ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на ранний час, пожилой джентльмен был гладко выбрит и полностью одет. Создавалось впечатление, что он так и не ложился спать.

– Доброе утро. Я могу быть вам полезен? – вежливо осведомился он.

Застигнутая врасплох Августа хотела было придумать объяснение тому, что она, незамужняя женщина, делает у дверей спальни молодого мужчины, но, заметив смешинки в глазах смотрителя, поняла, что в этом нет необходимости. Любые ее слова еще больше усугубили бы неловкость ситуации.

Поэтому ей в голову не пришло ничего лучше, как спросить:

– Вы всегда встаете так рано, мистер Томпсон?

– Каждый день в одно и то же время, когда солнце появляется над «Гнездом голубки», – не скрывая гордости, ответил пожилой джентльмен. – Такова традиция, начало которой положил мой прапрадед, первый смотритель «Пиджин нест».

– «Гнездо голубки»? – Услышав знакомое сочетание слов, Августа насторожилась. – Вы имеете в виду замок?

– Нет. – Томпсон удивленно взглянул на нее. – Разве вы не знаете, что «Пиджин нест» получил свое название от одной из башен? Она возникла в то время, когда самого замка еще в помине не было, а на его месте стояло пограничное укрепление. Согласно преданию, в тот день, когда первый граф Стоунбери получил эту землю из рук своего короля, на вершине одинокой башни голубка свила гнездо. Ваш предок счел это добрым предзнаменованием и дал новому владению имя «Пиджин нест».

– Господи, – пробормотала Августа, – как же мне раньше не пришло в голову, что это название возникло до постройки замка? Мне же известна масса аналогичных примеров.

– Если вас так заинтересовала башня «Гнездо голубки», то я мог бы проводить вас к ней, – предложил мистер Томпсон. – С нее открывается великолепный вид на окрестности. Кроме того, небольшая прогулка перед завтраком пойдет вам только на пользу.

– Конечно, пойдемте, – торопливо произнесла Августа, мысленно уже взбираясь по каменным ступеням к заветной цели. Ей не терпелось убедиться в том, что совпадение названий замка и башни не случайность.

Однако мистер Томпсон вместо того, чтобы выполнить обещание, как-то смущенно посмотрел на Августу и, переведя взгляд на кончики своих туфель, заметил:

– В утреннее время там может быть прохладно, и я посоветовал бы вам одеться потеплее.

Только сейчас Августа вспомнила, что стоит перед ним в халате и тапочках.

– Я спущусь в холл, когда буду готова к прогулке, – сообщила она мистеру Томпсону.

Тот с видимым облегчением вздохнул и направился к лестнице.

Не прошло и десяти минут, как Августа появилась перед ним в неизменных джинсах и пуловере – сочетание, ставшее привычным для нее за время частых археологических экспедиций. Пожилой джентльмен ожидал ее у нижней ступеньки лестницы и сразу же повел через вымощенный плитами внутренний двор к одной из угловых башен.

На первый взгляд она ничем не отличалась от своих соседок. Но, присмотревшись повнимательнее, можно было заметить, что покрывающий ее плющ гуще, а камень, из которого сложено основание, несколько темнее, чем в прочих замковых постройках.

Мистер Томпсон толкнул дубовую, обитую железом дверь. Затем в его руке появился фонарик.

– Это оборонительная башня, естественно, уже давно не используется по назначению, поэтому здесь не стали проводить электричество, когда усовершенствовали коммуникации замка, – пояснил он, шагая по каменным ступеням круто уходящей вверх винтовой лестницы.

Если бы не тонкий луч света от фонаря, Августа не смогла бы различить в моментально окутавшей ее темноте даже собственных рук. Настоящее средневековое сооружение подавляло своей мрачностью, и молодая женщина не сомневалась, что, поинтересуйся она у своего спутника, он поведал бы ей немало зловещих историй, связанных с этим местом.

Постепенно проход впереди начал светлеть и приобретать более ясные очертания. Через несколько шагов Августа оказалась на круглой площадке, окруженной каменными зубцами, некогда предназначавшимися для укрытия лучников от вражеских стрел.

