ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синдром Джека-потрошителя
Раунд. Оптический роман
Аргонавт
Москва 2042
Пёс по имени Мани
Любовь на троих. Очень личный дневник
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Макбет
A
A

Майлс положил руки им обоим на плечи:

— Хватит препираться. Такие споры ничего не решают и приносят больше зла, чем добра.

— Но это же смешно и глупо, папа. Грин-Хиллз будет для нас чудесным домом; но нам же нужны конюшни и племенные лошади. У меня есть на это деньги, а он возражает!

— У него есть гордость. Это качество я научился ценить. Никто не имеет права лишить человека его гордости. Согласись, Ана, и уважай его решение.

Джад с улыбкой пожал графу руку:

— Благодарю вас, сэр, за понимание.

— Это не стоит труда, но я, в свою очередь, попрошу вас об одолжении.

Заподозрив неладное, Джад перестал улыбаться.

— И что я могу для вас сделать, сэр?

— Дело очень простое. Я уважаю вашу гордость, как мужа моей дочери, но уважьте и вы любящего отца, желающего одарить свою дочь.

Джад понял, к чему он клонит, и тут же воспротивился:

— Мне и ваши деньги не нужны. Пользоваться вашей благотворительностью нисколько не лучше, чем принимать ее от своей жены.

— Я не намерен заниматься благотворительностью. Я просто хочу сделать моей дочери свадебный подарок, соответствующий месту, которое она занимает в моем сердце. И если я хочу подарить ей двадцать тысяч фунтов, вы должны уважать мое желание.

— Но, сэр, я не хочу…

Майлс остановил его движением руки:

— И пожалуйста, ни слова больше, мистер Дев-лин. Я не потерплю возражений. Вы примете мой подарок, и все!

— А если я откажусь, что вы сделаете? Снова попытаетесь перерезать мне горло?

— Я бы вам посоветовал не выводить меня из себя. Я имел дело с более опасными противниками и всегда выходил победителем.

Диана переводила взгляд с отца на Джада, с ожесточением смотревших друг на друга.

— Два сапога пара! — рассмеялась она. — У вас обоих слишком много гордости и упрямства. Всего два часа назад, папа, ты грозил убить Джада за то, что он увел меня из дома. Теперь ты угрожаешь ему за то, что он не хочет взять твои деньги.

Майлс вздохнул.

— Я только хотел, чтобы тебе было лучше, Ана. Диана толкнула в бок Джада:

— И вы не лучше, мистер Девлин. Папа великодушно предложил нам подарок, который помог бы нам устроить новую жизнь для себя и для нашей семьи, а ты отказываешься! Если он готов уважать твое желание не трогать мое состояние, почему ты отвергаешь его щедрый подарок? Это не благотворительность, а проявление отцовской любви и заботы. Не правда ли, мама?

Кэтрин, казалось, была полностью погружена в собственные мысли.

— Что, дорогая? Ах да, я помню, ты сказала, что твой отец и Джад очень похожи, оба упрямые и гордые. С этим нельзя не согласиться. Хотя у вас, джентльмены, есть свои основания, я полагаю, что пришло время для компромисса. Вы оба любите Диану. Мы не можем завтра праздновать свадьбу, если жених и отец невесты никак не могут сойтись во мнениях.

Кэтрин встала.

— Итак, я думаю, вы сможете прийти к соглашению и без моей помощи. А я, с вашего разрешения, отправляюсь спать. Завтра много дел, и мне надо хорошенько отдохнуть. Спокойной ночи. Уже у лестницы ее догнал Майлс.

— В чем дело, любовь моя? Ты никогда не ложишься раньше полуночи, как бы рано тебе ни вставать на следующий день. Тебя беспокоит что-то? Если это замужество Дианы или мой спор с этим молодым человеком…

— Нет, нет. Диана и Джад будут счастливы вдвоем, и я знаю, ты с ним договоришься. Дело в том… когда я слушала ваши споры, я задумалась о свадьбе. Я была так счастлива и так уверена, что все будет хорошо, как вдруг мной овладело какое-то предчувствие. Что-то ужасное должно случиться завтра, Майлс, я это знаю.

— Ты волнуешься по пустякам, Кэт. Просто ты слишком много пережила за последние дни, когда мы искали дочь. Теперь мы знаем, что с ней все благополучно и она выходит замуж за человека, которого любит. Ты должна радоваться наступающему дню, а не ужасаться его наступлению.

— Я знаю, Майлс. Последний раз, когда у меня было такое чувство, я не придала ему значения. А на следующее утро мы обнаружили, что Эрик исчез. Наш младший сын сражается где-то там, в этой богом забытой Греции, и все потому, что я не прислушалась к опасениям в своей душе и не остановила его вовремя.

Майлс нежно обнял жену.

— Хорошо, любимая. На этот раз мы будем более осмотрительны. Прежде чем идти за свидетельством о браке к судье, я пошлю кого-нибудь на наш корабль. Пусть они пришлют нескольких членов команды охранять дом. Остальные будут готовить корабль к немедленному отплытию. Поговори с Джастином и предупреди его тоже на всякий случай. Все вместе мы позаботимся о том, чтобы день свадьбы нашей дочери прошел благополучно.

16.

— Джад, я надеюсь, что мои родители не проснутся и не пойдут тебя искать, — шептала Диана, впуская его к себе в комнату ночью. — Теперь, когда у тебя с папой наладились отношения, очень бы не хотелось снова их испортить.

Отдав книгу, которую он держал в руках, Джад обнял ее.

— Я прокрался сюда босиком, так что никто не слышал. Но на случай внезапной встречи с кем-нибудь я прихватил с собой эту книгу, чтобы сказать, что я ходил в библиотеку взять что-нибудь почитать, так как страдаю бессонницей. Я просто не мог заснуть, не поцеловав тебя на прощание. Только один поцелуй, и я удалюсь обратно в комнату твоего брата, обещаю тебе.

Диану не нужно было долго уговаривать. Обняв его, она прижалась губами к его губам и была мгновенно охвачена порывом страсти, которую тщетно старалась забыть все эти долгие недели их разлуки. Поцелуй тянулся бесконечно долго, и пожар в ней разгорался все сильнее.

Едва оторвавшись от его губ, она прошептала:

— А разве тебе нужно уходить?

Джад привлек к себе ее покорное тело.

— Я должен. Твой отец настоял, чтобы я спал в комнате твоего брата. Он даже предложил мне воспользоваться его вещами… Как чудесно снова чувствовать тебя в моих объятьях! И какой дивный исходит от тебя аромат! Как от букета весенних цветов.

— Это запах мыла, которое я купила в деревне. Я сегодня впервые его попробовала. Тебе нравится?

— О да. Но когда я только воображаю тебя в ванне, всю с ног до головы в душистом мыле, эта картина сводит меня с ума! Могу я спросить, что на тебе под этим халатом?

Она с улыбкой покачала головой:

— Не думаю, что тебе это на самом деле интересно.

Нежно поглаживая ее спину, он прошептал:

— Не трудись мне рассказывать. Я знаю и сам. Чего бы я только не дал, чтобы увидеть тебя сейчас, увидеть всю!

— Ты бы мог разочароваться. За последний месяц я очень пополнела.

Джад обхватил руками ее щеки.

— Это меня бы не охладило. Я люблю тебя, Ана. Нет такого местечка, от макушки до твоих розовых пальчиков, которое я не обожаю и не жажду покрыть поцелуями.

— Сейчас тебе легко говорить, а что ты скажешь, когда я растолстею, как откормленная к Рождеству гусыня?

Джад улыбнулся.

— То же самое скажу. Ведь у тебя под сердцем растет мой сын.

— Значит, ты думаешь, что будет мальчик? Джад кивнул. Диана возвела глаза к небу.

— Не знаю, что возмущает меня больше: твоя уверенность, что это будет непременно мальчик, или твое чудовищное самомнение!

— Но иначе быть не может. У Макбрайдов всегда было в семье больше сыновей, а дочерей мало. Моя сестра была первой девочкой за три поколения.

Новая мысль внезапно пришла Диане:

— Кстати о Макбрайдах. Какую фамилию я буду носить, когда мы поженимся, Макбрайд или Девлин?

— Хотя мой отец женился на моей матери и признал меня своим сыном, моя настоящая фамилия Девлин. — Он сдвинул брови. — Ты не раздумаешь выходить за бастарда?

Диана поцеловала его в щеку.

— Ни за что. А поскольку власти разыскивают Джада Макбрайда, стать миссис Девлин просто выход из положения. И вообще как ты мог подумать, что такие вещи имеют для меня какое-то значение?

— Самые самоуверенные мужчины могут быть в чем-то не уверены. Ведь это просто чудо, что такая знатная леди, как ты, полюбила такого, как я. — Джад снова сжал ее в объятьях. — Если бы я потерял тебя, Ана, не знаю, что бы я стал делать.

45
{"b":"10790","o":1}