ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отец, — крикнула Нан со своего места в седле. — Вот это мой друг из Канзаса — Додж Мерсер. Додж, а это мой папа — Рок Лилли.

— Очень рад познакомиться, сэр, — сказал Додж, протягивая руку.

— Взаимно, молодой человек, — последовал ответ, и его рука оказалась в таких мощных тисках, что он с ужасом подумал, сможет ли после этого нежного пожатия держать револьвер.

— Мерсер? Что-то мне это имя кажется знакомым. Где я мог его слышать, Билл? — продолжал фермер,

— И еще, Додж, — лукаво добавила Нан, — вот этот техасец с тяжелым взглядом — мой дядя, Билл Лилли.

Дядя Билл появился из-за спины Рока Лилли, и Додж подумал, что слово техасец действительно наиболее точно его характеризует. Во всем его облике и крепкой фигуре проглядывали черты техасца, и Додж с удовлетворением подумал, что и с этим человеком они могли бы подружиться.

— Добрый день, дядя Билл Лилли, — сказал Додж.

— Додж Мерсер, хе? Недавно из Абилина? — поинтересовался тот в типичной для техасцев неторопливой певучей манере.

— О Боже, как тесен мир. Мне кажется, Аризона осталась далеко за горизонтом, — удивленно воскликнул Додж.

Снова раздался голос Нан, на этот раз более раздраженно:

— Ма, ну где ты там? Выйди же сюда. Салли, Роза, мальчики, куда подевались ваши хорошие манеры?

На заднем плане Додж заметил несколько женщин и длинных худых мужчин. Их лица и глаза ничуть не изменили своего выражения, и они даже не подумали сдвинуться с места.

— Да, действительно, мир тесен, — заговорил дядя Билл. — Додж, я был в Абилине в прошлом году в апреле по делам. Я видел ваш поединок со Стриклендом.

Сердце Доджа дрогнуло. Что за чертовщина! Почему ему так не везет! Ему никогда, кажется, не удастся убежать от своего прошлого. Оно всю жизнь будет его преследовать. Он не удержался от жеста глубокого разочарования, но техасец истолковал его по-своему.

— Ну-ну, я вас прекрасно понимаю, — сказал он. — Но вы зря чувствуете себя виноватым. Стрикленд был большим человеком в Абилине. Но многие говорят, что вы тогда в этой перестрелке оказали обществу неоценимую услугу. Это граница, Мерсер. Нам, мирным фермерам, часто было бы трудно разобраться друг с другом, если бы не такие меткие парни, как вы, например.

— Я вам очень благодарен, что вы смогли посмотреть на это досадное происшествие под таким углом, — ответил Мерсер. — Но меня после этого дружки Стрикленда преследовали по пятам и задирались по каждому поводу, вот я и решил податься на Запад. Я очень рад познакомиться с вами со всеми, но заранее прошу простить, если не угодил на все вкусы.

— Ха! Ха! Ха! Это трудно сделать, сынок, — объявил дядя Билл и повернулся к брату. — Послушай-ка, Рок, я ведь буквально на-днях упоминал имя Мерсера, ты помнишь? Я тебе как раз перечислял несколько человек, хорошо известных в тех местах.

— Ну, конечно. Когда Нан его назвала, я ужасно удивился.

— Ну, а я думаю, что нет ничего плохого в том, что у Нан оказался такой друг. Я всегда уважал парней из Канзаса и Панхандла, тем более такой же закалки, как и Кинг Фишер, Дикий Билл, Уэсс Хардинг. Они всегда наготове, и под рукой у них всегда найдется оружие.

— Ты прав, черт возьми! Где кувшин? — проревел Рок Лилли.

Дядя Билл обернулся к скамье, на которой он до того сидел — там стоял небольшой кувшинчик. Он взял его и провозгласил:

— За всех друзей техасцев! — отпив глоток, он отпустил кувшин и еле выдохнул: — Ухх!

Затем кувшин перенял Рок Лилли и невозмутимо отпил немного. Лицо его почти не изменилось, он лишь слегка причмокнул губами. Потом он передал сосуд Мерсеру.

— Осторожно, Додж, — обеспокоенно проговорила Нан, — это опасно.

Но Мерсер так обрадовался, что первое знакомство прошло благополучно, что не внял ее словам.

