ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А, колдун, – прошептал длинный, – поучаствовать в представлении захотелось, а, колдун?

Вероника и Хэнк ослабили хватку. На свинцовых ногах Джейми подошел к ним и громко приказал:

– Отпустите ее!

– Заставь! – бросил вызов Хэнк. Вероника осталась с Харвест, а ребята стали полукрутом между Джейми и девушкой, которую ему предстояло спасать. В желудке у Джейми образовался лед, и где-то сзади – глаз.

– Отпустите ее, – повторил он. Хэнк сделал шаг к Джейми. – Ты колдун али ведьма? – осклабился рыжий. Он вытащил из кармана зажигалку и щелчком извлек из нее щелчком язычек пламени. – Тебе ведь известно, как мы поступаем с ведьмами? – Рука, несущая огонь, протянулась к лицу Джейми.

– Я – ведьма, – объявил Джейми, совершенно не зная, что сделает в следующий момент. К собственному удивлению, он вытянул обе руки вперед. Правая сомкнулась на руке Хэнка, сжав ее с силой, какой Джейми, он это знал, не обладал. Левая выставила согнутый мизинец и воткнула его в пламя. Младший Халифакс сказал без дрожи в голосе:

– Ведьмы больше не боятся огня, Хэнк.

Ноготь начал плавиться, а кожа и мясо – трескаться, чернеть. Жидкость выступила из трещин и зашипела на огне. Боль же была высосана: по ладони и дальше, по руке. Джейми чувствовал боль, но она текла отдельно, будто по каналу. Жидкость закипела и теперь брызгалась в языке пламени.

– Ты думаешь, что можешь причинить вред ведь ме? – спросил юноша чистым, спокойным голосом. Он отпустил руку Хэнка, на широкой тыльной стороне остались лиловые полосы.

Вероника отступила от Харвест и согнулась.

Блевотина вылезла из ее приоткрывшихся губ. Хэнк и Лягушонок пятились. В воздухе висела сладковатая вонь. Губы длинного прикрыли кривые зубы. Он повертел на пальце перстень и насупился. Потом резко кивнул Джейми, повернулся на каблуках и зашагал прочь.

Оставшиеся двое ребят последовали за ним, подхватив Веронику, у которой все не кончались судорожные спазмы.

Когда они скрылись из виду, Джейми рухнул на асфальт, кусая верхнюю губу, чтобы не дать крику вырваться наружу. Даже после того, как Харвест, найдя фонтанчик с водой, намочила носовой платок и перевязала саднящий палец, Джейми едва хватило координации для того, чтобы просто идти.

Она помогла ему сесть в пикап:

– Давай-ка лучше прямо домой.

– Нет! Надо сделать дело, – настаивал он.

Когда они подъехали к Приюту зверей, Харвест оставила Джейми в машине. Он сидел за рулем.

Харвест не умела править, и укачивал свою руку.

Два котенка мяукали и царапались в картонной коробке.

– Я взяла двух, – объяснила Харвест, – из-за сегодняшнего. Я имею в виду.

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – проскрежетал зубами Джейми, – но этим, думаю, не обойдется.

Они доехали до железнодорожного переезда. Джейми напрягся: как медленно ни едешь, все время какая-то мелкая тряска. Пикап подпрыгнул на первом рельсе, и острый укол боли вызвал у Джейми слезы. Харвест сжала его колено, пытаясь помочь своей любовью и своей силой.

Второй рельс. Джейми сжался. Пикап помедлил, кашлянул, остановился. Джейми повернул ключ. Щелк. Повернул опять. Щелк.

Харвест торопила, теребя его бедро. У нее во рту все пересохло, язык, как ремень. Джейми посмотрел через боковое окно. Изгибаясь, бегут вдаль рельсы. Над заслоном кустов со стороны горизонта надвигается что-то черное.

– Поезд, – глухо сказала Харвест.

Раздался приглушенный двойной щелчок, на светофоре сзади них и впереди зажегся красный. Джейми снова повернул ключ. Ничего!

– Вылезай! – скомандовал Джейми. – Я попробую еще раз – и за тобой.

Харвест потянула за ручку двери. Ручка подалась, но дверь не открылась.

– Дай сигнал! – закричала она. Ничего не получи лось. Джейми начал колотить в дверь. По руке вниз пошли волны боли. Черный локомотив, беспощадно на правленный в их хрупкую машину, появился из-за по ворота.

