ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отомстить Баркли Ивенстону его же собственным оружием, — усмехнулась она. — Дядя Рори обучил меня кое-каким карточным фокусам. Одно движение руки, и вся картина меняется.

— Но это з-з-начит, т-т-тебе придется играть, — заикаясь, выговорил Стивен. — Это п-п-против правил. Д-да-дамам не позволяется играть в «Утехах дьявола». Т-т-тебя вообще туда не п-пустят.

— Успокойся, Стивен, ты всегда заикаешься, когда волнуешься. — Она ласково погладила его по руке. — Мне не составит ни малейшего труда попасть туда, потому что я переоденусь мужчиной. Надену что-нибудь из вещей Лейна, а волосы спрячу под шляпой. Я также могу надеть очки, которые забыл у нас дедушка О'Бэньон, когда гостил последний раз. Они с темными стеклами и очень помогут мне изменить внешность. Стивен пригляделся к ней.

— Ты высокая для женщины, так что, может, тебе это и удастся. При слабом освещении никто не разглядит твое лицо под полями шляпы.

Увлеченная своей затеей, Диана засмеялась.

— А еще лучше, я приклею накладную бородку и надену парик, в котором Эрик был прошлой осенью на балу у принца. В парике с бородой его никто не узнал. Мама говорит, что мой затейник-братец с его талантом мог бы стать шпионом или знаменитым актером. Боюсь только, что с его нетерпеливым, неукротимым нравом ни та, ни другая карьера ему бы не подошла. — Диана вздохнула.

— Но голос? Даже если Ивенстон не узнает твои черты, тебя выдаст голос. Диана пожала плечами:

— Ты можешь представить меня как своего кузена Луи из Парижа. Скажи им, что кузен простудился и лишился голоса. Я неплохая актриса, так что тебе нечего бояться.

В этот момент экипаж остановился, и, выглянув в окно, Диана увидела, что они были уже у входа в Таттерсолл.

— Ну вот мы и приехали. Надень шапку и поторопись. Мне нужно увидеть лошадь, которую я хочу купить, до начала аукциона.

Она открыла дверцу кареты.

— Дамы в загоны не ходят. Ну почему ты всегда должна совершать подобные выходки, Ана? — простонал Стивен.

Она оглянулась, спускаясь по ступенькам с помощью лакея.

— Назови это вызовом общественному мнению, если хочешь. Меня раздражает, что я, совершеннолетняя и хозяйка своего собственного состояния, должна все время подчиняться условностям. Если я женщина, значит, я должна придерживаться допотопных правил поведения. Мне это опротивело. Когда я нахожу способ пренебречь ими, я с радостью пользуюсь таким способом. Ну а теперь, если ты намерен меня сопровождать, кончай дуться, и пошли. Аукцион начнется меньше чем через час.

Стивену пришлось чуть ли не бегом следовать за ней, чтобы не отстать. Хотя Диана всегда относилась к нему как к брату, его чувство к ней едва ли можно было назвать братским. Он влюбился в нее, когда ей было тринадцать лет, на пороге ее превращения в женщину, в подростка с хорошеньким личиком, темно-каштановыми локонами и сверкающими зелеными глазами. Сейчас, восемь лет спустя, его чувство еще более окрепло. Он только и мечтал завоевать ее любовь.

Заметив, как заглядываются на Диану мужчины, Стивен поспешил догнать ее. Он взял ее под руку.

— Если мне суждено быть твоим спутником, не убегай от меня, Ана. Диана улыбнулась:

— Извини, Стивен. Мне не терпится увидеть Тора до аукциона. Дядя Джастин говорит, что этот жеребец из породы чемпионов и он давно не видел лошади лучших кровей.

— А Джастин тоже хотел бы купить Тора?

— Слава богу, нет. У них с тетей Викторией достаточно жеребцов в их конюшне в Сассексе. К тому же они выращивают вороных, а Тор гнедой.

— Но зачем тебе жеребец, Диана? Всем известно, что ездить на них нелегко.

— А я покупаю его не для верховой езды. Я хочу использовать его как производителя на своем конезаводе, пусть маленьком, не как Вестлейк у дяди Джастина, но своем.

Раскрыв рот от изумления, Стивен с трудом удержался на ногах.

— Женщины не занимаются такими делами. Настоящей леди не подобает быть конезаводчицей.

Раздраженная его словами, Диана остановилась и вынудила его тоже остановиться.

