ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Логан, занятый ремонтом недоуздка под деревом у амбара, – поднял голову, когда заметил, как Молли приплелась на двор. Он наблюдал за тем, как мул бродил туда-сюда, пощипывая свежую зеленую травку, и покачал головой. «Лиззи так испортила животное, что и шагу не может сделать без остановки, чтобы пожевать».

Он смотрел украдкой, заметив, как Бет вся обвисла в седле. Обычно она сидела прямо, как штык. Логан посмеивался про себя. Должно быть у нее выдался тяжелый денек.

Когда мул остановился у коновязи, и Бет не сошла наземь, внизу живота у Логана все свело от дурного предчувствия. Поняв, что с Бет неладно, он уронил уздечку и побежал вверх по склону.

С красным лицом и закрытыми глазами она сидела сгорбившись в седле, не замечая, что он рядом.

– Элизабет, в чем дело?

Когда она не ответила, он потянулся и взял ее руку выше локтя. Даже сквозь толстую ткань доходил жар ее тела.

– Мой бог, Лиззи?

Уцепившись за седло с такой силой, что побелели костяшки пальцев, она открыла покрасневшие воспаленные глаза.

– Логан?

Она покачнулась, затем ее глаза закрылись, и Бет без сознания свалилась ему прямо на руки.

Успев перехватить ее налету, до того как она упадет на землю, он быстро помчался к дому:

– Бабушка Джо!

– Я здесь, Логан. Не за чем так кричать. – Ворча, его бабушка выбежала из последней спальни и остановилась, широко открыв глаза. – Боже милостивый! Что случилось с Элизабет?

– Я не знаю. Она вся горит.

– Неси ее сюда, – приказала бабушка Джо. Она засеменила назад в свою комнату, откинула покрывало с аккуратно заправленной кровати.

– Джозефа мы поместим в комнату к девочкам. Пока мы не узнаем, что это, лучше не подвергать детей опасности.

Потрясенный ее словами, Логан нежно уложил Элизабет на кровать.

– Как ты думаешь, чем она так сильно заболела?

Бабушка Джо приставила свою ладонь ко лбу Бет, затем подняла голову, ее глаза потемнели, стали серьезными.

– У нее наверняка горячка, пошли за доктором Бреуном.

Логан метнулся в прихожую и гаркнул Нату седлать Люцифера и скакать за доктором. Затем, резко повернувшись, он поспешил назад в комнату.

Черное платье Бет и ее нижняя юбка висели на спинке кровати у нее в ногах, ее туфли и чулки лежали на стуле. Одетая лишь в сорочку, она лежала неподвижно, как труп.

Логан скомкал шляпу в руках. Господи, какая она маленькая. Она всегда была такая бойкая и дерзкая. Ему и в голову нее приходило до сих пор, какая она хрупкая и уязвимая. Он беспомощно вперил в нее свой взгляд, жалея, что он бессилен прогнать эту болезнь:

– Что мне делать?

– Принеси мне холодной воды и полотенце, а затем достань чистую ночную сорочку в ее комнате, – приказала бабушка.

Он побежал выполнять эти указания, вернувшись через несколько мгновений. Затем он сходил в ее комнату и нашел ночное белье, которое требовала бабушка.

– Что-нибудь еще?

– Лучше собери свои вещи и Джозефа и перенеси их в другое место.

– Почему? – Сердце у Логана чуть не выпрыгнуло наружу.

Бабушка Джо спокойно встретила его тревожный взгляд.

– Я полагаю, что это скарлатина. Салли Мэ сказала, что в Оукридже многие заболели. Она узнала от Лэтэмов. А это за хребтом на расстоянии перелета вороны всего-навсего.

– А как же ты? – спросил он, готовый с радостью подвергнуть себя риску заразиться, но его бабушка была старая и ветхая.

– Чепуха. Я переболела скарлатиной задолго до твоего рождения. Ко мне она больше не пристанет. – Она протянула руку. – Дай мне эту ночную рубашку, в которую ты так вцепился, и смойся отсюда. Дай мне обтереть ее. Может быть, это немного собьет жар, пока сюда доберется доктор.

Логан оставил старенький, но чистый и аккуратно заштопанный ночной халат. Это было лучшее, что он смог найти. Он и не догадывался, что Лиззи носит такие жалкие пожитки, пока ему не пришлось порыться в ее чемодане. Углубившись в размышления, он забыл, что бабушка Джо ждет его ухода, пока она не напомнила ему об этом.

