ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И это еще не самое худшее. Что с тем чертовым дестройером? — как только он озвучил эту мучающую его мысль, тон и речь Эймиса стали грубее, как будто он снова стал старшиной с характерной для них грубой речью, которым он когда-то и был, в начале своей карьеры. — Насколько умен этот кун-сан-вэйКар? Поверит ли он, что отпугнул меня, застращал саму хренову Эриданскую Лёгкую Кавалерию, и заставил ее погрузиться и не булькать? Или же учтет, что трусам мундир ЭЛК не получить? Додумается ли он до того, что мы и планируем, до прыжка в пиратскую точку? Более того, сообразит ли он, что я собираюсь свистнуть себе на помощь парочку боевых кораблей СОЗЛ и ввалиться в систему Милоса с пушками наготове?

Как бы то не было, мы должны предполагать, что этот ляоистский ублюдок достаточно умен, раз ему доверили командование совершенно новым капелланским дестройером, построенным в Конфедерации. И так, как только мы отстыкуем дропшипы, прыжковые корабли быстро перезаряжаются и убираются к черту из системы, подальше от этого чертового дестройера.

Эймис подвинулся в своем кресле, поближе к столу переговоров и облокотился на него.

— После приземления, нам придется рассчитывать только на свои силы. Мне это нравится не больше чем вам, джентльмены, но назад дороги нет.

11

Прыжковый корабль Эриданской Лёгкой Кавалерии «Цирцея»

Зенитная прыжковая точка системы Киттери

Марка Капеллы

Федеративное Содружество

4 февраля 3062 г.

— Хорошо, капитан, мы перезарядили двигатели и готовы к прыжку, — доложил главный инженер «Цирцеи».

Кимберли Морнингстар повернулась лицом к нему.

— Отлично, мистер Уолтроп, отправляйте нас в систему Милос.

— Есть на Милос, капитан, — ответил Уолтроп, будто он был пиратом с Периферии, а не высококлассным военным офицером, которым он являлся. Его пальцы забегали по контрольной панели расположенной перед ним, при этом он бормотал про себя по мере завершения предстартовых процедур. — Включить двигатели. Курс готов и введен в компьютер.

Хриплый гудок разнесся по всему кораблю, предупреждая всех, кто находился на борту, что «Цирцея» скоро войдет в небытие гиперпространственного прыжка.

— Я надеюсь, генерал Эймис знает, что делает. Если эти карты СОЗЛ неточны хотя бы на километр, это будет очень короткое путешествие, — сардонически усмехаясь, сказал Волтроп.

Морнингстар наградила его жгучим взглядом, но он не обратил на неё внимания и активировал последний контроллер.

— Активировать инициатор поля. Прыжок.

Спокойный, упорядоченный, рациональный мир растаял перед глазами командира «Цирцеи», сменившись взрывом цвета, света и звука. Ее отец был чистокровным лакота и он часто рассказывал о её предках и видениях, которые они вызывали при помощи песен и танцев. Честно говоря, она сомневалась, что танцы призраков могли выглядеть более пугающе, чем гиперпространственный прыжок.

Затем кошмарные образы исчезли, так же быстро, как пришли, сменившись незнакомыми созвездиями системы Милос.

— Навигатор, проверить наше положение, — рявкнула Морнингстар, пытаясь этим избавиться от эффектов, вызванных мгновенным переносом корабля на тридцать световых лет через гиперпространство. — Оператору сенсоров доложить о всех контактах.

— Капитан, мы в системе Милос, — доложил навигатор. — Как мы и должны быть.

— Мостик, это оператор сенсоров, я не зафиксировал значительных контактов.

— Повторите? — выкрикнула Морнингстар, тут же направившись через капитанский мостик по направлению к главной панели управления сенсоров. Магнитные ботинки, необходимые для опоры в невесомости, не позволяли сделать это быстро, но она преодолела эту дистанцию широкими, размашистыми шагами, характерными для опытных космонавтов.

— Капитан, на моих экранах чисто. В системе ни одного значительного контакта.

— А что насчет дестройера?

