ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек Мартин, крупный финансист и ловкий бизнесмен, похоже, человек с очень горячим темпераментом. Уверенные манеры, широкие плечи, прекрасная фигура. Жаль, что он такой богатый и вредный! Иначе Элли посоветовала бы ему взглянуть на ее сестер. Впрочем, если он свяжется с Эйприл или Мэй, ему достанется по полной программе.

В кухне вместе с температурой нарастало и напряжение. Надо проверить, как там крабовые тарталетки в духовке, но под взглядом Джека Мартина Элли оцепенела. Девушка не могла придумать предлога, чтобы изменить обстановку, он, кажется, тоже. Ей нужно было нарезать батон, но она боялась, что у нее дрогнет рука и ломтики получатся неровными. Почему он не уходит? Почему не дает ей работать?

— Я вас откуда-то знаю, — наконец произнес он. — Где мы встречались? На вечере у Барлет?

— Нет.

Он щелкнул пальцами.

— Вспомнил! Вы приходили ко мне в офис. Хотели открыть свой ресторан.

— Вы мне отказали.

— Конечно, отказал. Я финансирую серьезные предприятия. Благотворительностью не занимаюсь.

— Я не просила о благотворительности, — резко ответила Элли. — Я рассчитывала на доход.

— Каким образом? Знаете, сколько ресторанов…

— Разоряются в первые шесть месяцев? Конечно, знаю. Вы подробно объясняли мне это тогда. Большое спасибо, конечно. Но мой ресторан будет…

— Другим. Особенным. Все так говорят. Уверяют, что уж у них-то в отличие от других все пойдет как по маслу. Кстати, а как вы ко мне пробрались? Я обычно не принимаю поваров. Считаю это пустой тратой времени.

— Я все прекрасно поняла. Можете не беспокоиться. — Да, очень ему надо беспокоиться о таких, как она! — Я открою ресторан и без вашей помощи, — заявила девушка.

— Молодец, Золушка! Дайте мне знать, как у вас пойдут дела.

Элли поджала губы. Вот еще. Они никогда больше не увидятся. А о том, как она пробралась к нему в офис, она вообще не собирается ему рассказывать. Это останется ее маленьким секретом. Элли решительно взяла кухонные ножницы и начала шинковать укроп.

Мистер Мартин потер ладони.

— Ну вот, мы поняли друг друга, теперь можете продолжать работу. Хотите, я позову ваших сестер, чтобы они помогали складывать все на подносы?

Она кивнула, не глядя на него.

Вечер близился к концу. Эйприл и Мэй принесли пустые подносы. Они, глупо хихикая, обсуждали дом и гостей.

— Ну как? — обратилась к ним Элли. — Встретили вы там мистера Совершенство?

— Да как тебе сказать, — неохотно начала Эйприл. — Слышала, что Дэвида Картера называли самым богатым из гостей. Но он маленький и лысый. Еще один парень ущипнул меня за зад, когда я брала со стола пустой бокал…

— Может быть, Джек Мартин не самый богатый, но уж точно самый горячий. Он такой красивый, умереть можно! — вмешалась Мэй. — Кстати, он расспрашивал о тебе, Элли.

— В самом деле? — Элли почувствовала, как у нее участился пульс. — И что он говорил?

— Просил передать тебе, что крабовые тарталетки великолепны, а он в этом знает толк. Ведь это его любимое блюдо. Он перепробовал их в каждом ресторане на побережье.

— Понятно, — отозвалась Элли.

— Потом он спросил, можно ли тебя нанять на какое-то время. — Лобик Мэй озадаченно наморщился. — Я ответила, что можно нанять всю нашу команду, ведь мы работаем вместе. Но он почему-то хотел только тебя. Я сказала, что надо спросить маму, ведь она составляет расписание.

Да, конечно, мачеха составляет расписание, но Элли не собирается работать у человека, который решил, что она — никто. Вот пройдет этот вечер, и она больше никогда его не увидит. И очень хорошо! Ну, может быть, когда-нибудь в будущем, когда у нее будет собственный ресторан, он явится туда под руку с роскошной блондинкой как клиент. А она с удовольствием заявит ему, что мест нет.

«Извините, — скажет она, — но у меня все места заказаны, мистер Противник Ресторанов».

Он уйдет уязвленный, но уже не вспомнит, где они виделись раньше. И тут она скажет:

«А вы меня не помните? Я та, которой вы отказали в помощи».

