ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Homo Deus. Краткая история будущего
Метро 2035: Ящик Пандоры
Среди садов и тихих заводей
Лолита
Мужчины на моей кушетке
С жизнью наедине
Гадалка для миллионера
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Колодец пророков

Услышав это, бандиты громко расхохотались, считая слова Келса шуткой. Тот и сам охотно смеялся, но несколько раз подмигнул Жанне.

Однажды Келс поручил Клайву оседлать лошадь Жанны. Пробуя ремни, Джим прикоснулся своей рукой к руке Жанны. Это прикосновение наполнило ее сладкой дрожью; она взглянула на Джима, но тот отвернулся. Вероятно, он не доверял своим глазам. И снова начался бесконечный путь по ущельям. Тропинки были такие грубые и извилистые, что, по расчету Жанны, они проезжали не больше трех миль в час. Ей приходилось беспрестанно помогать своей лошади выбирать дорогу, и это целиком завладевало вниманием. Только с наступлением темноты был сделан второй привал. Жанна хотела было помочь в чем-нибудь, но Вуд посоветовал ей лучше отдохнуть. Все мужчины, и особенно Бейд Вуд, старались оказать ей всевозможные услуги, и только Джим Клайв держался в стороне из боязни выдать себя.

Закутанная в одеяла, Жанна лежала в нескольких метрах от костра. Однажды Келс обернулся, чтобы посмотреть, насколько далеко она от них и затем, понизив голос, рассказал какой-то анекдот. Окружающие захохотали. Пирс, в свою очередь, также что-то рассказал и тоже старался, чтобы она не могла услышать его. В своем оживлении они уселись плотнее, и Джесси Смит, по-видимому, большой весельчак, вскоре заставил их прямо взвыть от удовольствия. Джим Клайв громко хохотал вместе со всеми.

— Послушай, Джим, а как ты справился со своей историей? — заметил Келс.

— С какой историей?

— Ну с той, из-за которой ты явился сюда и дал мне счастливую возможность прикарманить тебя, — ответил Келс с принужденным смехом.

— О, ты говоришь о девушке?.. Само собой я справляюсь с этим, но только на трезвую голову.

— Расскажи нам, Джим, — сказал Келс с особым любопытством.

— Хорошо, — ответил Клайв, делая вид, что воспоминание причиняет ему боль. — Я родом из Монтаны. Зимой — охотник, летом — золотоискатель. Однажды скопил кругленькую сумму, несмотря на то, что нередко спускал кое-что в картишки и на виски. Ну, само собой, там была девушка. Красавица, из-за которой я попал в скверную историю. Оставив все свои пожитки у нее, я отправился за золотом. При моем возвращении мы хотели пожениться. Я не показывался шесть месяцев, мне здорово везло, но в последний момент решительно весь мой золотой песок у меня украли. Когда я вернулся обратно в Монтану, моя девица успела выйти замуж за другого и все, что я у нее оставил, подарила ему. Я запил. А пока я гулял, они принялись распускать обо мне разные паршивые слухи. Это было делом ее рук. Мне пришлось бежать из города, и постепенно я докатился сюда, на границу.

Выслушав эту вымышленную историю, Келс задумчиво отошел от костра и, закутавшись в одеяла, улегся неподалеку от Жанны.

На следующий день измученная кавалькада выбралась наконец из цепи гор, скал и колючего кустарника на широкую и пыльную дорогу, очевидно, совсем недавно проложенную, о чем свидетельствовали совершенно свежие пни спиленных деревьев. Видно было, что множество людей пользовалось этой дорогой.

Келс казался сильно взволнованным; Пирс выглядел настороженно, и глаза его рыскали кругом, как у ястреба; Смит походил на ищейку, почуявшую след.

По краям дороги валялись груды тележных обломков, колес, посуды, ящиков, старого тряпья от палаток, занесенного ветром в кусты, дохлые мулы и ослы. Все выглядело так, как будто здесь только что проехала отступавшая армия. Вскоре дорогу пересекла тенистая речка. Перебравшись на другой берег, кавалькада тронулась по дороге, свернувшей теперь вдоль течения реки.

