прибыв на место встречи раньше назначенного в письме срока, он часто бросал взгляд на часы. Его волновало, придет ли тот, кто невольно стал его соперником. А если придет, то с каким настроением… Не решит ли, что им, Эйнджелом, руководит злость ущербного калеки?

Однако, все больше думая об этом, мужчина вынужден был признать, что цель предстоящего разговора заключается не в том, чтобы уберечь незнакомца от неверного шага, а в том, чтобы оградить Полу от его посягательств.

Даже сидя в инвалидном кресле, Эйнджел вел себя как человек, который до последнего борется за то, что считает своим.

Невысокий мужчина показался в конце аллеи. И Эйнджел внутренне напрягся, поджидая, пока незнакомец подойдет ближе.

Ричи сразу узнал певца, которого не раз видел на экране. Тепло улыбнувшись, он пожал протянутую ему руку и, назвав свое имя, произнес:

— Странное знакомство, не правда ли? Вы хотели видеть меня, и я пришел.

Вместо ответа Эйнджел склонился над блокнотом и, пробежав ручкой по листу бумаги, показал его собеседнику. На нем значилось:

— Я не могу говорить. Врачи уверяют, что это последствия шока, поэтому заранее прошу простить меня за некоторое неудобство.

— Пустяки. — Ричи поразился тому мужеству, с которым певец сообщал о потере голоса.

Эйнджел все больше и больше начинал нравиться ему. Отыскав взглядом скамейку, стоящую неподалеку, он сел так, чтобы его лицо оказалось на одном уровне с лицом мужчины.

Эйнджел оценил такой поступок как высшее проявление деликатности: незнакомец счел неудобным возвышаться над ним и тем самым подчеркивать его ущербность.

— Наверное, следует сразу сообщить о том, что Пола — моя жена. По крайней мере, была ею до тех пор, пока не оставила меня. Если вы думаете, что любимы, то жестоко ошибаетесь.

Прочтите письмо, которое я получил после ее ухода, и вам многое станет ясно.

Эйнджел извлек из кармана сложенный вчетверо лист и протянул Ричи. Тот развернул его, пробежал глазами и недоверчиво посмотрел на собеседника.

— Мне сложно поверить в то, о чем здесь говорится. Я знаю, как Пола любит вас. Я видел ее слезы, когда она узнала о том, что произошло с вами.

— Возможно, она просто хорошая актриса, уверенная в своих силах.

— Но не настолько, чтобы прийти сюда! — горячо возразил Ричи.

— Пола здесь? — Эйнджел взволнованно оглянулся и увидел спешащую к нему жену.

Добежав до Эйнджела, она упала на колени и, охватив руками его лицо, принялась покрывать поцелуями, исступленно шепча:

— Любимый, родной, как тяжела была для меня разлука с тобой! Каждый час тянулся как год, день — как столетие. Мое сердце истосковалось за эти века без тебя. Каждую ночь я просыпалась с твоим именем на губах и, не находя рядом, заливалась слезами. Делай что хочешь: брани, гони… Я никуда не уйду, потому что смысл моей жизни заключается в тебе!

Эйнджел отнял ее руки от своего лица и заглянул ей в глаза. Нет, он не заметил в них фальши. Любовь, святая, чистая любовь читалась во взоре Полы. Смутное сомнение закралось в его душу. Может, прав Ричи, утверждая, что не стала бы она писать те холодные, эгоистичные строки, которые разбили его сердце?

Словно прочитав мысли Эйнджела, Ричи, до этого молча стоявший в стороне, протянул Поле письмо и спросил:

— Ответь, неужели ты могла написать подобное?

Она бросила взгляд на затертый на сгибах лист бумаги и возмущенно воскликнула:

— Кто-то решил жестоко подшутить над тобой, Эйнджел! Этот текст составлен из отрывков, искажающих общий смысл моего письма.

— Тогда почему ты оставила меня, не дав какого-либо объяснения своему поступку? — Эйнджел волновался, и от этого строчки выходили из-под его руки кривыми и неровными.

— Мне довелось стать невольной свидетельницей твоего разговора с Филом. Из него я поняла, что была лишь средством для достижения определенной цели. Ты женился на мне и заключил контракт с «Пи Джи рекорде»…

Дальше я просто не могла слушать…

— Если бы ты дослушала разговор до конца, то узнала бы, как я люблю тебя…

Пола, следившая за появлением на бумаге каждой буквы, не дала Эйнджелу дописать.

Она крепко обняла его, и их губы слились в поцелуе…

— Сцена их примирения могла бы стать лучшим из моих репортажей, — с сожалением произнесла Мелисса, глядя вслед удаляющимся влюбленным.

— Есть вещи, которые принадлежат лишь им двоим, — назидательно произнес Ричи.

Когда он понял, что мир и согласие в семействе Тейт восстановлено, то сразу же поспешил туда, где его ждала любимая.

Мелисса настояла на том, чтобы увидеть своими глазами развязку этой запутанной истории, и Ричи не смог отказать ей. Однако взял с нее слово, что ничто из услышанного и увиденного ею не станет достоянием гласности.

17
{"b":"10766","o":1}