ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Хлыст», это Покет. Мы не нашли ключи, но завели грузовики и готовы ехать. Что делать с этими подбитыми мехами?

— А что вы можете сделать? — цинично спросила Месснер. — «Виндикатор» потерял ногу, а «Энфорсер» руку, да еще и не хватает кресла пилота, которое покинуло кабину вместе с ним при катапультировании.

— Ну, босс, если вы дадите нам минут сорок пять, то мы сможем заставить «Энфорсера» двигаться, — ответил техник-сержант Майк Эстон, единственный выживший тех уланов Черного Ветра на Милосе. — Пилотирование будет немного тяжеловато, но я думаю, мы сможем использовать командное кресло снятое с «Виндикатора». Я думаю, что мы возможно даже сможем спасти руку, ну или приладим на ее место одну из рук «Винди». Но вы знаете, что это уже придется делать не здесь и не сейчас. И если они правы в отношении «Дженнера», и колено действительно не сильно повреждено, то один из наших партизан сможет увести его отсюда, и будем надеяться, что он не будет сильно шуметь, пока я занят делом.

Месснер задумалась. Включение в свой небольшой отряд «Энфорсера» или «Дженнера», позволит довести его численность до полного копья. Немного против объединенных сил капелланского гарнизона, но с другой стороны, четыре меха это лучше, чем три, а если оба меха починят, то пять будет еще лучше.

— Хорошо, Покет, у тебя есть сорок пять минут, но не больше, да и то при условии, что капелланцы нас не побеспокоят за это время. Все что не сможете погрузить и забрать собой, вы должны уничтожить. Ясно?

— Так точно, сэр.

— Хорошо. Выполняйте!

Через 45 минут партизаны-налетчики покинули капелланский бивак. Эстон сдержал свое слово. И «Энфорсер» и «Дженнер» могли двигаться самостоятельно, хотя несколько неустойчиво. С «Виндикатора» сняли все пригодные узлы и детали. Затем в ободранный остов установили ранцевые заряды с петаглицерином и взорвали, оставив от него одни мелкие куски.

Как только рейдеры скрылись в рассеивающихся рассветных сумерках, один из гражданских партизан остался сзади. Какой-то момент он изучал взглядом останки торса поверженного «Центуриона». Затем, порывшись в парусиновой вещевой сумке висящей на плече, он достал большой аэрозольный баллончик с кроваво-красной краской. Небрежными быстрыми движениями он написал китайский иероглиф на левой ноге разрушенной боевой машины. Вымещая злость, он с презрением сплюнул на бронированную ногу меха и исчез вслед за своими друзьями.

За ним краска стекала с толстой стальной брони «Центуриона», смазывая небрежно написанный знак — «ОТМЩЕНИЕ».

10

Прыжковый корабль Эриданской Лёгкой Кавалерии «Геттисберг»

Зенитная прыжковая точка системы Милос,

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

27 января 3062 г.

Генерал Эдвин Эймис впился взглядом в ненавистное изображение «Элиаса Цзюна», который неподвижно висел в космосе в трехстах километрах за кормой «Геттисберга». Капелланский дестройер занял эту позицию после того, как Эймис согласился с требованием перезарядить двигатели своих прыжковых кораблей и покинуть систему Милос. Присутствие и позиция военного корабля были постоянным напоминанием, что он сдержит свое слово, а постоянная угроза со стороны военного корабля не давала пуститься в какую-нибудь авантюру. Если «Геттисберг» или любой другой из прыжковых кораблей Лёгкой Кавалерии сделает попытку отстыковать свои дропшипы с боевыми мехами, или запустят истребители, «Элиас Цзюн» находился в наилучшей позиции, чтобы открыть огонь и уничтожить невооруженные, легкобронированные транспортные космические корабли.

По истечении семи дней, которые потребовались для накопления достаточного заряда энергии, чтобы активировать двигатели Керни-Футиды, Эймис без труда определял местонахождение ненавистного, опасного стреловидного капелланского военного корабля, неподвижно висящего сзади и чуть левее иглообразного корпуса «Геттисберга». Каждая линия изящного боевого корабля вызывала у него отвращение. Четырежды он пытался связаться с кон-сан-вэем Каром, командиром «Элиаса Цзюна», но каждый раз безмолвная тишина была ему ответом. Его настроение, обычно жизнерадостное и полное грубоватого юмора, сейчас стало похоже на характер сварливого кота с сильной зубной болью.

