ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разозлившись, что с ней обращаются, как с неразумным дитяти, она вырвалась из его цепких рук. Прежде чем Логан успел остановить ее, она оправила платье и поспешила к тому месту, где Салли Мэ беседовала с семейством Лэтэмов.

– Черт побери! – пробурчал Логан позади нее.

Изо всех сил пытаясь сохранить свое достоинство, она игнорировала его и пошла вперед.

– Доброе утро, Кейт, – сказала она рыжеволосой женщине. – Привет Саймон, – она повернулась к тучному лысеющему человеку. – Прелестный денек, верно? – она улыбнулась их дочери Мэри.

– Привет, Элизабет, – ответила Кейт Лэтэм. Ее веснушчатое лицо расплылось в теплой улыбке, осветившей ее глаза цвета весенней ивы. – Мэри рассказывала нам о многих чудесных вещах, которые происходят в школе.

– Наша крошка думает, что вы учительница хоть куда! – добавил Саймон Лэтэм. – Да и мы тоже так считаем.

– Спасибо вам, Мэри отличная ученица, – ответила благодарная им Бет.

Поглощенная беседой, Бет удивилась, заметив стоящего рядом с ней симпатичного священника.

– Можно мне к вам присоединиться? – спросил он, снимая шляпу.

– Вам незачем спрашивать у нас позволения, Джо, – сказал Саймон с озорной улыбкой. – Мне сдается, что вы уже познакомились с нашей новой учительницей.

– Да, в самом деле, я имел честь, – сказал проповедник. Он посмотрел на двух хихикающих девочек. – Салли Мэ, бабушка Джо все еще печет эти кукурузные лепешки, которые я так обожаю? – спросил он.

– Конечно, печет, – Салли Мэ скосила глаза в сторону, где стоял Логан, засунув руки в карманы.

– Послушайте, достопочтенный, а почему бы вам не приехать к нам, на ужин? – произнесла она нарочито громко для ушей брата. – Я уверена, что бабушка Джо замесит тесто на лепешки специально для вас, достопочтенный.

– Ну, что же, это очень любезно, – он улыбнулся Бет. – Я был бы очень рад.

Она увидела, как Логан исчез за углом здания и вскоре вернулся, подъехав на тележке.

– Поехали, – крикнул он оттуда. – Бабушка Джо будет ждать. – Он взглянул на священника. – Но у нас печенье, а не кукурузные лепешки.

Достопочтенный служитель церкви хитро усмехнулся:

– Ладно. Я уверен, что бы она ни испекла, все будет очень вкусно. – Он взял под руки Бет и Салли Мэ и сопроводил их к тележке. Затем он подсадил Салли Мэ и увидел, что она садится рядом с Логаном.

Когда Салли Мэ нагнулась, чтобы попрощаться с Мэри Лэтэм, красивый, обаятельный проповедник повернулся к Бет и взял ее за обе руки:

– Мне еще нужно окрестить пару младенцев, а потом я выйду.

Ее глаза полезли на лоб, когда вместо того, чтобы предложить ей руку и помочь залезть в тележку, священник наклонился и, взяв на руки, посадил ее на сидение.

– Спасибо, – пролепетала она, не зная в растерянности, что и сказать. Затем, видя разъяренное выражение на лице Логана, она опустила голову и поправила свои юбки.

– Но! – Логан хлестнул вожжами по спинам мулов и они рванулись вперед по дороге.

Бет, перепуганная, придержала свою шляпу одной рукой, а другой ухватилась за край сиденья. Силы небесные! Неужели опять? Она оглянулась. Джо Джонсон склонил голову набок и подмигнул. Она, пораженная, захлопала ресницами. Не имея большого опыта в общении с мужчинами, Бет не знала, то ли считать себя польщенной, то ли оскорбленной теми вольностями, которые он себе позволил в отношении ее. Правда, вскоре ей пришлось позабыть об этой истории. Мулы неслись по ухабистой дороге так быстро, что у Бет осталась лишь одна забота – как доехать, не рассыпавшись на части.

Когда тележка наконец-то остановилась на дворе фермы, она страшно удивилась их благополучному прибытию. Ее шляпка висела на одном шнурке, волосы растрепались во все стороны, а платье было так измято и забрызгано грязью, что можно было подумать, что она попала в сильный ураган.

Салли Мэ выглядела не лучше.

– Логан Виндфилд, ты опозорил нас, – закричала она, – Посмотри на меня. Ты испортил мое новое платье. Ну, погоди, я все расскажу бабушке Джо! – Она ударила Логана по руке, спрыгнула с тележки и побежала домой.

Смущенная своим неопрятным видом, Элизабет хотела поспешить домой, но не смогла выполнить свое желание. Она еле держалась на ногах, делая судорожные вдохи и выдохи. Ее голова закружилась и она зашаталась. Шляпка свалилась на землю и Бет подумала, что сейчас и она последует за шляпкой.

Но вдруг чьи-то бесцеремонные руки остановили ее падение, схватив под подмышки.

Логан, спрыгнувший вниз, стоял с мрачным лицом рядом с ней. Он наклонился и подал ей шляпку. Его голубые с темным оттенком глаза гипнотизировали ее. Их взгляды скрестились словно в схватке. Он провел своим заскорузлым пальцем по ее забрызганной грязью щеке и вытер его затем о свои штаны.

– Вам бы лучше сейчас пойти и умыться, – холодно сказал он. – В таком виде нельзя показываться на глаза этому разодетому хлыщу-проповеднику.

Бет наконец захлопнула разинутый рот. Ее гнев рос, словно пожар, раздуваемый горячим ветром.

– Вы, п… презренный тип, – заикаясь, выговорила она, с трудом обретая нормальное дыхание.

– В самом деле? – он вызывающе погладил свою бороду, нагло разглядывая ее залитое грязью платье. Его лицо скривилось в издевательской улыбке.

– Ах, так! – И полностью выведенная из себя его скандальным поведением, она внезапно размахнулась и влепила ему увесистую пощечину.

– Смейся теперь! – Не желая видеть его реакцию, она вихрем развернулась и побежала к дому.

Глава 12

Еще раз проведя расческой по своим и так уже приглаженным волосам, Логан критически изучал свое отражение в зеркале: «Никогда не видел такой суеты. Хорошенькое дело. Можно подумать сам Господь Бог прибывает к нам на воскресный обед, а не этот проповедник-прохиндей», – подумал он.

А этот проповедник жил у них уже три дня после Рождества, должна была бы уже наступить очередь других принять его у себя. Логан не понимал, почему это Виндфилдов необходимо было благословлять два раза подряд.

Достопочтенный Джо Джонсон объезжал обычно верхом разные общины в горах и бывал в «Чертовой Дыре» раз в два месяца. При этом все мамы, имевшие дочерей на выданье, старались заполучить к себе на постой этого видного холостяка. Виндфилдам же такая честь выпадала, как правило, раз в году.

«Ну, это было до того, как Джонсон увидел Лиззи», – подумал Логан, швырнув в сердцах расческу. Он даже застал этого человека, держащим ее за руку при свете дня и это перед всей паствой!

Волна ревности побежала по его жилам. Он кипел от ярости, вспоминая, как всю проповедь этот ханжа-святоша пялился на Бет. Все прочие это тоже приметили. Было совершенно ясно, что у этого типа совсем другое было на уме, а не проповедь, которую тот читал. Не то, чтобы Логан тоже запомнил ее содержание, но уж проповеднику строить глазки такой молоденькой девушке, как Лиззи, совсем не пристало.

Должно быть, она тоже это почувствовала, потому что краснела в течение всей проповеди. Но, заметил Логан, она определенно не сделала ничего, чтобы отбить у него охоту делать это.

Если бы Салли Мэ не остановилась поболтать с Лэтэмами, ему удалось бы увезти их до того, как этот лавочник сумел заполучить приглашение на обед. Хорошо еще, что этих младенцев нужно было крестить, а то пришлось бы терпеть его присутствие целый день. Логан поправил свой узенький галстук. Не то чтобы ему не нравился Джо Джонсон, скорее наоборот. «Но нельзя же, черт возьми, быть таким докучливым», – думал он.

Тщательно изучая свое отражение в зеркале, он решил, что внешность этого щеголя-проповедника была очень привлекательной для дам. Скрепя сердце Логану пришлось допустить, что достопочтенный Джо со своей густой темной шевелюрой, франтоватыми усиками и в костюме из тонкого шелковистого сукна представлял собой весьма импозантную фигуру.

Он повнимательней всмотрелся в свое бородатое лицо, затем стер пятнышко грязи со своего поношенного черного пиджака. Да, разве можно было такому грубо-стройному медведю из лесной глуши, как он, даже надеяться соперничать на равных с проповедником.

25
{"b":"10773","o":1}