ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Большинство ракет, выпущенных из батарей правого борта «Юниона», не смогли захватить прицел на крутящемся истребителе, но несколько всё-таки попали в крылья «Штуки», и взорвавшись, повредили броню.

— Сан-шао, мы прибываем в намеченную зону приземления, — крикнул кон-сан-вэй «Фарвилла», пытаясь перекричать шум битвы, — Если вы хотите присоединиться к своим парням, то у вас есть пять минут, чтобы спустится в ангар мехов и оседлать вашего меха.

— Да, кон-сан-вэй, — ответил Кристобаль, достигнув лифта капитанского мостика, — И спасибо за спуск.

Многими километрами ниже, в военном здании, стоящим рядом с северной границей Тачстоунского космопорта, генерал Эдвин Эймис наблюдал за дисплеем, на который передавались данные от сенсоров, как его аэрокосмические активы пытались предотвратить прибытие подкрепления. Он знал, что количества приписанных к его двум полкам истребителей было недостаточно, ни для того чтобы остановить вторжение капелланских войск, ни уменьшить их количество достаточно, для того чтобы получить преимущество в предстоящей битве.

Активность повстанцев вынудила Лёгкую Кавалерию сократить область влияния, ограничив его несколькими километрами вокруг Тачстоуна, и все равно нападения продолжались. Снайперские, минометные и артобстрелы возымели тот эффект, на который повстанцы и рассчитывали. Боевой дух уменьшился и продолжал падать. Теперь с прибывающими перевозчиками мехов, Лёгкой Кавалерии придется сражаться на два фронта — против боевой части, идентифицированной как полк «Бронированной Кавалерии Маккэррона», под командованием Кристобаля, а заодно и против партизан.

Ну что же, по крайней мере, его люди умеют сражаться против мехов. И если Кристобаль действительно хочет отбить Милос, Лёгкая Кавалерии непременно «уважит» его.

22

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Конфедерация Капеллы

5 марта 3062 г.

Ледяной дождь со снегом стучал по угловатым бронированным стенкам мобильной штаб-квартиры Эриданской Легкой Кавалерии, звуча неотличимо от радиопомех. Но этот шум полностью заглушило входящее радио сообщение.

— «Ястреб-6» — «Каменной стене». «Ястреб» зафиксировал шесть «Дельта Сиерраз»: один «Леопард», два «Оверлорда» и три «Юниона» совершили посадку в один-один-ноль километрах юго-западнее вашей позиции. «Ястреб-6» подтверждает предыдущее сообщение. Прибывшие несут эмблемы «Бронекавалерии Маккэррона». Оценочное время, когда враг сможет начать выгрузку своих мехов — около часа.

Эд Эймис повернулся лицом к пульту связи мобильного командного поста. На его лице застыла невозмутимая маска, как только он понял смысл слов, которые вылетели из небольших, качественных громкоговорителей, установленных на потолке тяжёлого транспорта. «Дельта Сиерраз» был условным кодом для обозначения дропшипов. Согласно сообщению, шесть дропшипов приземлились в 110 километрах юго-западнее Тачстоуна, что было на расстоянии трехчасового перехода мехов.

Майор Тэд Гослен — «Ястреб», командир объединенных сил АКИ, доложил, что три из вражеских транспортов были «Юнионами», каждый из которых способен вместить роту баттлмехов. Четвертый был идентифицирован как «Леопард» — самый маленький транспортник мехов, используемый для их переброски от планеты к планете, способный вместить только одно копье из четырех мехов. Оставшиеся два были массивными, бронированными монстрами — дропшипами типа «Оверлорд», способными вместить полный батальон из тридцати шести боевых мехов.

Это означало, что Лёгкой Кавалерии придется столкнуться как минимум с полным полком боевых ветеранов, имеющих репутацию, крепких, находчивых воинов, почти такую же, как и у его солдат. По-прежнему, Эймис ни на секунду не сомневался, что он сможет разбить одиночный полк «Бронекавалерии Маккэррона». Теоретически, у Лёгкой Кавалерии было почти двукратное превосходство над силами Маккэррона. Это преимущество отчасти компенсировалось наличием партизан, чьи атаки вынуждали Легкую Кавалерию выделить часть своих сил для патрулирования, охраны объектов, и т.п. В конечном счете Эймис пришел к выводу, что соотношение сил было три к двум в пользу Кавалерии. Но он по-прежнему располагал несколькими высококлассно вышколенными и оснащенными силами во Внутренней Сфере, и это, в конце концов, должно склонить чашу весов в его пользу.

