ЛитМир - Электронная Библиотека

Сидя в расползающейся красной луже, Рената начала кричать.

Глава 18

– Готов спорить на что угодно, что Браунли не сообщил ни слова полиции, – сказал Дункан, входя с Джанис в полицейское управление.

Но он ошибался.

Начальник полиции Гилдер смотрел Джанис прямо в глаза. Он загасил, не глядя, окурок сигареты в переполненной пепельнице, мусор из которой рассыпался по всему столу, и двумя пальцами достал из нагрудного кармана следующую сигарету «Лаки страйк».

– Сумасшедший с гарротой? – спросил он, зажигая спичку. – Нет, просто полоса несчастий для «Пластикорпа», черная полоса. Ну, этот старик, как его? Кармаджен! Тромб в головном сосуде. Мы получили подробное заключение от вашего штатного доктора, этой шведской сучки. Потерялся ребенок Браунли? Подумаешь! Он же футболист, не так ли? Скрывается с какой-нибудь тертой девкой из команды болельщиц.

Табачный дым окутал голову начальника полиции. У него были седые волосы, слегка пожелтевшие на проборе от никотина.

– Вы говорите про Трантона? – продолжал ой. – Несчастный случай. Сам дурак, сунул пальцы в какую-то машину, иногда случается. У Фиша ничего серьезного. Порезал голову, говорите? Раны головы всегда страшно выглядят, много крови. Пожалуй, тоже ничего серьезного.

– А что с Рональдом Трантоном? – спросил Дункан.

– Так вы не знаете? Он в больнице. Так, пустяки. Подумаешь, лишился кончиков пальцев. Я-то думал, что вы здесь по поводу этой… Нади Шума. Ваш босс, мистер Браунли, сказал, что вы будете интересоваться. Мне понадобятся ваши показания, это для следователя по случаям насильственной смерти.

– Смерти! – воскликнула Джанис.

– Так точно. У меня к вам несколько вопросов. Думаю, вы кое-что знаете. Это единственный случай из происшествий в «Пластикорпе», когда участие полиции является обязательным. Приходится разбираться с самоубийством.

– Самоубийство?

– Да, скверное дело. Пропали такие прелести, если вы меня понимаете, – сально улыбаясь сквозь дым, сказал Гилдер. – Послушайте, мистер Хелм. Попросите вашу девушку ненадолго выйти из кабинета, ладно? Я буду говорить о неприятных вещах. – Ты как, Джанис? – спросил Дункан.

– Я в порядке, – сглотнув, ответила она.

– Не называйте мисс Колман «девушкой», она является моим личным помощником. Продолжайте, господин начальник полиции.

– Ну, я вижу только девушку. Ладно, ваше дело, – сказал Гилдер, доставая из стола большой блокнот. – О'кей, идем дальше. Что вам известно о приятелях этой Нади Шума? Среди них могли быть извращенцы?

– Извращенцы? Что это значит?

– Ну… из этих, которые нюхают, практикуют необычные формы сношений? Дункан слегка подался вперед и сказал:

– Мисс Шума была абсолютно нормальной. Поясните, к чему вы ведете? – Нормальной? – пролаял Гилдер. – Нормальной? У вас странное понятие о нормальном, мистер Хелм. Вы что, не знали, что она сама из извращенцев? – Вы уже дважды прибегаете к этому слову. Лично я, а также мисс Колман, считаю термин оскорбительным. Поясните, пожалуйста, о чем идет речь.

– «Буфера», мистер Хелм! Именно это я имею в виду. Пожалуй, вы не могли ИХ видеть. Но есть же и другие моменты… вы работали вместе. Вы должны были знать, что у нее был пунктик, ну, она уделяла чрезмерное внимание своей груди. Кажется, это называется «фетишизм»? Извините, мисс!

– А почему вы думаете, что у мисс Шума был этот «пунктик»?

– Почему пунктик? Думаю, что можно выразиться и по-другому, но все равно я считаю это пунктиком. Знаете, как она покончила с собой?

– Вы же еще не сообщили нам, как она… умерла.

– Да, я еще не сообщил вам об этом. И вы ничего не слышали, так? – Именно так.

– Она просто отрезала их! – сообщил Гилдер, облизываясь. – Просто срезала! Думаю, опасной бритвой. Ну, разве не пунктик? Отрезать собственную грудь! Хотя нет, вру. Не совсем отрезала, а только наполовину, снизу. И потом сидела у зеркала, наблюдая за собственной смертью. Разве это не извращение?

Под Джанис затрещал стул. Зажав рот рукой, она выскочила из кабинета. – Я же сказал, что пропали такие прелести. Такие великолепные «буфера»! Но я думаю, вы, мистер Хелм, знали о них.

– Нет, я не знал об этом, – тихим голосом сказал Дункан. – Я и не мог знать об этом, господия начальник полиции.