Несколько миль спустя дорога уперлась в поросшее соснами ущелье. Деревья совершенно скрывали от глаз края и почву ущелья. Пришлось проехать еще несколько миль, прежде чем бандиты снова выехали на открытую поляну, показавшуюся Жанне местом отвратительного пожарища. Однако такое опустошение являлось делом человеческих рук. Громадная поляна предназначалась для постройки жилищ. Но еще на целую милю не было видно ни одной палатки или хижины. Ущелье заворачивало вправо, и большой серый выступ скрывал от глаз даль. Внезапно властный окрик Келса заставил всех остановиться. Жанна увидела, что они находятся высоко над обрывом. Внизу раскинулся приисковый лагерь. То было весьма интересное зрелище, и, вероятно, Келс находил его даже красивым; однако Жанне оно показалось еще более отвратительным, чем оставшийся позади вырубленный лес. Всюду, куда ни падал ее взгляд, виднелись грубые кучи земли, маленькие шалаши, кое-где палатки и изредка — блокгаузы. И чем дальше она глядела, тем больше роились вдали эти неуклюжие приисковые постройки, своими черными и белыми крышами густо заполняя устье узкого обрыва.

— Ну, хозяин, что ты скажешь об этом? — спросил Джесси Смит.

— Это превосходит все, что я видел до сих пор! — ответил Келс взволнованно.

Пирс и Клайв тоже, не отрываясь, уставились вниз.

— Для нашего жилья я подыскал местечко по другую сторону лагеря. Там нам будет хорошо, — сказал Смит.

— А сейчас нам необходимо ехать по этой дороге?

— Ну конечно! — ответил Смит, ухмыляясь.

Келс заколебался и провел рукой по своей бородке. Очевидно, он боялся быть узнанным.

— Борода делает тебя совершенно другим человеком. Кроме того, не думаю, чтобы ты был здесь так хорошо известен.

Надвинув низко на лоб свою широкую шляпу, Келс приказал Жанне надеть маску.

— Ах, Келс! Никто и не взглянет на нас, когда мы будем проезжать. Здесь каждый занят только самим собой. Женщин тут тоже достаточно и без нее. Я недавно видел целую дюжину их, и все они были в вуалях.

Лежавший перед ними обрыв походил на громадный муравейник, полный торопливо суетящихся муравьев. То были люди, добывавшие золото. Подъехав ближе, Жанна увидела бородатых мужчин и еще совсем безусых юношей. На обоих берегах реки копошилась такая масса людей, что, казалось, они должны были невероятно мешать друг другу; тысячи мужчин то и дело нагибались к воде, промывали землю и перетрясали ее. Все они были охвачены какой-то особенной напряженностью. У них не было времени поглядеть вокруг. Обтрепанные, лохматые, с голыми руками и ногами, они стояли, низко согнувшись. На всем своем пути кавалькада встретила массу глубоких ям, полных таких же копошащихся потных мужчин. Некоторые ямы были глубоки, другие мелки, одни вырыты длинными проходами, другие — простыми дырами. Если решительно все землекопы находили золото, значит, оно было повсюду. Как молчаливы и сосредоточенны были эти люди!

Но лагерь еще больше поразил Жанну. Это был целый город плоских и пестрых блокгаузов, окруженных бесчисленным множеством палаток. Широкая улица делила его на две части и пестрела оживлением; она кишела людьми и животными, как улей, и шумливостью своей напоминала сумасшедший дом. Панели были сделаны из грубо сколоченных досок, трещавших под тяжелыми сапогами пешеходов. Одни палатки стояли просто на земле, другие — на деревянном фундаменте, третьи же — на бревенчатых подстилах. Еще дальше начинались ряды блокгаузов, лавок и трактиров. В конце улицы высилось большое здание со сверкающей золотом надписью «Ласт Наггит». Из дверей этого дома доносился визг скрипок, шарканье сапог и хриплые радостные выкрики. Жанна увидела странных, разгульных мужчин и женщин, от вида которых она содрогнулась. Ей навстречу попались также женщины, нагруженные мешками или ведрами, изможденные и одичавшие, при виде которых ее сердце сжалось от жалости. Тут были и ленивые индейцы, и бородачи, очень походившие на членов шайки Келса, и игроки-мексиканцы с темными лицами и большими остроконечными шляпами. Но больше всего в этом кипучем людском потоке было сухопарых, жилистых золотоискателей всевозможного возраста, в клетчатых рубашках, высоких сапогах и с заткнутыми за пояса револьверами. Сосредоточенные и хмурые, они протискивались сквозь толпу. То были вьючные животные, несшие на себе всю тяжесть работы этого чудовищного улья; все остальные являлись трутнями и паразитами.

Проехав через весь город, кавалькада Келса остановилась в стороне от последнего строения возле маленького соснового перелеска, где по предложению Джесси Смита было решено построить блокгауз.

30
{"b":"10778","o":1}