Только еще одна мысль крутилась у него в голове и не давала покоя. Пережив кровавую баню на Хантрессе, он не горел желанием снова оказаться в роли командира частей, вынужденных до последнего защищать планету, ставшую полем политических игр, против превосходящих сил. Похоже, Милос мог оказаться именно такой планетой. Если капелланцы были достаточно решительны, чтобы послать полный полк на Милос, причем один из лучших, чтобы попытаться выбить Легкую Кавалерию с планеты, сколькими еще частями они готовы пожертвовать, чтобы вернуть эту захолустную планету? Удобное местоположение Милоса, в непосредственной близости к нескольким важным мирам Конфедерации, делало планету важным плацдармом для наступления в самое сердце капелланского государства.

Вот почему Эриданскую Лёгкую Кавалерию послали на этот замерзший шарик грязи, чтобы переключить внимание противника с фронта и вынудить его оттянуть часть своих ударных частей, штурмующих Св. Ивский пакт. Но здесь, на Милосе, против Лёгкой Кавалерии применили точно такую же тактику, правда конечно не в таких масштабах. Партизаны вынудили фронтовые боевые подразделения исполнять роль охранников, как раз, когда эти силы были нужны, чтобы справиться с контратакой прибывшего подкрепления мехов.

Но как ни странно, в прибытии капелланских сил был и свой плюс — боевой дух Лёгкой Кавалерии, который пострадал от постоянных ударов прокапелланских повстанцев, начал восстанавливаться.

Наконец, здесь был противник, воевать против которого Кавалеристов и готовили.

— Капитан Николс, — позвал Эймис, наспех записывая сообщение в старомодном бумажном блокноте, — Я хочу, чтобы вы отправились на ГИС станцию. Передайте служащим КомСтара, что я хочу, чтобы это отправили в первую очередь. Заплатишь столько, сколько они потребуют. Потребуй расписку о получении. Сразу, как выполните это поручение, пулей назад. Сегодня мне потребуется каждая лишняя пара рук.

— Есть, сэр, — Николс быстро выхватил написанную от руки записку, отдал честь и выскочил из командного центра. Амис услышал, как он осторожно зашаркал снаружи машины по этому пакостному льду, все продолжавшему медленно нарастать по всей бетонке космопорта.

Эймис развернулся к пульту связи. — Это сообщение для генерала Сортека на Киттери, сообщение о нашем положении, — сообщил он офицерам, — Я абсолютно уверен, что мы сможем побить этих ребят из БКМ, но эти повстанцы связывают меня. Я запросил у Сортека инструкции.

Итак, господа, мы, наконец, вступаем в открытое сражение. Объявить приказ по всем частям — «По коням», за исключением тех подразделений, которые задействованы на охране наших объектов. Выход через час. Если нам повезет, то мы нанесем удар, прежде чем капелланцы успеют разгрузиться.

— Цель — одна полная рота мехов, движется походным строем. Сетка: восемь-восемь-пять-шесть-семь-ноль. Прошу один залп, с радиусом поражения вокруг цели два-пять-ноль метров, — тихим, четким голосом передал полковник Пол Кэлвин. Он говорил, словно опасаясь, что противник может подслушать его слова. Что конечно, было маловероятно. Кэлвин был пристегнут к командному креслу своего ВТР-9Б «Виктора», передача была хорошо зашифрована, а ориентиры на карте имели смысл только для тех, кто был приписан к командному звену Легкой Кавалерии. Его манера радиоречи была характерна для обычной спокойной речи Кэлвина, и общепринятой практики радиопереговоров — говорить ясно и не слишком быстро.

Кэлвин хотел бы, чтобы его желудок был таким же спокойным, как и голос. Это было его первое крупное сражение в качестве командира заново переформированного 19-го Кавалерийского полка. В этот момент его молитва была такой же пламенной, как и молитвы каждого нового командира начиная с тех времен, как молился Ганнибал перед переходом через Альпы: — Дорогой Господь, не позволь мне опозориться.

32
{"b":"10794","o":1}