ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пожалуйста, выньте из волос веточку, – лениво проговорил он. – Она портит все впечатление.

Девушка вскрикнула и круто развернулась к нему. Ее глаза от испуга стали похожи на два блюдца.

Возможно ли это? Она что, не ожидала здесь кого-то увидеть? Джеффри отогнал эту мысль как маловероятную.

Для чего ей приспичило карабкаться вверх по стене, если не для встречи с ним?

– Поздравляю вас с изобретательностью, – ухмыльнулся он. Шутливый тон скрыл испытываемую им горечь. – Считайте, что вам удалось меня заинтриговать.

Девушка нахмурилась, и на лбу ее пролегли морщинки, придавшие лицу задумчивое выражение.

– Благодарю вас, – прозвучало в ответ. Судя по интонации, она была озадачена, если не сказать ошеломлена. – Меня вообще считают довольно сообразительной.

– Не могу не согласиться. Вы так умны, что мне не терпится услышать продолжение. – Он наклонился, и зажег свечу.

– Нет!

Но было слишком поздно. Фитиль разгорелся, и мягкое сияние пламени, разогнав тьму, облило золотом интерьер и в нем мужчину с женщиной.

Перед ним стояло восхитительное создание. Правда, незнакомка выглядела чуть старше, чем ему показалось сначала. В неярком свете свечи ее глаза под необыкновенно длинными ресницами напоминали голубые озера. Ее губы были похожи на темно-красные бутоны. Такие губы бывают у женщин после... после страстного поцелуя.

Джеффри был почти уверен, что она только что с кем-то целовалась. При этой мысли он заледенел. Незнакомке на вид можно было дать лет двадцать или двадцать один. Размышляя над возрастом таинственной гостьи, Джеффри продолжал бесстыдно ее рассматривать, исследуя взглядом изысканные линии модного покроя платья, высокую грудь и обворожительно тонкую талию. Все остальное скрывала широкая юбка. Но ему не составило труда оживить перед мысленным взором картинку с молочно-кремовым бедром и стройной ножкой. Джеффри еще долго мог бы предаваться воспоминаниям, если бы постукивание этой стройной ножки не отвлекло его от столь приятного занятия.

– Прошу меня простить, прекрасное видение, за столь беспардонное разглядывание. Но поверьте, мне не так уж часто предоставляется возможность лицезреть женщину, отважно бросившую вызов самой матери-природе.

– Значит, у вас нет сестры, – сделала неожиданный вывод незнакомка.

Джеффри едва не расхохотался, вообразив, как его сестра, чопорная и холодная Софи, взбирается по приставной лестнице или карабкается по дереву. Это зрелище было из области фантастики.

– Отчего же? У меня есть сестра. Только она – пример несокрушимой благопристойности. – Он улыбнулся. – Но моему сердцу гораздо милее девушки, усыпанные листьями. – Джеффри жестом указал на застрявшие в ее прическе желтые и оранжевые листочки.

Ахнув, она принялась суетливо шарить в волосах в поисках компрометирующих улик. Не в силах сдержать саркастическую ухмылку, Джеффри поднялся с дивана и подошел к ней.

– Пожалуйста, позвольте мне.

Он действовал осторожно, чтобы не испортить ее элегантной прически, не торопясь выуживая из золотистых прядей листья, тронутые красками осени. Джеффри не мог не отметить, какими удивительно мягкими и шелковистыми были ее волосы. Внезапно, поддавшись порыву, он вынул из прически две заколки.

– Мой Бог! – воскликнул граф с фальшивым сожалением, когда освобожденные из плена кудри рассыпались по плечам. – Какой я неловкий. – Не в силах противиться желанию, он с восторженным возгласом погрузил руки в буйное великолепие волос.

Но к огорчению Джеффри, незнакомка резко отпрянула, лишив его возможности насладиться удовольствием.

– Черт возьми! Вот так всегда!

Граф с улыбкой наблюдал за ее бесплодными стараниями вернуть прическе первоначальный вид, и ему стоило немалых усилий сдержать смех. Искушаемый соблазном вынуть остальные заколки, он предусмотрительно отодвинулся от нее на безопасное расстояние и, вспомнив о бренди, взял свой бокал.

– Идите сюда, прекрасное видение, я хочу вас угостить.