– Ну, совместная работа… – поглаживая подбородок, произнес Гилдер. – Могли быть разный контакты.

– Вы упомянули опасную бритву, но не слишком уверенно, – заметил Дункан. – При самоубийстве орудие должно быть совершенно очевидным, не так ли?

– Вы правы. И именно поэтому я спросил про приятелей. Признаков борьбы не обнаружено, она просто сидела, как я уже говорил. Значит, это не убийство. Нет убийства в обычном смысле слова. Похоже на какую-то «последнюю жертву», у извращенцев такое случается. Именно так сказала ваша врач. Эти шведы любят половые извращения, не так ли? Они почитают Фрейда, практикуют «свободную» любовь, свои сауны.

Дункан задумчиво сложил пальцы.

– Обнаружены ли другие признаки необычных сношений?

– Что вы хотите сказать?

– Синяки, шрамы?

– На груди, хотите сказать? Нет, она в порядке, я точно знаю.

– И это не показалось вам странным?

– Странным?

– Вы упомянули «последнюю жертву», представленную девушкой с маниакальной привязанностью к собственной груди. Логично предположить, что жертва должна начать с самоистязания. Ну хотя бы пронзить соски? Нашлись ли предметы, которые могли бить использованы для ритуала? Веревки? Кожаные ремни? Нижнее белье, наконец? Для подобного ритуала, совершаемого самостоятельно или с помощью единомышленников, характерна постепенность, не так ли? Можно предположить, что событие развивалось постепенно, смертельные раны наносятся в самом конце. – Вы что, эксперт? Для «любителя» вы знаете слишком много о таких странных вещах.

– Нет, я не эксперт, даже не любитель заниматься подобными вещами. Но вам лучше найти эксперта. Если вы настаиваете на версии самоубийства, надо заручиться поддержкой какого-нибудь психолога. В вашей версии слишком много психологических неувязок. Начнем с того, что не найдена бритва.

– А у вас есть версия получше?

– Ну, меня нельзя считать объективным. Меня следует назвать чокнутым человеком, выдвигающим версию о маньяке со страшным оружием. Вам легче, вы имеете несколько несвязанных между собой несчастных случаев – Трантор, Фиш, Кармаджен, Надя, пропавший сын Браунли, случай со мной. Нет только лезвия, так называемой «бритвы Оккама». Интересно, кто будет следующим?

– А что за парень ваш Оккам?

– Вы с ним не соприкасались. Он когда-то сказал, что при наличии непонятных явлений и двух объяснений – простого и сложного, запутанного – наиболее подходящим оказывается простое объяснение.

– Это вы так считаете! – фыркнул Гилдер. – У вас что, есть свидетели? Кто-нибудь видел вашу нить-невидимку?

– Нет.

– И вы лично тоже ничего не видели, так?

– Очевидно.

– Значит, с вашей стороны мнение слепого и истеричной девушки. У меня же мистер Браунли и врач с великолепными ножками, заявление одной из ваших «жертв» – все уважаемые люди, мистер Хелм. Никто вас не поддержит. Будьте умницей, не вмешивайтесь. Не делайте волны, о'кей?

Дункан сжал кулаки.

– Не делать волны? Гилдер, вы что, не понимаете? Мне все понятно. Томс же сумасшедший. Почему вы думаете, что он теперь остановится? Сколько еще случаев вы сможете прикрыть? Сколько еще трупов появится?

Гилдер поднял руки.

– Ну-ну, мистер Хелм, не надо так волноваться. Полиция контролирует ситуацию. Мистер Браунли заверил меня, что Томс объявится в ближайшее время и что он не имеет ничего общего со случившимся. У вас что, нет других проблем? Мне казалось, что у вас много работы в связи с предстоящим большим открытием в лабораториях «Пластикорпа».

– Какое еще открытие?

– Ваша новая пластмасса. Не знаю подробностей, но мистер Браунли сказал, что вы на пороге великого события. Открытия! Он намекнул мне, строго по секрету, вы понимаете. Он посоветовал покупать акции. Молодец, этот ваш Браунли. Он даже помог мне. Вы же понимаете, что у полицейского не может быть много наличных денег, чтобы купить акции. Так вот, он предоставил мне заем, как он выразился, «на взаимном доверии». Почему бы и вам, мистер Хелм, не подумать о себе? Слепому не повредит небольшое золотое яичко, согласны? Готов спорить, корпорация может помочь своему сотруднику в приобретении акций. Поговорите с вашим боссом. Не забудьте про молодую леди. Займитесь своими делами, не стоит рисковать работой и соваться куда не надо. Я вам добра желаю. А проблемы оставьте тем, кто получает деньги за их решение. Дункан встал.

24
{"b":"10772","o":1}