ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, выпрямившись во весь рост, Джереми одарил молодую женщину сочувственным взглядом и, повернувшись к ней спиной, направился к берегу. Вскоре окружающая заводь темнота поглотила его.

Добившись желаемого, Августа поймала себя на том, что не испытывает от этого ни малейшего удовольствия. Наоборот, горькая досада на саму себя закралась в душу, принимаясь червячком подтачивать былую уверенность в собственной правоте.

– Что же я опять наделала? – прбшептала Августа, в отчаянии ударяя ладонями по воде, – Мне ведь хотелось совсем другого.

Она не могла понять, почему в присутствии Джереми ее словно подменяет кто-то другой, говорящий вовсе не то, что хочется сказать ей, поступающий иначе, чем того требовало сердце.

Смахнув набежавшие на глаза слезы, Августа печально вздохнула и побрела к берегу. Теперь, после того как она прогнала Джереми, заводь потеряла для нее все очарование...

9

На рассвете следующего дня, стремясь выиграть время до наступления полуденной жары, Джузеппе Паризи лично позаботился о том, чтобы все участники его исследовательской группы проснулись.

Собрав их на поляне, в центре которой еще дымились остатки ночного костра, он сообщил, что поиски храма будут вестись сразу в нескольких направлениях. С этой целью им предстояло разделиться на поисковые команды по три человека каждая, которые будут следовать маршрутом, указанным на карте. Если поиски одной из групп увенчаются успехом, они сообщат об этом по рации остальным и вся экспедиция соберется вместе.

Одобрив столь мудрое решение, участники экспедиции произвели жеребьевку, в результате которой, по странному совпадению, партнерами Августы оказались Роберто и Джереми. К ее неудовольствию, они восприняли новость о своем сотрудничестве совершенно спокойно и даже обменялись какими-то замечаниями относительно предстоящих поисков.

Поразмыслив, как ей себя вести в подобной ситуации, Августа пришла к выводу, что единственно верным с ее стороны станет соблюдение нейтралитета в отношениях с обоими мужчинами.

Примерно через пятнадцать минут, понадобившихся для необходимых приготовлений и экипировки, все члены экспедиции разошлись в разные стороны, прорубая в джунглях узкие коридоры, точно гусеницы в сочной мякоти яблока.

Августа следовала за Джереми, который предварительно договорился с Роберто сменять друг друга по мере усталости. Итальянец двигался замыкающим, готовый в случае необходимости оказать ей помощь.

Отмахиваясь от надоедливой мошкары, отчего-то избравшей объектом своего внимания именно ее, Августа думала о том, что любая из участвующих в экспедиции женщин наверняка получала бы удовольствие от соседства с такими спутниками.

Действительно, что может быть приятней зрелища мускулистой спины Джереми, сверкающей от пота, на пробивающемся сквозь листву солнце? Его точные движения, которыми он расчищал путь, ритмично взмахивая ножом наподобие мачете, завораживали взгляд какой-то первобытной грацией, пробуждая самые необузданные фантазии в голове Августы.

Двигаясь за Джереми, она опасалась, что он внезапно обернется и заметит ее состояние. Тогда ей не будет спасения от его горящего страстью взгляда до самого окончания экспедиции.

Пытаясь спасти остатки ускользающей воли, Августа постаралась переключить мысли на что-либо иное, менее сексуальное. Например, на цель их поисков.

Ей было известно, что большинство ученых-археологов существование индийского двойника тибетского храма Будды подвергают сомнению. Они считают, что это не более чем красивая легенда, основанная на предании о том, что после своей смерти далай-лама, являющийся перерождением бодхисаттвы милосердия Авалокитешвары, однажды возродился не в одном мальчике, как было до этого, а в братьях-близнецах, вызвав новое течение в ламаизме.

Однако профессор Паризи к их числу не относился. Он свято верил в то, что часть монахов, покинув Тибет, действительно построили новый храм в Индии, взяв за образец тот, который остался в их монастыре. Он утверждал, что сам видел в одном из тибетских дацанов – ламаистких школ, где обучаются послушники, – завернутый в темный шелк свиток, в котором упоминались оба брата. В более поздних списках говорилось уже лишь об одном ребенке, ставшим новым далай-ламой, судьба второго оказалась покрыта завесой тайны...

