ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Логан держался лишь за кончики ее пальцев. Пробормотав скороговоркой несколько слов, он поспешно отпустил ее руку. У нее осталось впечатление, что если бы у него был выбор, то он и вовсе не прикоснулся к ней. Она чувствовала себя уязвленной и отверженной, и ее отношение к нему стало прохладным.

Ужин продолжался в молчании и остальные члены семейства лишь посматривали украдкой то на нее, то на Логана. Когда же голод был утолен, они встали из-за стола.

Нат толкнул локтем Салли Мэ.

– Может мне лучше подбросить еще в огонь поленьев, а то мы тут совсем замерзнем.

Руфь нахмурилась:

– О чем ты болтаешь, Нат. Да на улице же теплынь стоит. А огонь у нас далее не разведен.

– Здесь больше огня, чем ты думаешь, малышка, – смеясь, проговорил Нат.

Осознав, что они вдвоем стали темой беседы Ната, Бет почувствовала, что ее лицо стало пунцовым.

Логан выругался шепотом и, тяжело ступая, вышел за дверь.

– Эге, Логан, оказывается, сегодня не в духе, – сказала Салли Мэ, убирая со стола тарелки.

– Может ему принять настой серы с мелассой, бабушка Джо?

– У Логана просто чирей вскочил на таком месте, что ему неудобно чесаться при всех, и он не знает теперь, что делать. – Она подмигнула Бет.

– Ничего, через денек-другой он придет в себя.

– Силы небесные! – с отвисшей от удивления челюстью, Бет наконец спохватилась и закрыла свой рот. Невнятно пожелав всем спокойной ночи, она почти выбежала из комнаты.

Стоя в темном коридоре, Логан увидел, как Элизабет вышла из кухни и направилась в свою комнату. Прежде чем она дошла до двери, он поймал ее за руку.

– Не так быстро, мисс. Вам нужно кое-что мне объяснить.

– Отпустите меня, Логан, – сказала она, пытаясь оттолкнуть его. Не обращая внимания на ее протесты, он вывел Бет из дома и повел вниз с горы в амбар. Затем втащил ее вовнутрь и закрыл дверь. В помещении наступила кромешная тьма.

– Стойте так, – прорычал он.

Логан зажег светильник и прикрутил фитиль, уменьшив свет до тусклого мерцания. С мрачным и недружелюбным видом он вразвалку подошел к Бет.

Она попятилась, пока не уперлась спиной в стену. Когда он поднял руку, то увидел, что ее голова дернулась в сторону, как бы стараясь избежать удара.

– Черт вас подери! – заорал он, разозлившись на Бет за то, что она так плохо о нем подумала.

Ее глаза заполнил страх, и она закусила губу.

– Черт вас подери, – сказал он еще раз и гораздо тише. Не в состоянии больше сдерживаться, он погрузил пальцы в ее волосы и притянул к себе.

– Красивая, как картинка, не так ли? – Он провел пальцем по ее сатиновой щеке. – Почему вы пытались это скрывать?

– Из-за вашего письма. Вы писали, что требуется мужчина или старая дева. Я старалась выглядеть старше и безобразнее, потому что боялась, что в противном случае вы меня не возьмете на работу. – Она вырывалась из его рук, пока из ее глаз не потекли слезы.

– Я не верю вам. – Он сжал ее сильнее, повернул ее к свету, чтобы видеть выражение ее лица. – Зачем вы приехали сюда? Неужели не могли найти место получше?

– Потому что у меня не было опыта. Чертова Дыра была единственным местом, где мне предложили работу.

Логан уставился в ее глаза, стараясь узнать, не лжет ли она. Но, всмотревшись в их синюю глубину, пришел еще в большее замешательство.

Она мужественно встретила его взгляд, ее лицо похожее на сердце, было чистым и искренним.

– Это правда, Логан, хотите верьте, хотите нет, – и с этими словами Бет вырвалась наконец из его ручищ и побежала к дому.

Оставшись один в амбаре, Логан посмотрел ей вслед, потрясенный тем, что неважно, поверил он ей или нет, но если бы она осталась еще хоть на секунду, он поцеловал бы ее.

