ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Люди черного дракона
Сломленные ангелы
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Мучительно прекрасная связь
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Соблазненная по ошибке
Гнездо перелетного сфинкса
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Принципы. Жизнь и работа
A
A

Старушка взглянула на нее и улыбнулась:

– Доброе утро, милочка.

– Доброе утро. Извините, что так поздно встала.

Бет налила себе чашку кофе из вечно кипящего на плите кофейника и присела к столу.

– А где же все? – спросила она, стараясь не выдать свое беспокойство, опасаясь, не рассказал ли Логан кому-нибудь о вчерашнем происшествии.

– Мальчики в коровнике, убирают навоз. А девочки гуляют в лесу. Там уже появились первые весенние цветы, вот они и решили собрать букет.

– Все уже скоро появятся, – неожиданно раздался громкий мужской голос, и на пороге появился Логан. Бет обеими руками судорожно сжала чашку и на мгновение прикрыла глаза. Она знала, что встречи с ним не избежать, но не думала, что это произойдет так скоро, ведь обычно он ее так старательно избегал. Обычно, но не сегодня… Элизабет глубоко вздохнула: «Сейчас начнется…»

Логан вошел в комнату, закрыл за собой дверь и, задрав голову, потянул носом:

– По-моему, тут пахнет яблочным пирогом.

Подойдя к столу, он уселся прямо напротив Бет.

– Утро доброе, Лиззи, – дьявольски улыбаясь, он медленно поглаживал свою бороду и спросил тихо, так, что слышать могла только она: – Хорошие сны привиделись?

«Ах!» Кровь прилила к голове девушки, и лицо ее запылало. «Лиззи! В самом деле, Лиззи!» Униженная таким звучанием своего имени, словно напомнившем ей о недостойном поведении, она низко опустила голову. Ей захотелось умереть от стыда, провалиться сквозь землю. «Ну, нет, – подумала она вдруг с отчаянной решительностью, – я не доставлю ему удовольствия унижать меня и дальше», – и вздернув маленький подбородок, стала испепелять Логана таким взглядом, который и гвозди мог бы в камень вогнать.

Виндфилд, увидев, как яростно вспыхнули ее синие глаза, не смог удержать совсем уж нахальной усмешки, искривившей его губы: «Она выглядела такой бешеной, что могла бы и плюнуть. Лиззи, отлично придумано. Словечко это прямо само скатывается с языка и звучит так нагло, пренебрежительно». Он чувствовал, что как не пытается Элизабет спрятаться за очками и серыми одеждами, имечко это подходит ей как нельзя лучше.

Взгляды мужчины и женщины скрестились, и его усмешка поблекла, уступая место совсем другому выражению лица. Глаза Логана независимо от его воли, скользнули по очертанию губ Бет, полных, манящих, естественного алого цвета, и он вспомнил, какими теплыми, мягкими и страстными, жадными были они вчера вечером, когда в неудержимом порыве она прильнула своим ртом к его губам. Его не могло не интересовать, что случилось бы, если б он ответил на ее поцелуй. Но привыкнув уже к сдержанному, почти надменному ее поведению, Логан так растерялся, когда Элизабет обняла его, что и не подумал об этом.

Словно прочитав его мысли, Бет смутилась, взгляд ее потух, на глаза набежали слезы. И Логан, почувствовав угрызения совести, решил изменить тактику. Встав из-за стола, он подошел к бабушке Джо, которая в это время как раз накладывала на блюдо огромные ломти ароматного яблочного пирога. Логан взял из шкафчика вилки и тарелки, одну из которых поставил перед Бет, и положил себе и ей по порядочной порции лакомства.

– Бьюсь об заклад, ты в жизни не пробовала такого вкусного пирога. В здешних горах бабушка Джо славится на всю округу своими пирогами с сушеными яблоками, – он снова уселся напротив Бет и отправил в рот большущий кусок. И невольно улыбнулся, заметив, как она вилкой осторожно проткнула румяную корочку и откусила маленький кусочек.

Элизабет слизнула языком с губы крошку и согласно кивнула:

– Пирог превосходный! – Она посмотрела на старушку: – Как вы думаете, могла бы и я научиться печь такие пироги?

Бабушка Джо, положив кусочек и себе на тарелку, ответила дружелюбно:

– Это вовсе не так уж трудно. Весь секрет в том, чтобы у яблок был особый привкус.

– Особый привкус?

– Я вымачиваю яблоки в сидре перед тем, как класть их в тесто.

Чтобы удержаться от смеха, Логан засунул в рот еще кусок пирога. Его бабушка вымачивала сушеные яблоки, прежде чем запекать, в крепком яблочном вине, но он знал, что она никогда в этом не сознается.

