ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вздор! Если вы любите друг друга, вы должны пожениться. — Прежде чем он успел ответить, Айрин погладила его по лицу. — Как только брат будет на свободе, я хочу, чтобы ты вернулся в Англию и женился на своей Ане.

— Но как я могу помочь Ронану, если я сам вынужден скрываться? Прячась тут в доме, я просто тупею.

— Когда город кишит английскими солдатами, мы не можем рисковать еще и твоей жизнью, Джад. Мы ничего не можем сделать, пока не вернется Финбар и не сообщит нам, где содержится твой брат. Финбар что-нибудь придумает, я уверена.

Джад чуть было не сказал, что дядя только и умеет придумывать всякие глупости, из которых получаются одни неприятности. Но, взглянув на мать, он сдержался. Джад недолюбливал Финбара, но он не мог погасить в ее глазах свет надежды.

— А что у нас сегодня на ужин, мама? — спросил он, обнимая ее плечи. — Запах чудесный.

— Тушеная баранина с луком и картофелем. Может быть, это блюдо и не такое изысканное, как те, что ты привык есть в Англии, но все-таки еда отменная.

Вызов в ее голосе заставил Джада улыбнуться. Ни у кого на свете нет такой замечательной мамы, решил он. Поцеловав ее в щеку, он направился с ней на кухню.

— Твоя баранина лучше всего, что мне доводилось есть в Англии. А особенно она хороша в такой холодный дождливый вечер, как сегодня. Давай есть, пока она не остыла.

Едва они сели за стол, как дверь распахнулась и в комнату ворвалась струя холодного сырого воздуха. Джад нахмурился, когда в комнату проворно вошел Финбар Макбрайд.

Скинув шляпу, высокий худощавый пожилой мужчина ухмыльнулся.

— Айрин, дорогая моя. Я ехал в такую бурю, словно за мной гнались все дьяволы преисподней. Надеюсь, у тебя найдется кусочек чего-нибудь, чтобы поддержать мои бренные силы.

Айрин помогла ему снять плащ.

— Придержи язык, Финбар Макбрайд. Тебе всегда найдется место у нас за столом, и ты отлично это знаешь. Я повешу твой плащ у камина и принесу тебе баранины.

Финбар опустился в кресло с возгласом одобрения.

— Ты ангел, Айрин. Ты обращаешься со мной лучше, чем я того заслуживаю.

— Что верно, то верно, — проворчал Джад, глядя себе в тарелку.

Бросив беглый взгляд в сторону Айрин, Финбар наклонился к Джаду и заговорил в приглушенных тонах:

— Я вижу, твое настроение со вчерашнего дня не улучшилось. Но не мог бы ты примириться с моим присутствием, хотя бы ради твоей матери? Ей нужна сейчас наша помощь и поддержка, а не постоянные стычки.

Джад бросил салфетку.

— Если бы не твои идиотские затеи, Ронан не попал бы в беду.

— Но я только предложил обсудить новый налог. Я никак не ожидал, что Ронан с приятелями поднимут шум и затеют свару, которая и привела к беде.

Джад старался сдерживать свой гнев и не повышать голос.

— Я всю жизнь слушаю твои разглагольствования о политике и этих проклятых англичанах. Ты всегда твердил: боритесь с ними, гоните их из нашей страны, убивайте их! Чего было еще ожидать от Ронана, наслушавшегося твоих бредней? Так что не строй из себя невинную овечку, я тебя знаю!

— О чем это вы шепчетесь? — Айрин поставила перед Финбаром полную тарелку. — Снова спорите?

— Мы не спорим, — отозвался Джад. — Мы просто беседуем. Ведь правда, дядя? Финбар запустил ложку в тарелку.

— Ага. Просто беседуем. Айрин села рядом с Джадом.

— За кого вы меня принимаете? Я не слепая и не глухая. Я знаю, вы друг друга недолюбливаете после трагедии, что случилась десять лет назад. У меня остались только вы двое и Ронан. Не можете вы разве поладить ради меня? Или хотя бы пока мы не найдем способ помочь Ронану?

Не обращая внимания на самодовольное выражение на обветренном лице Финбара, Джад стиснул руку матери.

— Ну конечно, можем, мама. Прости, если я огорчил тебя.

Айрин погрозила пальцем Финбару:

— И ты тоже хорош, Финбар Макбрайд. Ты нарочно Джада из себя выводишь. Смотри у меня! А теперь расскажи, что ты узнал про Ронана. Тебе известно, где он? Они и правда приговорили моего мальчика без суда?