— Я сожалею, капитан, но его нет на радаре, — ответил техник, отклонившись назад, давая возможность капитану, убедится в этом лично. — Возможно, он за пределами радиуса действия наших сенсоров или возможно, он выпрыгнул из системы, в то время как мы вернулись назад на Киттери и перезаряжали наши двигатели. Так или иначе, ни один из моих сканеров его не обнаруживает.

— Отлично, — с чувством сказала Морнингстар. — Похоже, пронесло. Даже если «Элиас Цзюн» все еще в системе, то он достаточно далеко от нас, чтобы доставить нам какие-нибудь проблемы. Держать активные и пассивные сканеры включенными. Если засечете этот военный корабль, я хочу знать об этом немедленно, ясно? Свяжитесь с капитаном Кайлом и передайте ему, что следопыты могут стартовать. Мистер Уолтроп, начинайте зарядку двигателей. Горячая зарядка, но постоянно следите за ее ходом. Я не хочу, чтобы катушка двигателя разлетелась по всему машинному отсеку.

Дружное «Есть!» раздалось на ее поток приказов.

Морнингстар отвернулась от панели управления сенсорами. Она знала о приказе; отстыковать дропшип со следопытами и тут же выпрыгнуть из системы, но она все равно чувствовала за собой вину. Не важно, что они были сухопутными, да к тому же пехотинцами, но капитан Кайл и его отряд специального назначения были легкими кавалеристами, а ни одному эриданцу не понравится мысль о том, чтобы оставить друзей за линией фронта на планете, оккупированной вражескими силами.

Несколькими палубами ниже капитанского мостика, капитана Уильяма Кайла вдавило в его противоперегрузочное кресло, как только десантный аппарат «Марк VII» стартовал из ангара малых аппаратов «Цирцеи», с ускорением почти в 4 «жэ». Рядом с ним, пристегнутая к креслу, как и он, и остальные полдюжины мужчин и женщин, занимающие отсек десантного аппарата, находился второй по старшинству офицер — лейтенант Чатем Сивула.

Опущенные забрала облегченных разведывательных бронекостюмов, закупленных у Легиона Серой Смерти, надежно скрывали их эмоции. И было тяжело прочесть, по их позам и лицам, о чем они думают, но Кайл подумал, что он знает, какие чувства испытывает каждый из пехотинцев в отсеке и на борту второго десантного корабля. Эти эмоции охватили всех, сразу же после старта, каждый следопыт испытывал смесь гордости, тревоги и страха.

Гордость оттого, что они будут первыми из эриданцев, кто ступит на поверхность Милоса, в качестве авангарда ударных сил. Тревога, оттого, что они могут рассчитывать только на свои силы, без помощи отрядов мехов. И страх оттого, что никто не хотел провалить задание, для которого их выбрали и готовили. Для следопытов провал означал, что они подвели своих друзей и товарищей, и тем самым не оправдали доверия покойной Арианы Уинстон, которая основала первый отряд специальных операций Лёгкой Кавалерии.

— Майор Кайл, — вызвал пилот десантного аппарата, придерживаясь старой традиции временно повышать в чине капитана, который находился на борту корабля. — Мы на курсе. Я предполагаю, что мы войдем в атмосферу примерно через девять с половиной часов, так что расслабьтесь. Я подам вам сигнал, как только начнем входить в атмосферу.

— Спасибо, капитан, — ответил Кайл. «Попробуйте расслабиться» — легко сказать этому пилоту. Как только он нас высадит, то на всех парах помчится к «Цирцее», затем прыгнет в систему Киттери, а он в это время со своими людьми может попасть в мясорубку.

— Майор Кайл, мы приближаемся к атмосфере. Готовность до десантирования двадцать минут.

Голос капитана Уолтропа выдернул из сна командира следопытов. Он был рад, что бронированное забрало его силового разведывательного бронекостюма было опущено, скрыв его смущение. Он удивился, как это он заснул во время скоростного полета к Милосу.

— Ясно, капитан, — каркнул он хриплым голосом. Затем он переключил на командную волну и прочистил горло. — Хорошо, следопыты, мы приближаемся к атмосфере, десантирование через двадцать минут.

17
{"b":"10794","o":1}