— Ты очень ошибаешься, Стивен. К твоему сведению, Вестлейк принадлежит тете Виктории. Она понимает в этом деле больше, чем кто-либо другой. А уж кто-кто, а Виктория Прескотт — самая настоящая леди!

— Я ничего такого не имел в виду, Ана. Просто… дело в том, что она замужем. Большинство считает, что разведением лошадей занимается ее муж. Ведь у его семьи в Америке тоже есть конный завод?

— Да, и большая плантация в Виргинии. Но дядя Джастин — врач и предпочитает лечить людей, а не разводить лошадей. То, что он виконт и пэр Англии, имеет для него меньше значения, чем строительство приютов для больных и увечных.

— Сдаюсь, — поднял руки Стивен. — Ты меня убедила. Я все же считаю, что тебе следует подумать.

Знакомое лицо у загона привлекло его внимание.

— Диана, если я не ошибаюсь, это твой дядя говорит с каким-то парнем у калитки. Быть может, он передумал насчет Тора.

Проследив его взгляд, Диана нахмурилась.

— Да, это Джастин. Но он же определенно сказал мне, что они с Викторией не интересуются Тором. С чего это он вдруг сюда явился?

В этот момент Диана заметила говорившего с дядей молодого человека. Незнакомец был высокий, стройный, широкоплечий. Даже на расстоянии ее поразили красивые черты его лица, особенно когда он рассмеялся над чем-то, сказанным Джастином.

Диана улыбнулась.

— Надо же! Интересно, кто бы это мог быть.

— Не знаю, — буркнул Стивен. — Но, судя по тому, как он одет, это, скорее всего, слуга или служащий при аукционе.

— Ты делаешь такое поспешное заключение только потому, что на нем нет шелкового жилета и модного галстука, — упрекнула его Диана, все еще не сводя глаз с разговаривающего с Джастином человека. — Его штаны из оленьей кожи безупречной чистоты, сапоги начищены до блеска, рубашка выглажена. Похоже, что и сюртук его тоже из отличной шерсти.

Стивену явно не нравился ее интерес к незнакомцу.

— Но он без шляпы. Ни один джентльмен не выйдет в такой прохладный день без головного убора. Диана уперлась пальцем ему в грудь:

— Кто бы говорил так пренебрежительно о чужой наружности! Не мне тебе напоминать, что не так давно у тебя не было никаких головных уборов, и галстук ты не умел повязывать, носил бриджи в обтяжку да рубашку, на которой не всегда хватало пуговиц. Только в прошлом году твой отец отвез тебя к своему портному на Бонд-стрит, и ты стал одеваться как денди.

Она посмотрела на его красный сюртук, рубашку с кружевами, атласные панталоны в полоску и покачала головой.

— Право же, мне кажется, что у тебя теперь больше туалетов, чем у меня.

Стивен сделал гримасу.

— Лучше прекрати пока свои нападки на меня. Твой дядя заметил нас и приближается сюда. Он знал, что ты не поехала путешествовать со всей семьей?

Диана наморщила нос:

— По правде говоря, нет. Все думали, что я поеду, но я отказалась.

— Почему? Разве тебе не хочется увидеть Италию и Грецию? Средиземное море в это время прекрасно.

Диана вздохнула:

— Я бы очень хотела увидеть Италию и Грецию, но с двенадцати лет я не переношу морских путешествий. Меня мутит от одной мысли. Наша семья владеет одной из самых больших флотилий в Европе. Мои родители и Джеймс умеют управлять судном, но мне это никак не удается, поскольку я страдаю морской болезнью. Последний раз, когда мы навещали родственников в Ирландии, я всю дорогу провела, перевесившись через борт. И представь себе только, что, зная об этом, отец все-таки хотел, чтобы я вчера отправилась с ними! Когда папа узнает, что я была на аукционе, он взбеленится. Еще один поступок, недостойный юной леди! Ну да ладно, куда теперь деваться? Может быть, я смогу убедить дядю Джастина сохранить мою тайну.

Не успел Стивен поразиться тому, с какой быстротой озабоченное выражение сменилось у Дианы улыбкой, как она уже поспешила навстречу дяде. Обняв этого внушительного вида джентльмена, она поцеловала его в щеку.

— Дядя Джастин! Какой замечательный сюрприз! Я никак не ожидала увидеть вас сегодня. Вы на аукцион приехали? А тетя Виктория с вами?

2
{"b":"10790","o":1}