ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осознавая, что он не может успеть развернуть свой неповинующийся мех во время, чтобы ответить своему мучителю, капелланец выстрелил из двух, направленных за спину, средних импульсных лазеров. Оба выстрела попали в цель, оставив глубокие отметины в броне «Виктора», но причинив незначительные повреждения.

Кэлвин ответил, послав второй снаряд Гаусса в спину «Атласа». На этот раз противное подвывание разбитого гироскопа было ему ответом. Без этого массивного механизма, большая машина не могла поддерживать равновесие достаточно долго, чтобы стоять, не говоря уж о том, чтобы двигаться и сражаться. «Атлас» пошатнувшись, опустился на одно колено и попытался подняться, но силовые приводы стали медлительными из-за жары и гироскопа, частично поврежденного огнем из вражеского оружия. Так же хладнокровно, как и тот, в честь кого его прозвали, гипнотизирующий своим взглядом теленка, Пол «Тигр» Кэлвин навел пушку Гаусса, тщательно прицелившись в зияющие отверстия на спине вражеского меха, и снова выстрелил. Усиленный углеродными волокнами алюминий превратился в шрапнель от тяжелого снаряда пушки Гаусса. Лазеры Кэлвина впились в толстый защитный экран, прикрывающий двигатель капелланского меха, добавив еще больше жару в и так уже ужасно перегретую машину.

Посчитав, что с него достаточно сражения, пилот БКМ отстрелил задний люк в голове «Атласа» и катапультировался. Изувеченный штурмовой мех завалился вперед и упал лицом в снег и грязь, покрывающие поле боя.

Кэлвин обратился к тактическому дисплею. Мехи «Бронекавалерии Маккэррона» отступали в беспорядке. Рапорты, полученные от подчиненных, показывали, что битва прошла в точности, как и планировалось. Неожиданность и численное преимущество вынудили силы БКМ отступить с поля боя, в то время как, полковник Антонеску смог уничтожить на земле дропшип типа «Леопард» и повредить несколько тяжелых мехов охранения.

Но три меха не отвечали на запросы Кэлвина. Трое кавалеристов либо погибли, либо их мехи были повреждены.

— «Мустанги», это «Тигр», — сказал он, задыхаясь от нестерпимой жары, стоящей в кабине и борясь с печалью о погибших в битве товарищах. — Враг отступает. Пусть уходят. Первая рота второго батальона пусть следует тенью за ними, до их места высадки. Остальные останутся здесь. На сегодня хватит смертей.

23

Цзинтлит хиллз, к востоку от Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

5 марта 3062 г.

— «Венгр», «Венгр», это «Тайфун», — произнес нараспев майор Бенедетто Порлис в микрофон, встроенный в нейрошлем. «Венгр» — это был позывной его непосредственного командира, полковника Чарльза Антонеску. — Контакт! Сетка: шесть — восемь — восемь — ноль — пять — девять. «Тайфун» вошел в контакт с неизвестными силами мехов, численностью примерно около роты, возможно враждебными. Силы направляются в сторону Тачстоуна. В соответствии с инструкциями развернул «Тайфун два-три». Прием.

— «Тайфун», это «Венгр». Продолжайте наблюдение за неприятелем, — ответил Антонеску. — Всем Тайфунам приготовиться к возможному перехвату врага. Ждите дальнейших инструкций.

— Принято, Венгр. «Тайфун 2-3» продолжит наблюдение. Группе «Тайфун» приготовиться к перехвату. К сведению, Венгр, у меня нет «Следопытов».

— Я знаю, майор, — с раздражением ответил Антонеску, хотя оба офицера прекрасно знали, что это было обязанностью Порлисса — сообщить об этом своему командиру, что рота следопытов по-прежнему была в «командировке», выслеживая повстанцев.

Как только командный канал отключился, Порлисс прокрутил сложившуюся ситуацию в голове, формулируя приказы, которые он отдаст.

