ЛитМир - Электронная Библиотека

Это место как нельзя больше подходило к требованиям банды. Находясь всего в ста метрах от ближайших хижин, оно в то же время было совершенно скрыто от них. В лагерь спускалась гладкая извилистая дорожка. Позади лагеря высилась гора, расщепленная узким, густо засыпанным обвалившимися глыбами обрывом. Неподалеку от этого места протекал ручей. Почва была каменистая и считалась незолотоносной.

Когда настали сумерки, Келс обратился к своим людям с такой речью:

— Ты, Бейд, вместе с Джесси будешь сторожить лагерь. Ты, Пирс, посмотришь, не встретишь ли кого из наших. Но встречайтесь только в темноте… Ты, Клайв, пойдешь со мной. — Затем, повернувшись к Жанне, спросил: — Не хотите ли пойти со мной посмотреть на все достопримечательности этого лагеря или останетесь здесь?

— Я с удовольствием пошла бы вместе с вами… если бы… не так ужасно выглядела в этом костюме, — ответила она.

Келс засмеялся.

— Ну, будьте покойны, вас никто не увидит и не говорите нам больше о своем «странном» виде.

— Не можете ли вы дать мне какой-нибудь длинный плащ? — пробормотала Жанна.

Клайв молча подошел к своему седлу и, отстегнув пакет, принес ей длинный серый плащ. Жанна часто видела его, и он пробудил в ней воспоминания о Хоудли.

— Спасибо, — сказала она.

Плащ оказался длинным, колоколообразным. Жанна целиком потонула в нем.

— Скромность, конечно, прекрасное качество, но она не всегда бывает выгодна для женщины, — смеясь заметил Келс. — Поднимите воротник… Натяните шляпу глубже на лицо… Так. И если вас теперь не примут за молоденького парнишку, то я готов тут же проглотить всю одежду Денди Дейла и накупить вам гору шелковых платьев. Ха-ха!

Жанна почувствовала, что он тоже рад за нее, несмотря на то, что ее первый вызывающий костюм гораздо больше льстил его тщеславию. Иногда в ней пробуждалась почти нежная симпатия к этому бандиту.

Наконец они двинулись. Жанна ехала между Келсом и Клайвом. В темноте она взяла Джима за руку. Он едва не переломил ей пальцы своим пожатием.

Лошади с большим трудом пробирались вперед. Улица была изрыта ухабами и во многих местах завалена камнями.

Они проехали мимо шумных трактиров, мимо большого, ярко освещенного плоского дома с вывеской «Ласт Наггит» и наконец достигли последней черты города. Острый взгляд Келса впивался в каждого встречного всадника. Он жаждал встретить своих бандитов. На обратном пути они остановились возле «Ласт Наггита», и Келс сказал:

— Джим, стереги Жанну пуще глаз своих. Для меня она дороже всего золота, всего Ольдер-Крика.

Уцепившись с одной стороны за Клайва, Жанна, как испуганный ребенок, просунула другую руку в руку Келса. Это непосредственное движение тронуло его.

— Все будет хорошо, не бойтесь ничего, — прошептал он с нежностью.

Вначале Жанна увидела только одно громадное помещение, полное дыма, шума и людей. Келс медленно продвигался вперед. В зале стояла отчаянная вонь, от которой Жанну чуть не стошнило. То была сплошная завеса табачного дыма, пропитанная запахом рома, мокрой парусины и коптевшего керосина. Шум стоял такой, что легко можно было оглохнуть. Пьяные мужчины, бессмысленно гогоча, стучали и шаркали сапогами и ревели от какого-то непонятного удовольствия. В соседней комнате танцевали. Кругом теснилась толпа. Тут же кричала и волновалась толпа игроков. Тесно усевшись на опрокинутых бочках вокруг ящика, служившего столом, они потряхивали грязными мешками, набитыми золотом. Жанна увидела молоденьких юношей, разгорячившихся, осунувшихся и уже зараженных безумием азарта.

Внезапно она почувствовала, как Келс сильно вздрогнул. Поискав глазами причину, она заметила знакомые темные лица. Повернувшись к ней широченной спиной, сидел Гульден. Несмотря на запрещение Келса, бандиты все-таки собрались в одну компанию. Некоторые из них были сильно пьяны, но, заметив Келса, не подали и виду, что узнали его.

Однажды Бликки и Бади Джонс прошли совсем близко один от другого, но как два совершенно незнакомых, чужих человека. Затем Жанна увидела Чика Вильямса под руку с Бирдом, расхаживавших взад вперед с видом подружившихся золотоискателей. Постепенно выяснилось, что вся банда Келса до одного человека собралась в Ольдер-Крике.