Солнце уже поднялось и освещало окрестности замка. Августа, подойдя к самому краю площадки, осмотрелась. Вид, открывающийся сверху, действительно был прекрасен. Темно-зеленая полоска леса, искрящаяся вода во рву и руины старинного аббатства, даже издали потрясающие своим величием...

– Какое удивительное зрелище, – на выдохе произнесла Августа. – У меня такое чувство, будто я оказалась в сказке.

– Почти то же самое сказала леди Виктория, когда была здесь, – с улыбкой произнес мистер Томпсон. – Думаю, вам хочется побыть в одиночестве, наедине со всем этим. – Он обвел рукой открывшуюся панораму и, вернувшись к лестнице, добавил: – Если понадобится моя помощь, вы найдете меня в главной зале.

Когда его шаги смолкли, Августа еще некоторое время полюбовалась красотами «Пиджин нест», а затем приступила к осмотру самой башни, одновременно вспоминая строки стихотворения:

Он кладь несет в свое гнездо,
Чтоб спрятать понадежней.
О нем не должен знать никто,
Быть надо осторожней.

– Ну вот, я стою в самом центре «гнезда», и что дальше? – спросила она себя.

Лишь посвященным путь открыт.
Ступая по странице,
Открой глаза, смотри вперед,
Испей со дна водицы.

– Абракадабра какая-то!

Не обнаружив ничего, соответствующего данному тексту, Августа задумчиво пристроилась между двух зубцов и принялась рассуждать:

– «Смотри вперед»... Может, это означает то, что находится дальше, за границей площадки? Тогда под «водицей», наверное, следует понимать воду во рву, тем более что он находится как раз под стеной башни...

Она перегнулась и посмотрела вниз, нерешительно произнеся:

– Надеюсь, это не означает, что я должна прыгнуть в ров с широко раскрытыми глазами?

Августа вновь прочла стихотворение от начала до конца, но ни на шаг не приблизилась к разгадке тайны. Мысли о неизбежном браке с кузеном Джереми одолели ее с новой силой.

Представив радость тетки Каролины, празднующей свою победу, раздавленного свалившимися на него бедами отца, и Сэма, с которым она вынуждена будет расстаться навсегда, Августа сжала кулаки от собственного бессилия, и слезы потоком полились из ее глаз.

– Господи, – в отчаянии шептала она, – ну подскажи, что мне делать?

Неожиданно чьи-то заботливые руки обняли ее, а затем отерли с лица слезы. Это был Сэм, которому мистер Томпсон подсказал, где найти мисс Стоунбери.

– Любимая, – произнес он, одаряя ее взглядом наполненным нежностью. – Расскажи, что за тайну ты так тщательно скрываешь от меня? Я вижу, как какая-то боль вот уже несколько дней терзает твое сердце, и страдаю оттого, что не в силах избавить тебя от нее. Поделись своими бедами, я уверен, что вдвоем мы сумеем их одолеть.

Августа, постепенно успокоившаяся в его объятиях, задумалась о том, что мужчина, способный говорить ей такие прекрасные слова, имеет право знать правду.

Она в последний раз всхлипнула и, заглянув в глаза Сэма, принялась рассказывать о том, как в результате неудачных капиталовложений отца ее семья оказалась на грани разорения. Поведала о появлении в Гринбуш-холле леди Фокскрофт и планах, которые она вынашивает в отношении свадьбы своего сына. Изложила семейную легенду о сокровищах, способных все изменить в лучшую сторону.

Когда Августа упомянула о Джереми Фокскрофте, Сэм спросил:

– Почему ты считаешь его плохим человеком? Если я правильно понял тебя, то после короткого общения в детстве вы больше не встречались. Вдруг он нормальный парень, с которым можно договориться?

При этих его словах Августа не смогла сдержать горькой усмешки.

– Мне вполне хватило общения с теткой Каролиной. Как говорится, яблоко от яблони недалеко падает...

14
{"b":"10767","o":1}