Он хлопнет себя по лбу и сразу вспомнит, кто она такая и как он отказал ей. Какой просчет! Нет, он, конечно, не станет сожалеть, что не поддержал достойного человека. Ему наплевать на успех самостоятельного и самодостаточного предпринимателя. Его раздосадует лишь то, что он упустил шанс нагреть на ней руки.

Он увидит толпу перед рестораном, счастливых и радостных клиентов, услышит веселое щелканье кассовых аппаратов. Увидит поток долларов, текущих к ней. Вот тогда Джек Матрин и поймет, как жестоко он просчитался. Элли так и представила его удивленный и недоверчивый взгляд. Его разочарование. Стоя на пороге, он бросит на нее умоляющий взгляд.

«Пожалуйста, — скажет он, — позвольте мне остаться. Дайте мне одну лишь крабовую тарталетку. Всего одну».

А она покачает головой, и на ее губах появится торжествующая улыбка. Он выйдет и прижмется носом к стеклянной двери с другой стороны. Может быть, в его глазах блеснет слеза. Вот тогда она почувствует себя отомщенной…

— Что это ты скалишься? — спросила Мэй, толкая Элли в бок.

— Да так. Иди-ка в зал, — ответила Элли и, открыв дверь, выпроводила сестер к гостям.

Около полуночи гости стали расходиться. Элли смертельно устала. Она собирала вещи, а сестры тем временем допивали оставшееся после вечеринки шампанское и весело сплетничали о гостях. Хорошо хоть Гвен помогала ей заполнять коробки пустой посудой, иначе бы пришлось провозиться всю ночь.

Зевнув, Гвен заметила, что у нее уже не тот возраст, чтобы ходить по вечеринкам. Тем не менее она не попросила дочерей о помощи. Элли считала, что она донельзя избаловала обеих дочерей и теперь их уже невозможно исправить. Хорошо, если они найдут богатых мужей. Тогда у них будет прислуга и им не надо будет ничего делать самим.

Подойдя к автомобилю, Элли вдруг поняла, что забыла обуться. Ее золушкины туфли так и остались в подсобке на кухне. Вернуться? Но там она может столкнуться с ним… Лучше она купит другую обувь, по сезону. Выводя свой грузовичок на дорогу, Элли босыми ногами жала на педали. Оглянувшись, она увидела ярко освещенный дом. Но Джека Мартина на пороге не было. Он не смотрел ей вслед.

Ее нисколько не разочаровал тот факт, что он не подошел к ней сам и не попросил поработать у него. Иначе он тут же получил бы решительный отказ. И зачем только она обернулась в надежде увидеть его на пороге? Любопытство, только и всего. Элли с облегчением вздохнула. Вечер закончился, и ей не придется встречаться с ним снова.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джек Мартин вздохнул с облегчением. Он уютно устроился в своем кабинете, включил джазовую музыку и приготовился отдыхать. Пока все шло хорошо. Но он знал, что нельзя ни на что полагаться, пока данные ему обещания не будут скреплены подписями. Слишком часто его постигало разочарование, когда в последний момент верное, казалось бы, дело неожиданно срывалось.

Все началось давно, когда ему было всего девять лет. Его мать выступила против его отца. Она заявила, что Спенсер Мартин уделяет слишком много времени своему бизнесу и слишком мало — ей. Прощаясь, она пообещала вернуться за сыном, но потом вышла за кого-то замуж, а ее избранник не захотел воспитывать чужого ребенка. Много позже она вернулась в надежде возобновить с ним отношения, но Джеку Мартину мать была уже не нужна. Его воспитали многочисленные няньки, и он чувствовал себя независимым и самодостаточным во многом благодаря дистанционному воспитанию со стороны отца. С самого раннего детства он усвоил жизненный стиль отца, где главным устремлением была работа, не терпящая легкомысленного отношения. Вот так и получилось, что, когда Спенсер отошел отдел, бразды правления фирмой взял Джек.

Но и теперь отец часто появлялся в офисе, заглядывал сыну через плечо и давал советы. Никогда не вкладывай средства в одиночные предприятия; никогда не вкладывай средства в рестораны. Разумно рискуй в делах, но никогда не рискуй в личной жизни. Именно там я совершил ошибку. Всего одну, но зато какую! Конечно, он имел в виду свою женитьбу на матери Джека.

3
{"b":"10788","o":1}