Харвест ощкггила стекло. Слегка приоткрывшись, оно застряло. Девушка просунула руки в щель и отчаянно замахала. Джейми снова попробовал зажигание. Мотор кашлянул. Провернулся. Завелся! Они рванули вперед. Теплый воздух дернул зад машины. Раскалывающий голову свисток выражал неудовольствие их медлительностью.

Джейми вырулил на обочину. Дверь мягко открылась. Согнувшись пополам, он отошел в сторону, и струйка горькой желчи вылилась из его рта в придорожную пыль. Когда он выпрямился, Харвест промокнула его губы лохмотьями своего свитера.

– За что? – спросила она, ее глаза были полны слез.

– Напоминание, – ответил он, – за нами должок.

Когда они добрались до дома, Харвест схватила картонную коробку, чтобы отнести ее наверх, а уж потом искать что-то для пальца Джейми.

Отец остановил ее внизу.

– Выпусти их из коробки, – сказал он, криво улыбаясь. – Оно ушло из своей комнаты. Я полагаю, Оно стало взрослым.

Глава 9

Темно-красная кошка клалась по крыше. Оно обычно было сиамской, но в данный момент больше напоминало персидскую кошку. Подойдя к краю, Оно свесило переднюю половину, нащупало стену и тихо спустилось, животом к стене, будто выслеживало кого-то.

Векки посмотрела на Него, потом в зеркало напротив и тут же отвела взгляд.

– Учится, похоже, – сказала она Бобу.

Он раскурил трубку. Спичка дрожала.

– Не знаю, надо ли нам идти в церковь Святого Иосифа, – задал Брайер риторический вопрос. – Заупокойная по Эфраиму сегодня. Только мы с тобой, разумеется, – добавил он поспешно, – после того как Харвест с Джейми из школы придут.

– Думаю, это нормально, – задумалась Векки, – все-таки четверо здесь останутся.

– Стоило, думаешь, Джейми сегодня в школу ходить? – сомневался Боб. – Рука у него еще здорово болит.

– Он держится молодцом, – сказала Векки гордо. – Так или иначе, Харвест же не водит, а им надо еще заехать в Звериный приют, не правда ли?

– Конечно, конечно, – тут же согласился Боб, – в следующий раз пусть Рон с Баунти пойдут. Джейми и Харвест нельзя так часто, это будет подозрительно выглядеть.

– И потом, есть же зоомагазины, – предложила Векки.

– И бродячие животные, – добавил Боб.

– Первая сама пришла, – напомнила ему Векки. – Котенок, черный с белым. Может?.. – Невысказанная мысль повисла в воздухе.

– Нет, нет, я не думаю. Помнишь, что Джейми нам сказал. Он обещал.

– С тех пор было два котенка. Не кажется тебе, что?..

– Нет. Это не в счет, не думаю. Ему хочется чего-то этакого. Особенного.

– Вроде чего? – В голосе появилась дрожь.

Боб положил свою руку поверх ее.

– Не наше дело! – Его голос стал резким. – Их дело. Джейми и…

– Оно может сделать так, что это станет нашим делом. – Женщина посмотрела на малиновую кошку.

– Как насчет этой «недвижимой» женщины? – Боб переменил тему. – Этой жуткой бабы? Эйлин, Эйлин Гуч. Она опять надоедала своими звонками?

– Вчера два раза, сегодня один. Может, продать ей что-нибудь, ну, кусочек? Несколько акров?

– Ты хочешь, чтобы рядом жили люди? Рядом с?.. – Нет! Нет, конечно. Я понимаю, что ты имеешь в виду.

Векки смотрела, как Оно прихорашивалось и мурлыкало. Женщина пыталась прогнать мысль о том, что рядышком будет чей-то дом. Семьи. Маленькие дети. Дети в пределах досягаемости Его непристойного зова. Ее передернуло, ногти вонзились в ладонь.

– Вот что, выпью-ка я чуть-чуть, – сказала она. – А ты?

– Еще одиннадцати. Да, спасибо. Присоединюсь, по жалуй.

Ужин получился ранний, так что Боб с Векки смогли пойти на службу по Эфраиму. Харвест проводила их глазами от двери, потом подошла к машине.

– Вы будете читать какую-то особую молитву? – спросила она в сомнении.

– Ты думаешь, это что-то даст? – парировал отец. – Похоже, что нет. – Она устало пожала плечами.

Время еле волочилось, подбиралось к десяти, а взрослых все не было. Еще несколько дней назад они бы схватились за представившуюся возможность побыть с глазу на глаз. Романы казались теперь воспоминанием: так, мечты. Бывает, взрослые вспоминают времена, когда взрослость была обещанием бессчетных мороженых с ликером.

21
{"b":"10770","o":1}