Финбар оттолкнул тарелку.

— Да. Сегодня утром это подтвердилось. Главный констебль решил сделать из этого дела пример для всех остальных. Они собираются его повесить через три недели.

— Главный констебль? — переспросил Джад. — А как же лорд Керкленд? Я думал, такие решения принимает судья.

— Верно, но Керкленд глуп и легко идет у всякого на поводу. Главный констебль убедил его, что Ронан — член тайного общества, целью которого является свержение власти английской короны и террор. Безвольный Керкленд предоставил Ярдли полную свободу действий.

Знакомое имя привлекло внимание Джада.

— Ты сказал Ярдли?

— Да, его назначили главным констеблем прошлой весной. Я не упоминал его имени, так как знал, что ты его вспомнишь и взбесишься.

— Еще бы! Хью Ярдли воспользовался своим положением, чтобы спасти своего брата Ллойда от обвинения в гибели моей сестры, и в конечном счете погубил нашу семью. Последнее, что я о нем слышал, это что он уехал служить в Индию и взял с собой брата. А этот поганый змей Ллойд тоже вернулся в Ирландию?

— Нет. Я слышал сегодня в пабе, что Ллойд Ярдли умер. Всадил себе пулю в лоб пару лет назад.

— Это был несчастный случай?

— Нет. Хотя Хью и пытался скрыть, как все произошло, но это было самоубийство. Парень вложил в рот дуло пистолета и спустил курок.

— Быть может, в нем совесть все-таки заговорила.

— Быть может, но я боюсь, что его смерть является причиной наших бед сейчас. Хью Ярдли винит тебя в самоубийстве Ллойда, и он способен погубить Ронана, чтобы отомстить.

— А при чем тут я? — Джад ударил кулаком по столу. — Ллойд напал на мою сестру, и из-за него она умерла. Я видел его всего пару минут, когда он пытался убить меня.

Финбар кивнул:

— Мы все знаем, что тогда произошло. Пьяный Ллойд застрелил солдата, пришедшего на его поиски, а потом обвинил в убийстве тебя. Это вопиющая несправедливость, но Ронану от этого не легче.

Ярдли знает, что ты будешь пытаться помочь брату бежать. Поэтому его держат под замком в старом монастыре за городом, где расположился главный констебль со своим штабом. Всю округу патрулируют военные. Хью Ярдли не успокоится, пока вы оба не окажетесь за решеткой. Мы должны его остановить.

Послышались всхлипывания. Мужчины обернулись к сидевшей у стола Айрин. Слезы катились по ее лицу.

— Все повторяется. За одну неделю я потеряла моего Дэниэла, наших двух сыновей и нашу единственную дочь. Мой старший сын был вынужден бежать из дома. У меня остался только мой младшенький. За что я так наказана? Почему я должна потерять всех, кого я люблю?

Джад обнял мать.

— Не теряй надежду, мама. Мы найдем способ спасти Ронана.

— Но какой ценой? — Дрожащими руками Айрин уцепилась за его рубашку. — Должна ли я рисковать одним сыном ради спасения другого? Боже милостивый, я только одного хочу: чтобы вы все убрались из этой проклятой страны, где матерей лишают своих детей!

Финбар встал и, подойдя к Айрин, нежно погладил ее волосы.

— Утри слезы, любовь моя. Ты не потеряешь своих сыновей. Я тебе в этом клянусь.

Прежде чем Джад успел отреагировать на это самонадеянное заявление, Айрин обернулась к Финбару:

— Я ценю твои добрые побуждения, но жестоко сулить надежду там, где нет и проблеска. Я слышала ваши разговоры последние две недели. Джад пойдет на все ради брата. Даже если придется штурмовать тюрьму. Моих мальчиков убьют, и ты знаешь, что так и будет.

На лице Финбара мелькнула улыбка.

— В штурме не будет необходимости, Айрин. Если примут мой план, Ронана освободят без единого выстрела.

Джад презрительно усмехнулся.

— И как ты собираешься этого достичь? Уж не хочешь ли ты уморить наших врагов до смерти своими россказнями?

— Вовсе нет. Когда англичане узнают, что мы можем предложить им в обмен, они отдадут нам твоего брата целого и невредимого.

Джад приподнял брови.

— А что мы можем им предложить?

26
{"b":"10790","o":1}