Съев свою порцию, он вертел в руках вилку, искоса глядя, как маленький розовый язычок Бет вытянулся вперед и убрал с ее верхней губки небольшой последний кусочек корки. Заметив на щеке девушки еще одну крошку, Логан протянул руку и смахнул ее пальцем, ощутившим гладкую, прохладную кожу. От Элизабет исходил приятный, теплый запах корицы. Их взгляды снова встретились, и он с трудом подавил в себе желание сжать ее в своих объятиях и поцеловать.

Она отпрянула от него, то ли испугавшись его жаждущих глаз, то ли сама испытывая нечто подобное. Вздохнув, Логан встал из-за стола, и тут поймал на себе веселый взгляд бабушки.

– Ты еще не разучилась печь пироги, ба, – и он посмотрел на молодую темноволосую женщину рядом со старушкой. – Восхитительно! – пробормотал Логан тихонько.

– Ну, что ж, спасибо за похвалу, если ты, конечно, имел в виду мой пирог, – поддразнила внука пожилая леди.

И сам не зная в точности, что он имел в виду, Логан решил убраться из кухни поскорее, пока не оказался совсем в дурацком положении.

Потрясенный нахлынувшими чувствами, он вышел из дома, обошел коровник и направился к лесу, размышляя о последних событиях, пытаясь разобраться в самом себе, вспоминая…

Элизабет Истгейт, с тех пор как появилась в их доме, сумела перевернуть вверх дном всю его жизнь, разбередить душу, всколыхнуть давно забытые желания. Сначала он поклялся себе, что сделает все, чтобы она, уехала, и был уверен, что станет абсолютно счастливым только после ее отъезда. Но теперь у него возникло предчувствие, что если эта маленькая женщина уедет, он будет скучать по ней.

Несмотря на все свои прежние намерения избегать встреч с ней, Логан часто ловил себя на том, что наблюдает за ней, ищет взглядом ее небольшую фигурку, жадно вдыхает в комнатах тот аромат, который был присущ ей одной. Он в замешательстве потряс головой. Что же такое было в этой городской чистюле, что так властно притягивало его, заставляло желать ее? Прошлой ночью он мечтал сорвать с нее это безобразное платье, скрывавшее теплое, мягкое, послушное и жадное до ласк молодое тело. Ему даже приснилось, что они занимаются любовью, но, в конце концов, Лиззи обрела черты Анни. Логан поднял дрожащую руку и взъерошил волосы. В нем снова всепоглощающей волной поднялась старая знакомая боль: Анни, его жена, его подруга с детских лет, единственная женщина, которую он любил. Его Анни, ее волосы цвета созревшей пшеницы, ее глаза, голубые, как чистое летнее небо, ее тело, щедрое и пышное, как августовские сады… Его Анни, его возлюбленная, была изнасилована, а потом зверски умерщвлена вместе с его ребенком, которого носила под сердцем.

Мысли Логана Виндфилда медленно плыли назад, в те далекие дни… Вспомнился тот страшный день, когда его полк принимал участие в бою при Пи Ридж и потерпел поражение. После этого солдат Виндфилд участвовал в стольких сражениях, столько раз побеждал и был разбит, что все эти бои слились в его памяти в одно грохочущее, полыхающее, ревущее и стонущее целое. Он едва помнил то место, где его, раненного в плечо, в плену начинающейся горячки, взяли в плен и на корабле отправили в концентрационный лагерь янки, куда-то на север. Пробыв в плену целый год, он проснулся однажды утром и ему безумно, невыносимо захотелось домой. Он бежал, увертываясь от града пуль.

Вернувшись на свою землю, Логан узнал, что его жена, отец и мать лежат в земле, а полусгоревший дом покинут. Бабушку Джо, младших сестер и братьев ему удалось отыскать. Они обитали неподалеку от разрушенного семейного гнезда, в известковой пещере, умирая от голода.

Все вместе они смогли восстановить часть дома. Охотой он заготовил достаточно пищи, чтобы семья смогла какое-то время продержаться, и покинул родные места, стремясь вернуться на свое место в полк. Когда он добрался до своей части, то оказалось, что большая часть солдат дезертировала и разбежалась по домам. Но Виндфилд не собирался отказываться от борьбы. Его снедала неутолимая жажда отмщения. Нужно было заставить янки заплатить за все, что они натворили. Именно тогда он и присоединился к Андерсону. Но ничего толкового из этого не получилось. Даже теперь, когда война уже давно закончилась, он оставался в списке разыскиваемых лиц.

14
{"b":"10773","o":1}