Глава 19

Бет пыталась напустить на себя как можно более беззаботный вид, когда упаковывала свои последние пожитки в чемодан из конской кожи. Она пробыла в этих горах уже три месяца и все это время оставалась у Виндфилдов, но ее контракт предусматривал, что учитель должен квартировать по очереди в семье каждого ученика и в это время делать все возможное, чтобы наверстать упущенное за тот год, что в школе не было преподавателя. Теперь, когда время близилось к маю и погода стала совсем теплая, у нее больше не было причин откладывать свой переезд.

Грустно взирая на комнату, служившую ей кровом со времени приезда сюда, она остановилась перед зеркалом и заправила назад выбившийся из пучка на затылке локон. Ее синие глаза потухли и выглядели усталыми и безжизненными. Она поправила очки на переносице и вспомнила ту ночь, когда вернулась в эту комнату и обнаружила их вместе с заколками, завернутыми в носовой платок на туалетном столике. Не в силах опять пережить болезненные воспоминания о последовавших затем днях, Бет глубоко вздохнула, подняла с пола свой ридикюль и пошла в холл.

Руфь, рыдая, бросилась ей на грудь.

– Я не хочу, чтобы ты уезжала, Элизабет.

Бет до боли закусила нижнюю губу.

– Мы же будем видеться каждый день в школе, Руфь, – произнесла она сдавленным голосом, смахнув слезу, она направилась к тележке, где ее ожидали остальные члены семейства.

Бабушка Джо повернулась и крикнула высокому золотоволосому мужчине, стоявшему несколько поодаль.

– Логан, скажи, что ей нельзя уезжать. Ей будет небезопасно жить с этой голью перекатной. Ты же знаешь Харлана Квина и этих Дженкинсов… – Она презрительно покачала головой. – Половина этих пострелов даже не знает, кто их отец.

Бет вздрогнула. Эти слова разбередили болезненную рану в ее душе. Будучи сиротой, не имевшей представления о своих родителях, она подумала, что Виндфилды и ее могли бы посчитать за «перекатную голь».

Логан стоял молчаливо с насупленным лицом.

Бет слегка надеялась, что он ее не отпустит, но очевидно, ему было все равно. Слезы, которые она не могла дольше сдержать, хлынули по ее щекам, когда она прощалась с бабушкой Джо и детьми.

Бет повернулась к Логану, с грустью встретив взгляд его серо-голубых глаз.

С лицом, не выражавшим никаких эмоций, он шагнул вперед и протянул руку.

– Берегите себя, Элизабет.

С трудом превозмогая огромное желание броситься с его объятия, она быстро пожала его руку. Даже хотя такое безразличие как ножом полоснуло ее по сердцу, в нем сохранилось еще достаточно гордости, чтобы не показать ей вида. Она повернулась и забралась на сидение. Когда тележка, которой правил Нат, выезжала со двора, Бет даже не обернулась.

Несколькими часами позже, когда тележка въехала во двор перед домом Квинов, Бет еле скрыла свою тревогу.

Приземистое дощатое строение размером было не намного больше шалаша, очевидно, там было не больше трех комнат, если судить по числу входов в них, где кстати отсутствовали двери.

Сидевший на подоконнике единственного окна с этой стороны петух вытянул шею и закукарекал. Цыплята и другая домашняя живность свободно бродили по всем комнатам. Это здание скорее походило на хлев, чем на жилище для людей.

Подумав, что в этой хижине никого нет, раз уж никто не вышел с ней поздороваться, Бет тронула Ната за плечо, готовая приказать ему ехать к Лэтэмам.

– Мисс Истгейт, обождите! – Джеймс и Джекоб Квины выскочили из-за угла и помчались к тележке.

– Мисс Элизабет, мы ждем вас целый день, видите? – Джеймс Ли показал на свои штаны, с которых капала вода. – Мы постирали наши брюки, вымылись в корыте и все такое.

– Вижу, – сказала Бет улыбаясь. Она восхитилась руками, протянутыми для проверки. – Похоже, что вы неплохо поработали. – Бет схватилась за сидение и, повернувшись спиной, хотела было слезть.

Нат вцепился ей в рукав:

– Неужели вы и в самом деле собираетесь здесь остаться, – шепотом проговорил он.

Внимательно посмотрев на сияющие лица ребятишек, она кивнула. Как можно было поступить иначе?

Наступили уже сумерки, когда тележка Ната вкатилась на двор Виндфилдов и направилась к стойлу, где обычно распрягали мулов. Увидев, как приехал его брат, Логан зашагал к нему.

39
{"b":"10773","o":1}