ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет уж, спасибо, — ответила она. — Поверю тебе на слово.

— Я знал, что машина хороша, но не представлял, насколько она великолепна, — продолжал он. Потом, заботливо глядя на нее, добавил: — Ты устала? Хочешь домой?

— Нет, конечно, нет, — сказала она. Даже если б она устала, то никогда не сказала бы об этом, не стала бы портить ему день.

К счастью, аварий больше не было. Клаудия разговорилась с сидящей рядом женщиной. Та спросила, не муж ли ей Джо.

— Нет, — ответила Клаудия, — мы просто друзья.

— Он так смотрел на вас, — заметила женщина, назвавшаяся Эми, — вот я и решила спросить.

— Наверное, просто боится, что мне надоест и я уеду, — легко ответила Клаудия.

— Наверное, вы хорошая подруга, если согласились вот так провести субботу.

— Мне самой было интересно посмотреть на гонки. И потом, я перед ним в долгу. Прошлые выходные он занимался моими делами.

— Приятное соглашение.

Да, приятное соглашение, замешенное на любви, замужестве и, что еще хуже, сексе. Клаудия была теперь еще более уверена в том, что поступила правильно, отказав в ту ночь Джо. Она переживала, не спала, сомневалась, но не испытывала сожаления. И Джо тоже, казалось, воспринял все правильно. Он уже несколько дней не заикался о женитьбе и не пытался раздеть ее — разве только глазами.

Такие отношения вполне ее устраивали, и она согласилась пойти с ним на вечеринку в зоопарк, которую устраивал попечительский совет. На такие благотворительные вечера Джо обычно ходил с очередной пассией, и Клаудия боялась вызвать к себе повышенный интерес его друзей. Она явно не была похожа на женщин, с которыми он до этого встречался. У нее не было ни стильной прически, ни ярко-красных ногтей, ни дизайнерской одежды.

В приглашении было сказано «туалет для коктейля». В ее гардеробе ничего подобного не было, а если б и было, то теперь вряд ли подошло бы по размеру. Джо сказал, чтобы она один день не приходила на работу, а поехала бы по магазинам. Он попытался было дать ей свою кредитную карточку, но она отказалась.

— Люди подумают, что я содержанка, — сказала она, стоя перед его письменным столом.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он, удивленно глядя на нее. — Ты снимаешь у меня комнату. Мы не спим вместе. Какая же ты содержанка?

— Тсс, — приложила она палец к губам, нервно оглядываясь.

Джо усмехнулся, увидев, как она покраснела.

— Ты должна меня просветить. Кто такая содержанка? — спросил он, изображая невинность.

— Я должна объяснять тебе подобные вещи? — спросила она. — Ты сам прекрасно знаешь, кто это. И я не имею ни малейшего желания считаться таковой.

— Тебе это не угрожает, сказал он, — если только ты не решишь спать со мной. И даже тогда ты можешь платить за квартиру и…

— Прошу тебя…

Джо, улыбаясь, смотрел, как она выскакивает из кабинета. Ему нравилось дразнить ее, смотреть, как пылают ее щеки, горят глаза. Каждый день он придумывал какую-нибудь безобидную шутку. Просто чтобы полюбоваться на ее реакцию. Казалось, эта игра ей тоже нравится, но он не был уверен. Но по крайней мере она согласилась пойти на вечеринку в зоопарк.

Каждый день он наблюдал за изменениями в ее теле и с нетерпением ждал, когда живот округлится и нальется грудь. Неважно, что она будет тогда носить, все равно она будет для него желанной. Ее лицо светилось, она была прекрасна. Наверное, она была прекрасна всегда, просто он не замечал этого. Он надеялся, что платье, которое она купит для вечеринки, подчеркнет ее новое тело.

И он не был разочарован. Она вошла в гостиную в темно-красном платье, простом, но удивительно элегантном. Кожа приобрела алебастровый оттенок, в волосах замелькали красные блики. У Джо перехватило дыхание, как будто он только что взбежал вверх по высокой лестнице. Легкие готовы были разорваться. Он даже отступил на шаг, чтобы полюбоваться на видение под названием Клаудия.

Она перехватила его взгляд и улыбнулась. Улыбка говорила, что она сама гордится собой. Повернувшись, она показала ему почти обнаженную спину.