Одно из его разведывательных подразделений — разведкопье, приписанное к второй разведывательной роте, заметило дюжину или около того боевых мехов, приближающихся к Гошену, большой деревне в сорока километрах юго-западнее Тачстоуна. Все мехи несли герб дома Ляо и Капеланской Конфедерации — меч на фоне зеленого треугольника. По направлению движения разведкопье смогло определить, что скорее всего капелланцы двигались в сторону северо-восточного тракта, направляясь прямо в столицу планеты. Полковник Антонеску приказал переместить шестой батальон на позицию, где он мог бы остановить продвижение вражеских сил. Опытным взором окинув электронную карту «Экстерминатора», Порлисс сразу наметил подходящее место для засады.

— Внимание, всем «Тайфунам», это «Тайфун-лидер». «Тайфун 2-3» поддерживает контакт с противником. Без приказа в бой не вступать. Вы продолжаете наблюдать и докладывать, вы меня поняли, сержант Чилзер?

Чилзер доложил, что он всё понял, и Порлисс продолжил. — Группа «Тайфун» совершит фланговый маневр, достигнув точки по сетке — шесть — семь — восемь — ноль — пять — восемь. Если мы достигнем этой точки, то мы перехватим плохих парней севернее Гошена. Вопросы? Нет вопросов? Тогда выдвигаемся.

Два выстрела из тяжелого импульсного лазера попали в «живот» меха, в тот момент, когда майор Порлисс боролся, чтобы сохранить контроль над своим «Экстерминатором». Пилот «Энвила» был хорош, почти так же хорош, как и некоторые из кавалеристов-ветеранов, которых Порлисс видел в деле. Восстановив управление над своим механическим конем, он выпустил в своего оппонента залп ракет дальнего радиуса действия. Как только последняя из ракет покинула направляющие пусковой установки, командир шестого разведывательного батальона активировал прыжковые двигатели, намереваясь сблизиться с «Энвилом» на дистанцию, где он сможет использовать свои средние лазеры против более тяжелого меха противника, с которым он встретился во время этой «прогулки». В ответ на его прыжок, капелланец тоже активировал свои прыжковые двигатели и отпрыгнул прочь, но двигатели «Энвила» были не такими мощными, как у Порлиса, таким образом, дистанция между ними сократилась.

Порлисс поднял руки своего меха, намереваясь выстрелить из всех своих четырех средних лазеров, но сокрушительный удар в правую сторону его «Экстерминатора» сбил прицел, и он упустил благоприятный момент. «Энвил» снова прыгнул, приземлившись так грациозно, как никто не мог ожидать от шестидесятитонной груды брони и оружия. Перед лицом новой угрозы — вспышки лазера промелькнувшего мимо правой стороны его меха, он был вынужден прекратить атаку против меха, пилотом которого, скорее всего, был командир противника. Он развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть вырывающийся огонь из груди устаревшего «Гермеса II». Снаряды от АП-5 сорокатонного меха врезались в левую ногу более тяжелой машины, не причинив особых повреждений, в то время, как лазер противника смахнул около полутоны брони с правой руки «Экстерминатора».

Порлисс вздрогнул, подобно своему меху, вздрогнувшего от сравнительно легкого ущерба нанесенного противником. Ни автопушка, ни лазер не вызвали в нем такой паники, как конусообразное жерло огнемета, установленного в правой руке «Гермеса II». Это было одно из немногих типов вооружения, которое вселяло ужас любому здравомыслящему воину, будь то пилот меха, или пехотинец, это был огонь, и «Гермес II» в первый момент посеял зерна страха, для чего он и разрабатывался.

Капелланец навел жерло своего огнемета на «Экстерминатор» Порлисса. Инстинктивно реагируя смесью страха и отвращения, Кавалерист разрядил свои средние лазеры, добавив ракетный залп в мерцающего зеленым противника. «Гермес» пошатнулся, но послал в большую военную машину струю горящего топлива. Жар залил кокпит Порлисса, почти подняв температуру в кабине до опасной, смертельной отметки. Помпы под его ногами заработали, наполнив его охлаждающий жилет спасительной смесью этиленгликоля. Охладители его меха боролись, чтобы нейтрализовать неожиданно подпрыгнувший уровень теплоты. Если пилот «Гермеса» продолжит атаковать его перегретый мех, который в это время боролся против охватившего его пламени, у него будут серьезные проблемы. Если «Энвил» решит вернуться в бой, то Порлиссу потребуется вся удача, чтобы пережить это нападение.

34
{"b":"10794","o":1}