Логан мерил расстояние между скамьей и крыльцом, слишком обеспокоенный, чтобы усесться где-то на одном месте. Он проверил, где дети и обнаружил, что все они, необычно притихшие, сбились в кучу перед камином.

– Как Элизабет? – просил Джозеф, его маленькое личико выражало крайнюю озабоченность.

– Бабушка Джо позаботится о ней как следует. К утру здесь уже будет доктор. А теперь вам пора идти спать. – Он посадил Джозефа себе на спину и отвез его, встав на четвереньки, в комнату девочек. Он уложил его, а затем вернулся на кухню и увидел, что Сет строит перед огнем.

– Она ведь не помрет, правда, Логан? – серьезно спросил Сет.

Этот вопрос пронзил Логана словно острым ножом:

– Нет, Сет. Она не собирается умирать. – Он поднял руку и взъерошил шевелюру брата. – Лучше топай-ка ты спать теперь. – Сет вздохнул и пошел к двери.

– Это хорошо. Она мне нравится. И она хорошая учительница.

Логан кивнул, и не в состоянии успокоиться, опять вышел на крыльцо. Услышав кашель Лиззи, он уставился в темноту, жалея, что не может ускорить течение ночи. Вопрос Сета потряс его больше, чем он осмеливался признать. Скарлатина штука не шуточная. А Элизабет очень больна.

Где-то на горе проухал филин. Плохой знак. Логан поднял голову и всмотрелся в небо. Она не умрет. Она не может умереть. Он не допустит этого.

Всю ночь Логан дежурил, не смыкая глаз в ожидании доктора. С первыми лучами солнца Нат и врач въехали во двор.

Проведя не слишком долгий, но тщательный осмотр, доктор, мужчина уже в годах, вышел в коридор.

– Скарлатина? – Логан в волнении ждал, не дыша.

– Нет. – Врач поскреб свой затылок. – У вашей мисс Истгейт корь, – сказал он, поглядывая на Логана поверх очков.

– Корь. – Не скарлатина. От облегчения тело Логана даже обмякло. – Она поправится, доктор?

– Заболевание корью может протекать весьма серьезно, особенно, если учесть, что у нее сильный жар. А ведь мисс Истгейт и без того очень хрупкое создание. Надеюсь, лекарство, оставленное мною, собьет высокую температуру. После того, как появится сыпь, ей будет неприятно несколько дней. – Доктор достал носовой платок и устало вытер им лоб. – Сейчас ее болезнь в разгаре. Но я бы сказал, что через пару недель, если исключить возможность осложнения, она достаточно выздоровеет, чтобы опять вернуться в школу.

– Что за осложнения? – спросил Логан.

– Любая болезнь типа кори ослабляет организм. Если случай крайне тяжелый, то пациенты едва успевают оправиться от кори, как тут же подхватывают дифтерию или воспаление легких. В это-то и заключается опасность. Если у нее будет сильный жар и после появления сыпи, лучше сразу же пошлите за мной.

Она может поправиться. Или все-таки может умереть. Эта мысль оставила внутри Логана зияющую дыру. Должно быть, это отразилось на его лице, потому что доктор похлопал Логана по руке.

– Не волнуйся, сынок. Если она будет соблюдать постельный режим и не простудится, у нее все будет прекрасно.

Он повернулся к спальне.

– Джозефина, а где, ты говоришь, стоит кофе для доктора?

Логан услышал, как Лиззи закашляла. Этот кашель преследовал ее всю ночь. Обеспокоенный тем, что ей может что-либо понадобиться в отсутствие его бабушки, он тихонько скользнул в комнату и пододвинул стул с плетеной спинкой поближе к кровати.

Без очков и с косичками, она выглядела не старше, чем Руфь. Он протянул руку и убрал локон с ее глаз. Тонкая кожа под его пальцами была все еще очень горячая. «Я же сказал вам, что позабочусь о вас, Лиззи, и нравится вам это или нет, я собираюсь поступать таки дальше».

Элизабет заворочалась и застонала во сне. Открыв глаза, она попросила пить. Логан дал ей сделать несколько глотков, и она опять погрузилась в сон.

Углубившись в свои мысли, Логан подпрыгнул, когда чья-то рука легла на его плечо. Бабушка Джо. Он потер глаза рукой.

– А я и не слышал, как ты зашла.

28
{"b":"10773","o":1}