Утомившись от долгой ходьбы, Августа запросила отдыха, и Роберто, уже давно сменивший Джереми во главе их маленького отряда, остановился.

Молодая женщина устало опустилась на землю, ее примеру последовали мужчины. Среди окружающих их звуков природы, столь гармоничных, что они не причиняли человеческому уху никакого раздражения, ясно послышалось журчание воды. И Роберто, воспользовавшись передышкой, отправился на этот звук, чтобы наполнить их наполовину опустевшие фляги.

Не прошло и нескольких минут, как со стороны зарослей, скрывших его от спутников, раздался сдавленный вскрик.

Джереми, на несколько шагов опережая Августу, бросился туда. Они обнаружили Роберто сидящим на земле среди разбросанных фляг. Бледный как мел, он склонился над своей ногой.

– Что произошло? – испуганно спросила Августа, опускаясь перед ним на колени.

– Змея... – ответил он. – Я не заметил, как наступил ей на хвост, а она укусила меня и скрылась в зарослях... Думаю, мои дела плохи.

– Погоди, – успокоил его Джереми, доставая из заднего кармана джинсов складной нож и рассматривая место укуса. – Подержи его ногу так крепко, как сможешь, – приказал он Августе, одновременно выдергивая из пояса ремень, чтобы Роберто сжал толстую кожу зубами.

Совершив необходимые приготовления за несколько секунд, Джереми уверенно сделал глубокий надрез на ноге итальянца и принялся отсасывать кровь из раны, периодически сплевывая ее в сторону. Когда прошло достаточное, по его мнению, время, чтобы попавший в кровь яд вышел наружу, он прекратил процедуру и попросил Августу принести воды в одной из фляг.

После того как она вернулась, Джереми тщательно промыл рану, а затем принес походную аптечку из своей сумки. Сделанный им укол вакцины против змеиного яда позволил не волноваться за дальнейшую судьбу спутника.

– Спасибо, дружище, – поблагодарил его Роберто и добавил: – Теперь я обязан тебе жизнью.

– Пустяки, – отмахнулся Джереми, накладывая повязку на ногу пострадавшего. – Надеюсь, ты сможешь идти до той поры, пока к нам не присоединятся остальные.

Августа сбегала к водоему еще раз и доверху наполнила фляги, после чего все трое вернулись к месту остановки. Связавшись по рации с профессором и сообщив о происшедшем с Роберто несчастье, они, следуя его указаниям, отклонились от первоначального маршрута, чтобы соединиться с ближайшей к ним группой.

На этот раз отряд возглавила Августа. Периодически сверяясь с картой и компасом, она яростно размахивала мачете, борясь с преграждающими путь лианами. Джереми вел Роберто, следя за тем, чтобы тот как можно реже. наступал на больную ногу.

Внезапно небо над их головами заволокло свинцовыми тучами, раскатисто прогремел гром и первые крупные капли, скатившись по листве, шлепнулись на землю.

– А профессор уверял, что сезон дождей начнется лишь через неделю, – с усмешкой произнес Роберто, обращаясь к спутникам. – Похоже, он поторопился и не согласовал свои планы с тем, кто на небесах.

– Возможно, это небольшой дождь и он скоро пройдет, – предположила Августа, вызвав улыбки у двух мужчин.

Они снисходительно переглянулись, как бы говоря друг другу: ну что с нее взять, одним словом, женщина. Затем Джереми счел нужным пояснить:

– В этой местности не бывает кратковременных осадков, по крайней мере в данный период. Боюсь, мы попали в джунгли в не лучшее для прогулки время.

Словно спеша подтвердить правдивость его слов, хлынул ливень, мгновенно пропитывая влагой землю, листву и путников.

– Надо отыскать какое-нибудь укрытие! – прокричал, перекрывая шум льющейся с небес воды, Джереми.

27
{"b":"10767","o":1}