— За новых друзей, — сказал он и сделал большой глоток. Он не сразу понял, что с ним произошло. На мгновение исчезло все окружающее, глотку его как будто опалило серной кислотой. Страшный огонь обжег его внутренности, и в желудке что-то взорвалось.

— О боже! — наконец смог проговорить он и с трудом поставил кувшин. — Что это?

Все семейство ответило дружным хохотом.

К нему с трудом вернулось зрение и, как в тумане, он увидел фигуру Нан.

— Я предупреждала тебя, Додж.

Рок Лилли опустил свою здоровенную лапу на его плечо.

— Сынок, это наш аризонский белый мул!

Глава 4

Последующие несколько дней, пока Мерсер обживался на ранчо Лилли, были сплошь заполнены всякими приятными происшествиями. Все были к нему очень внимательны, начиная от главы клана и кончая самым младшим из ребятишек. Больше всех с ним возились дядя Билл, маленький Рок и его брат-близнец, маленький Рилл. Нан вела себя с ним довольно холодно, в основном издалека наблюдала за ним. Но Додж считал, что так лучше, и не пытался с ней сблизиться.

Наступила суббота, середина лета, в самом разгаре была уборка сорго. Додж трудился бок о бок с дядей Биллом и Стивом, старшим мальчиком Лилли. Впрочем, мальчиком его можно было назвать лишь условно, так как и физически и умственно он был уже настоящим мужчиной.

— Черт побери! Что это на меня нашло? — бормотал про себя Додж. В последние годы ему редко приходилось покидать седло. Он привык скакать верхом, гонять скот, стрелять, а вот теперь он уже в течение многих дней с неослабевающим энтузиазмом гнул спину на поле сорго. И чувствовал неожиданное удовольствие от такой резкой перемены занятий.

День был жаркий, и Додж скоро стал совсем мокрым от пота. Кисловатый запах сорго был ему даже приятен, звук ломающихся сочных стеблей ласкал слух. Иногда он останавливался, чтобы вытереть пот и посмотреть на высокое крылечко. Там иногда был шанс увидеть Нан, которая выходила посмотреть на него. И тогда солнце светилось в ее чудесных волосах. И тогда сердце его падало, и тревожные мысли отступали на задний план. И тень, которая нависла над семьей Лилли, не казалась уже такой мрачной.

Мерсеру казалось, что он медленно плывет к счастью, когда он начал постепенно втягиваться в эту жизнь. Счастье было просто жить, работать, чувствовать, как эти дикие горцы Лилли проникаются к нему доверием и симпатией, видеть время от времени Нан. Ему было хорошо, и он старался подольше не вникать в домашние дела семейства, так как это означало бы, наконец, переход к какой-то конкретной деятельности, ради которой он, собственно, здесь и появился.

В полдень работники отдыхали в густой тени можжевельника, который был посажен еще первым из Лилли, заложившим здесь ранчо. Сэмми и маленький Рок принесли им обед. Час пролетел незаметно. Мерсер старался больше молчать, но вопросов у него накапливалось все больше и больше.

У маленького Рока была, как всегда, куча вопросов к Мерсеру и сдержать свое любопытство у него просто не было сил, а присущая горцам сдержанность еще не успела стать чертой его характера.

— А зачем ты это все время таскаешь с собой на работу? — спрашивал он, показывая на револьвер Доджа.

— А ты знаешь, Рок, без него я себя чувствую как будто раздетым.

— Какой ты смешной. Сэмми, ты слышал, он говорит, что для него револьвер — это то же самое, что и штаны!

— Сынок, есть страна, в которой живется совсем не так привольно, как здесь, и там так делают все техасцы и ковбои, — ответил ему Билл.

— Расскажи нам, дядя Билл, — начали хором умолять пацаны, и в конце концов Доджу пришлось представить им дикую историю, которая привела их в полный восторг. Наконец, босоногие мальчишки подхватили пустые котелки и ускакали домой. Стив взял ножницы и вернулся к работе.

— Дядя Билл, а вы не находите ничего удивительного в этом поле? — Додж задал, наконец, вопрос, который давно его уже мучил.

— Ну-у… и что ты такое заметил? — уклончиво спросил тот.

— Ну как же! Каждое утро пропадает несколько снопов из тех, которые мы сметали. Я сначала не был уверен в этом. Но на третий день я специально все пересчитал, и несколько штук исчезли бесследно. Так куда же они, черт возьми, делись?

8
{"b":"10776","o":1}