Только несколько информационных сообщений, которые собрал боевой информационный центр «Геттисберга», сделали неделю вынужденного бездействия более или менее сносной. Все что они собрали, основывалось на довольно плохо слышимых гражданских радионовостях и редких передачах милиции, перехваченных пассивными сенсорами «Геттисберга», из них следовало, что капелланцы полностью контролировали планету. Почти каждый коммерческий канал, который могли поймать корабли Лёгкой Кавалерии, транслировал капелланские программы. Все, от ежедневных выпусков новостей до образовательных программ, пойманное пассивными сенсорами — говорило о счастливой жизни под руководством Ляо.

Военные передачи говорили совершенно о другом. В перехваченных сообщениях из капелланского полевого тренировочного бивака, говорилось о рейде на них партизан с использованием мехов. Партизаны одержали победу над мехвоинами-стажерами и сумели прихватить с собой несколько капелланских мехов, прежде чем скрылись в холмах и перелесках севернее Тачстоуна. Эти перехваты зародили в Эймисе надежду и помогли сформулировать новый план атаки, хотя этот дестройер будет проблемой и проскочить мимо него будет непросто.

— Генерал, двигатели полностью заряжены и мы готовы прыгнуть, — капитан Дэвид Наталь, шкипер «Геттисберга», подошел к Эймису, в тот момент, когда он обдумывал ситуацию. — Как только мы свернем парус, мы можем отправляться.

— Почему? Ты думаешь, этот капелланский ублюдок знает, что мы закончили подзарядку?

— Да, сэр. Я в этом уверен, — ответил с усталым кивком Наталь. — Он нас регулярно прощупывал в течение последних двенадцати часов.

Эймис склонил стриженую голову в ответ. Из длительного общения с «моряками черного океана» (как иногда называли экипажи космических кораблей) он знал, что этот «щуп» означал активное сенсорное сканирование, и был термином тех времен, когда все флоты бороздили воды океанов Терры.

— Ладно, — ответил Эймис с вздохом. — Сворачивай парус, и убираемся к черту отсюда.

Через час Наталь доложил, что парус «Геттисберга» уложен.

Эймис кивнул:

— Итак, капитан, вытаскивайте нас отсюда.

Трехсотвосемьдесятитысячетонный корабль исчез из системы Милос, и появился в надирной прыжковой точке системы Киттери за тридцать световых лет от Милоса. Остальные транспорты Лёгкой Кавалерии вскоре тоже впрыгнули в систему.

— Сэр, мы в системе, и в безопасности, — проинформировал своего командира Наталь. — Все посты доложили, проблем после прыжка нет.

— Отлично, — оживился Эймис. — Капитан, разворачивайте парус и как можно скорее приступайте к перезарядке двигателей. И соедините меня с «Цирцеей» и «Форрестом».

— Генерал, линия связи установлена, — доложил комтех несколькими минутами позже.

— Всем подразделениям ЭЛК, это генерал Эймис. Разворачивайте парус и приступайте к перезарядке ваших двигателей. Мы проделали весь этот длинный путь из системы Милоса не только, чтобы избежать открытия огня по нашим кораблям. Я хочу, чтобы навигаторы каждого корабля проложили курс для прыжка в пиратскую точку системы Милос. Когда вы закончите, результаты доложить капитану Наталю, чтобы мы могли быть уверены, что никто не впрыгнет друг в друга. Это все, приступайте.

Эймис повернулся к связисту:

— А теперь свяжи меня с генералом Сортеком.

Установление связи с штабным офицером, который руководил операцией по изгнанию капелланских сил из Сент-Ивского Пакта, потребовало несколько больше времени. Это было вызвано большим расстоянием между звездной прыжковой точкой и поверхностью планеты, прошло тридцать минут прежде, чем штаб-квартира маршала ответила на запрос «Геттисберга».

15
{"b":"10794","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заложница олигарха
Второе правило волшебника, или Камень Слёз
Частная коллекция. Как создавался фотопроект
Смертные машины
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Куриный бульон для души. 101 история для мам. О радости, вдохновении и счастье материнства
Умрешь, если не сделаешь
Короли Жути