— Сведите меня туда, — попросила Жанна, указывая на танцевальный зал. Келс послушно повел ее в менее заполненную зрителями залу. Неожиданно перед глазами Жанны запрыгали, завертелись и задрыгались пары обезумевших людей. Танец их имел какое-то весьма отдаленное сходство с вальсом. Музыка почти пропадала в царящем гвалте. Вид танцевавших женщин мгновенно приковал внимание Жанны. Подобных жестов и взглядов она еще никогда не видывала. Однако все это подействовало на нее как нечто возмутительное, мерзкое и отвратное.

— Выйдемте отсюда, — попросила она, и Келс тотчас же послушно выполнил ее желание. Пройдя через громадный зал, служивший столовой, они вышли на оживленную улицу и направились домой.

— Теперь вы достаточно видели, — сказал Келс, — но это пустяки по сравнению с тем, что будет впереди. Это лагерь еще молодой и очень богатый. Золото здесь дешевле всего остального. Оно течет из рук в руки по десяти долларов за унцию. Покупающие его совершенно не следят за весами. Игроки — первейшие шулера в мире.

На следующий день Жанна встала очень поздно. Ее разбудил грохот сваливаемых бревен. С лесопилки лошади тянули громадные стволы спиленных деревьев и груды досок. Остов блокгауза был уже готов. Джим работал заодно со всеми. Жанна выбрала себе удобное и незаметное местечко между скалами и наблюдала за кипевшей работой.

Келс работал вместе со всеми и, видимо, хорошо знал это дело. Около полудня была готова дощатая крыша. После обеда приступили к обшивке стен. Вскоре после этого прибыла фура с целой горой всевозможных покупок, заказанных Келсом. Помогая разгружать телегу, Келс рылся и искал чего-то. Найдя наконец то, что ему было нужно, он подошел к Жанне и положил к ее ногам груду больших л маленьких пакетов.

— Вот вам, мадемуазель скромница, — сказал он. — Сделайте себе новые платья. Пока можете костюм Денди Дейла забросить в угол, кроме тех дней, когда нам придется ездить… Кстати, меня теперь зовут Блайт и если кто начнет расспрашивать, то вы моя дочь.

Всю вторую половину дня, часть вечера и весь следующий день Жанна так усердно занималась шитьем, что даже глаз не поднимала от работы. Наконец, платье было готово, и она с гордостью облачилась в него. Кроме умения шить, эта девушка обладала хорошим вкусом. Из всех мужчин Бейд Вуд проявлял наибольший интерес к ее работе и из-за этого даже дал пригореть обеду.

В тот же вечер был готов и неказистый блокгауз. Он представлял собой одно большое длинное помещение с маленькой пристройкой позади, предназначенной для Жанны. Грубая дощатая дверь с замком, широкая скамья, устланная несколькими одеялами, и небольшая четырехугольная дырка в стене, выполнявшая роль окна, — таково было обиталище Жанны. Собственными безделушками и некоторыми предметами, купленными для нее Келсом, она быстро сумела придать более уютный вид своему уголку. Увидев окошечко, Жанна тотчас же подумала, что Джим сможет незаметно приходить сюда и беседовать с нею.

Келс с внушительным видом объявил Жанне, что по собственной инициативе она ни в коем случае не смеет выходить из хижины. На это Жанна ответила ему, что теперь она хочет снять с себя данное ему в Кэбин Галче обещание не делать попыток к бегству. Ей так горячо хотелось быть честной по отношению к Келсу. Выслушивая ее слова, он мрачно уставился на нее.

— Не делайте этого, вам худо придется, — сказал он. — Вряд ли Гульден посмотрит на вас, как на икону. Не забывайте его метода: пещера и веревка!

Инстинктивно или же с сознательной жестокостью, но он выбрал самое подходящее, чтобы заставить Жанну содрогнуться от ужаса.

Глава XIV

На своем новом месте Жанна могла также успешно следить за Келсом и его людьми, как это она проделывала в Кэбин Галче. Однако, насколько Келс был раньше непосредственен, настолько теперь он сделался осторожным и скрытным. По ночам к нему то по одному, то по двое приходили бандиты и о чем-то тихо сговаривались. Из всех этих разговоров Жанне удавалось разобрать только некоторые отрывки, но и этого было вполне достаточно, чтобы понять, что Келс во что бы то ни стало стремится обратить на себя всеобщее внимание. Ольдер-Крик должен почувствовать, что его посетил крупный человек. Такое желание Жанна считала страшнейшим безрассудством с его стороны. Этот бандит был великолепен в своей отваге. Несмотря на свое отвращение к его жутким и преступным намерениям, Жанна сильно интересовалась его дальнейшей судьбой.

31
{"b":"10778","o":1}