– Я потеряла веер! – пожаловалась незнакомка, пропустив его приглашение мимо ушей. Ее глаза растерянно блуждали по полу в надежде обнаружить потерю. Когда же поиски не увенчались успехом, она подбежала к окну и, перегнувшись через подоконник, выглянула в ночь. Джеффри подумал, что должен что-то сказать, чтобы остановить таинственную гостью, иначе она соскользнет вниз, чтобы продолжить поиски в саду.

Он приблизился к ней и, взяв за тонкую руку, отвел подальше от окна. Только теперь Джеффри сообразил, что окно расположено довольно высоко, а ближайшее дерево – на расстоянии рискованного шага.

– Пожалуйста, позвольте представиться. Я Джеффри Ратберн, сын хозяйки бала.

– Граф? – В голосе девушки прозвучал благоговейный страх. Она подалась вперед, чтобы получше его рассмотреть.

– Он самый. – Джеффри отпустил ее руку и галантно поклонился.

Незнакомка присела в неловком реверансе, и он расплылся в широкой улыбке.

– Добрый вечер, милорд, – пролепетала она и с надеждой устремила взгляд на распахнутое окно.

Намерения ее не вызывали сомнений. Судя по всему, она была решительно настроена найти потерянный веер, чего бы ей это ни стоило. Джеффри торопливо налил бренди во второй бокал.

– Прошу вас. Мне почему-то вдруг стало бесконечно одиноко. Не выпьете ли со мной?

Она колебалась, казалось, целую вечность. Затаив дыхание, Джеффри ждал ее ответа. Конечно, с его стороны было не совсем вежливо пытаться удержать молодую леди подле себя. Ему бы следовало предложить ей воспользоваться дверью и спуститься в бальный зал более привычным способом. Но он сгорал от желания узнать причину столь экстравагантного поведения, а потому не мог ее отпустить. В конце концов таинственная незнакомка могла оказаться обычной воровкой, рассчитывавшей обобрать гостей его матери. Он должен был добиться от нее вразумительного ответа.

– Ну же, решайтесь, – повторил он настойчиво. – От одного бокала не будет никакого вреда. – Он вопросительно вскинул брови, мысленно взывая к ее авантюрному духу.

– Я хочу снова взобраться на дерево. Он едва не лишился дара речи.

– Чтобы найти веер? – решил уточнить граф.

– Веер? – Она нахмурилась. – Вот еще! Глупости! – Она улыбнулась. – Конечно, нет. Мне просто нужно подумать.

– Вы имеете обыкновение думать, сидя на деревьях?

– Как правило, да. Дома у меня на дереве есть чудесная будочка. Вероятно, поэтому у меня и появилась такая привычка. Тетушка Уин считает ее странной и просит не делать этого в Лондоне. Но я иногда не в силах себя перебороть. – Могучий дуб за окном снова притянул ее взгляд. – Впрочем, я почти уверена, что на этот раз тетушка Уин меня бы поняла. Правда, мое белое платье при свете луны слишком бросается в глаза. Хотя тетя Уин обычно довольно снисходительно относится к моим так называемым своеобразным привычкам, она не раз предупреждала меня, что другие вряд ли поймут и простят мне эти слабости.

Джеффри кивнул, убаюканный размеренными звуками ее мелодичного голоса. Она произносила слова, будто читала по нотам, с почти педантичной точностью, хотя ее мысли порой разбредались. Но в целом течение ее плавной речи, особенно в сочетании с лунным светом и бренди, гипнотизировало его, унося мечтами в заоблачные выси, куда по собственной воле он никогда не рискнул бы вознестись.

– Дело вот в чем, – продолжала она. – Увидев открытое окно, я решила, что это вполне подходящее место для размышлений.

Услышав это, Джеффри помрачнел.

– Так вы не меня искали? – проговорил он обиженно.

– Я и не знала, что в комнате кто-то есть. Мне, пожалуй, стоит вернуться на дерево. – Незнакомка решительно направилась к окну и, приподняв юбки, приготовилась влезть на подоконник.

– Нет!

Она застыла, глаза ее расширились от удивления. Джеффри тем временем лихорадочно искал предлог, который позволил бы ему удержать незнакомку.

– Я... м-м... я не могу позволить вам уйти. Вы можете упасть...

– Я никогда не падаю!

3
{"b":"10787","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
С любовью, Лара Джин
Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь
Катарсис. Старый Мамонт
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Павел Кашин. По волшебной реке
Охотник за тенью
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией