ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В чем дело? спросил сам себя Эймис. Ведь предполагается, что это будет легкое задание. Почему ты хочешь, чтобы военный корабль отправился с тобой на задание?

Возможно, потому, что у тебя старое недоверие к лёгким заданиям, ответил он сам себе. Вся его тревога о предстоящей операции сводилась к одной мысли: Все это выглядит слишком легко.

— Генерал? — позвал Наталь, с все еще официальным тоном в голосе, — Все посты докладывают о готовности к прыжку.

— Хорошо, капитан, — ответил Эймис, — Давайте двигаться.

— Отлично, сэр. — Наталь повернулся лицом к команде капитанского мостика.

— Всем постам, готовность к прыжку. Навигатор, введите курс в компьютер.

— Курс и пункт назначения проложены и загружены, сэр.

— Инженер, подать энергию на К-Ф двигатели, — отдал команду Наталь.

— Двигатели Керни-Футиды полностью заряжены и исправны, капитан.

— Генерал, все системы в порядке и корабль готов к прыжку, — доложил Наталь.

Эймис в ответ кивнул, давая разрешение на прыжок.

— Хорошо, инженер, приготовиться совершить прыжок, — оживленно сказал Наталь. — Включить предупреждающий сигнал.

Громкий клаксон прозвучал трижды, его эхо пробежало по всему кораблю.

— Активировать инициатор поля и совершить прыжок.

— Инициатор активирован, — выкрикнул главный инженер «Геттисберга». — Прыжок через пять, четыре, три, два, один… Прыжок!

Эдвину Эймису неожиданно показалось, что космос перевернулся под прямым углом к нему, как только искусственная сетка из энергетических квантов окутала «Геттисберг». Это было похоже на то, что в реальной материи открылась дыра, и огромный прыжковый корабль проскочил сквозь нее. Он перестал адекватно воспринимать своим разумом и чувствами свет, цвет и звук.

Потом дезорентированность после гиперпространственного прыжка неожиданно исчезла, как будто в лицо спящего человека вылили ведро ледяной воды, пассажиры и команда «Геттисберга» избавились от вызывающих тошноту эффектов гиперпространственного путешествия. Эффекты от неестественного процесса мгновенного переноса на тридцать световых лет варьировались от легкой тошноты до мучительных судорог и ослепляющей головной боли. К счастью, Эймис казался иммунным к этим отвратительным эффектам от прыжка.

Первым в себя пришел капитан Наталь.

— Боевая готовность! — выкрикнул он. Опытный экипаж капитанского мостика «Геттисберга» начал лихорадочно работать.

— Капитан, все посты приведены в боевую готовность, — выкрикнул исполнительный офицер. — Все герметичные двери закрыты и запечатаны. Все пилоны АКИ заняли свои места и готовы к пуску. Аварийные команды на местах согласно штатному расписанию.

— Отлично, офицер наблюдения, доложить обо всех контактах.

— Сэр, я зафиксировала восемь контактов в системе, — доложила коренастая женщина, находящаяся за пультом управления сенсорами. — Два из них — это «Форрест» и «Цирцея», остальные шесть неизвестны, возможно, враждебные.

— Позвольте мне взглянуть.

Эймис посмотрел на плоский экран дисплея за секунду до того, как на нем вспыхнули шесть маленьких иконок, перемещающиеся по экрану в соответствии с данными, полученными центральным компьютером Геттисберга, четыре отобразились маленькими кинжалообразными значками, что соответствовало аэрокосмическим истребителям. Один отобразился длинным, узким значком U, что соответствовало дропшипу или челноку.

А вот последняя иконка вызвала у Эдвина Эймиса озноб. Это был красный клин, означавший неизвестный военный корабль.

8

Прыжковый корабль Эриданской Лёгкой Кавалерии «Геттисберг»

Зенитная прыжковая точка системы Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

20 января 3062 г.

— Капитан, компьютерный анализ показал, что контакт «Сьерра-6» может быть военным кораблем, — выкрикнула офицер наблюдения, — Тип неизвестен. Расчетная масса корабля соответствует дестройеру, возможно враждебному.

— Черт возьми! — выругался Наталь. — Что с дестройером?

— Сейчас ничего, сэр… Стоп! Он запускает двигатели. Он запустил свои маневровые двигатели и приближается к нам. Я думаю, что он хочет сблизиться с нами и вступить в бой.

Её слова были сродни смертному приговору для трех невооруженных транспортных прыжковых кораблей Эриданской Лёгкой Кавалерии. Совершив гиперпространственный прыжок, они очутились в смертельном капкане. Двигателям звездного корабля хватает накопленной энергии только для одного гиперпространственного прыжка. После прыжка парус, фактически огромный накопитель солнечной энергии, разворачивается, накапливая необходимый заряд энергии для двигателей Керни-Футиды для следующего прыжка. Процесс может занять до девяти дней. Чтобы преодолеть этот «синдром наседки», многие прыжковые корабли были модифицированы — стандартные батареи были заменены на литиево-ионные, которые позволяли сделать два прыжка подряд. Но ни один капитан не был уверен в литиевых батареях или подвергать деликатные прыжковые двигатели дополнительной нагрузке, каторые вызывали двойные прыжки, если только не приходилось выбирать: или двойной прыжок, или потеря корабля от действий врага. Стандартные двигатели транспортного прыжкового корабля были настолько маломощны, что использовать их для бегства от военного корабля в обычном пространстве, не имело смысла. Маневровые двигатели прыжкового корабля были предназначены для перемещения в позицию подзарядки, но не для бегства от более мощного и быстрого боевого корабля.

«Цирцея», как судно типа «Инвейдер», несла пару пушек-проекторов частиц, но это оружие было небольшого радиуса действия, годное только для защиты от одиночных истребителей. В военный корабль «Цирцея» могла с таким же успехом кидаться бумажными шариками.

— Капитан, они вызывают нас.

Наталь ткнул большим пальцем в центральный обзорный экран капитанского мостика.

— Соединяйте.

Офицер-связист корабля переключил несколько тумблеров. На большой серой панели высветилось двухмерное изображение молодого человека с каменным выражением лица, одетого в тёмно-оливковую зеленую униформу военно-космического офицера Капелланской Конфедерации. Его миндалевидные глаза выражали презрение.

— Я кун-сан-вэй Туллио Кар, командир военного корабля конфедерации «Элиас Цзюн», обращаюсь к прыжковым кораблям, только что вторгнувшимся в систему Милос. Вы нарушили границу карантинной зоны Капелланской Конфедерации. Вы должны немедленно покинуть эту систему или будете уничтожены.

— Кун-сан-вэй Кар, я генерал-лейтенант Эдвин Эймис, Эриданская Лёгкая Кавалерия, Силы Обороны Звёздной Лиги. — Как командир экспедиционного корпуса Лёгкой Кавалерии, он должен был говорить от имени его подчиненных. — СОЗЛ приказали моей бригаде прибыть сюда. Мы действуем в соответствии с приказами СОЗЛ и не уйдем.

— Сейчас это не имеет никого значения, генерал, — выплюнул Кар, — Канцлер Сунь-Цзы Ляо заявил что сент-ивский конфликт — исключительно проблема Капеллы. Это внутренние дела Конфедерации. У Звёздной Лиги здесь нет жизненно важных интересов. Ваше присутствие нежелательно и незаконно. Вы должны немедленно удалиться.

— Кун-сан-вэй… — начал Эймис, злость нарастала в его голосе.

— Капитан! — завопил офицер отвечающий за сенсоры, — Сенсоры зафиксировали, что капелланец включил свои системы вооружения. Я полагаю, что он пытается нацелить на нас свои противокорабельные ракеты!

— Кун-сан-вэй Кар, наведение ракет на невооруженный транспортный прыжковый корабль может быть расценено как нарушение Аресских Соглашений, — прорычал Эймис.

— Покиньте систему или я буду вынужден запустить эти ракеты.

— Капитан Наталь… — Эймис бросил взгляд на командира «Геттисберга» через весь капитанский мостик. Лицо Наталя было мертвенно-бледно, его глаза горели. Капелланец угрожал открыть огонь не просто по транспортному кораблю СОЗЛ, выполняющему приказ командования. Он угрожал открыть огонь по его кораблю.

12
{"b":"10794","o":1}