— Ну и ну, — сказал он, когда снова обрел дар речи. — Ты выглядишь восхитительно.

— Ты тоже, — ответила она, поправляя ему галстук.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб. Ему пришлось собрать всю свою волю, чтобы не обнять ее и не поцеловать так, чтобы она сдалась и поцеловала его в ответ.

— Пошли, — сказал он. Нужно держать свои желания в узде. Чтобы снова не оказаться в дураках.

Наступили сумерки. Хорошо одетые пары гуляли от клетки гориллы к загону льва с бокалами шампанского в руках. Джо наткнулся на своих знакомых и представил им Клаудию. Те с восхищением и любопытством смотрели на нее, так что Джо взял ее под руку и увел в сторону. В этот вечер он не хотел делить ее ни с кем.

Они остановились у вольера азиатских слонов.

— Нас, попечителей, призывают взять на себя заботу об одном из животных, — сказал он. — Вот, например, об этой Тинкербелл.

— Ты уверен? — спросила Клаудия. — Не думаю, что она поместится в твоей квартире.

— Да, здесь может возникнуть проблема, — согласился он. — Но ты видишь, какая она грациозная. И потом, мне в этом доме не разрешат жить с детьми, поэтому через семь месяцев я все равно перееду. Хочу дом с двором. С большим двором, чтобы там мог уместиться слон. Если мы решим взять именно слона, конечно.

Клаудия искоса взглянула на него. Он ожидал ее реакции, возможно, напоминания о том, что их ребенок будет проводить с ним только выходные и ему не понадобится двор. Но она ничего не ответила. Он не хотел ни о чем спорить в этот вечер, возможно, она тоже.

— Чтобы там мог уместиться слон? — переспросила она.

— Почему бы и нет? Слон, качели, домик для игр.

Она отвернулась, но он успел заметить, что на глазах у нее блеснули слезы.

— Я не хочу давить на тебя, Клаудия, — сказал он. — Но я не отказался от надежды. Так же, как не откажусь от нее.

— От кого?

От нашей дочери. Как ты хочешь ее назвать?

— Может быть, Тинкербелл? — спросила Клаудия.

— Не очень удобно, когда дочь и слониху зовут одинаково. Откуда мы будем знать, о ком говорим? Или кто откликнется, когда мы позовем? — спросил он.

Клаудия рассмеялась, и он ласково обнял ее за плечи. Она снова искоса посмотрела на него, и его улыбка погасла. На этот раз она не отвернулась, и он выдержал этот серьезный взгляд. Что-то такое промелькнуло между ними, что он испугался. Он почувствовал то, чего не чувствовал никогда прежде. Он не знал, что это, и боялся понять.

— Может быть, посмотрим лучше на выдр? Их тоже можно взять, — переменил он тему.

— Да, и они гораздо меньше, — согласилась она.

Экскурсия по зоопарку завершилась обедом под шатром, затем должен был состояться ночной бал.

Некоторые из женщин подходили к Джо, целовали в щеку, говорили, что не видели его целую вечность. Они с любопытством оглядывали Клаудию. Он знакомил их с ней и не мог понять, как кто-то из них мог ему когда-то нравиться, когда рядом была Клаудия. Джо было стыдно вспоминать, что он воспринимал ее как нечто само собой разумеющееся. Как мало он ценил ее раньше! Как удивился, что она такая сексуальная и соблазнительная! Она заставила померкнуть всех женщин на этом вечере.

У него не было никаких желаний, кроме желания прижимать к себе Клаудию во время очередного танца. Он боялся, что она устанет, но она с радостью шла с ним танцевать. Он мысленно молился о том, чтобы играли только медленную музыку. Впрочем, так оно и было. Он молился, чтобы она склонила голову на его плечо, — она так и делала. Он вдыхал запах ее волос и кожи и думал о том, что жизнь не может быть прекраснее. Он не хотел отпускать ее от себя ни на минуту.

Он сказал себе, что не испортит этот вечер приставаниями к ней. Он уважал ее, восхищался ею, и он хотел ее. Он надеялся, что она чувствует то же самое. Он видел желание в ее глазах, но понимал, что она не уступит своим чувствам.

Какое счастье, что он не любит ее: ведь она тоже не любит его. Он помнил ее слова: «Ты не любишь меня, а я не люблю тебя».

20
{"b":"10789","o":1}