ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шао тихо застонал и закатил глаза. Этот простой жест, изображающий глубочайшее страдание от такого невоенного поведения его подчиненного, превратил его из объекта потенциальной угрозы в обычного человека. Женщина же по-прежнему казалась не способной на подобные человеческие действия. Она бросила ледяной взгляд на Базару и Кристобаля.

— Мои войска на пути сюда, как мы уже говорили, — сказал Шао, заставляя Кристобаля, снова сосредоточится на деле. — Мы обычный гарнизон, поэтому у нас не так много потребностей. У меня один батальон боевых мехов, батальон танков и батальон мобильной пехоты. Я полагаю, местный гарнизонный форт достаточно большой, чтобы вместить нас?

— Да, сэр, — кивнул Кристобаль. Он был несказанно рад тому, что мог занять себя такими обычными вещами, как количество солдат и необходимой для них жилой площади, а не думать о крутом характере мужчины, стоявшего перед ним. — Гарнизон расположен на северной границе космопорта. Помещений там достаточно чтобы вместить целую бригаду, так что это будет более чем достаточно для ваших скромных потребностей.

— Благодарю вас,сан-шао, — Шао сделал паузу и широко улыбнулся, обнажив свои мелкие зубы. — Послушайте меня сан-шао, это правда, что я «Коммандос Смерти», но я не съем вас живьем. Большинство опытных мехвоинов-командиров нужны на фронте. Когда Милос был объявлен безопасным, они захотели, чтобы я возглавил 116-й, и я это сделал. Моя специализация — работа с местными силами самообороны, тренировка планетарной милиции и тому подобное.

— Хорошо, — сказал Кристобаль с коротким смущенным смешком. — Ну тогда,чжун-шао, я официально передаю командование обороной Милоса вам и вашему 116-му гарнизонному полку. Вы не хотите, чтобы я немного задержался, пока не прибудет ваша пехота?

— Нет,сан-шао, в этом нет нужды, — Шао улыбнулся вновь. — Выдвигайтесь и присоединяйтесь к своим войскам. Мне жаль, что я не могу последовать за вами, я вынужден оставаться на этой позабытой богом скале.

Кристобаль вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь Шао.

— Благодарю, чжун-шао. Наслаждайтесь вашим присутствием на Милосе.

— Спасибо, сан-шао. Удачи вам и победы.

Без лишних слов Кристобаль отвернулся от Шао и быстро пошел к выходу из холла. Как только двери закрылись за ним, он вновь подумал о дружелюбии Чэнь Шао, черте столь необычной у зловещего «Коммандоса Смерти». И тогда Сэмюэль Кристобаль вдруг понял, что независимо от того, как широко улыбался Шао, это не касалось его глаз.

— Болван! — выплюнул Базара, как только двери закрылись за офицером «Бронированной Кавалерии».

— Да, но необходимый болван, Клаус, — согласился Шао. В течение нескольких секунд, необходимых для того чтобы Кристобаль ушел, маска добродушности слетела с обоих мужчин так же быстро, как испаряется хладагент в перегретом охладителе. — Сейчас мы должны приступить к нашему заданию. Что у «Маскировки» есть по диссидентам на Милосе?

На мгновение Базара наклонил голову, как бы прислушиваясь к голосу, который он один мог услышать. Шао знал, что Базара отличался феноменальной памятью. Как оперативник отдела культурного наблюдения разведывательной службы Капелланской Конфедерации, он обладал всеми данными по политической, социальной и культурной обстановке на Милосе. Эта поза с наклоненной головой была признаком усиленных раздумий.

— Чжун-шао, как ни странно, мы обнаружили лишь несколько диссидентов, — наконец сказал Базара. И наверно самый шумный из них — доктор Тачстоунского университета Роли Маркотэн. Он вообразил себя одним из передовых мыслителей на планете, если не всего сообщества Синь Шен. С тех пор как канцлер начал «программу новых успехов Капеллы», доктор Маркотэн постоянно высказывается против Конфедерации. Еще до начала нашей компании по перевоспитанию населения оккупированных нами миров Сент-Ивского Пакта, он выступал против, того, что он называл «милитаризацией границы». Как только кампания по перевоспитанию мятежных планет начала приносить положительные плоды, он уменьшил количество своих выступлений, но интенсивность его риторики возросла. И теперь, когда Милос снова в наших руках, Маркотэн почти перестал выступать на публике. Когда же он это делает, то его ядовитые речи нацелены на Конфедерацию вообще и на канцлера в частности. Все мирные попытки переубедить его терпели неудачу. К тому же, по слухам, довольно хорошо подтвержденным, доктор оказывает помощь и содействие антикапелланским сторонникам.

Шао сел в кресло, в котором до этого сидел Кристобаль, откинулся назад, переплел пальцы рук и закрыл глаза. Несколько минут он сидел неподвижно.

— Несса? — тихо позвал он, не открывая глаз. Блондинка с безжизненными глазами повернулась и посмотрела на командира из «Коммандос Смерти», при этом не сказав ни слова. В этот момент её холодный взгляд как будто смягчился. Ему показалось, что он ощутил её пристальный взгляд и продолжил:

— Я думаю, что доктор Роли Маркотэн представляет явную угрозу для безопасности Капеллы и заслуживает, чтобы вы позаботились о нём. Мы имеем возможность преподать урок для тех, кто имеет смелость совершать необдуманные и предательские действия.

— Да, — тихо ответила женщина. Без единого слова или жеста между ними, она кивнула Шао, подняла свой тяжелый металлический кейс и бесшумно выскользнула из холла.

— Уф, — вырвалось у Базары, как только дверь закрылась за ней. — Чжун-шао, мне не стыдно признаться вам, что эта женщина пугает меня.

— Клаус, — сказал Шао с упреком, — У тебя нет абсолютно никакой причины бояться Нессы Эмент. Она не представляет угрозы ни для тебя, ни для меня, ни для любого другого преданного гражданина Капелланской Конфедерации. — Шао сел повыше и открыл глаза, пристально посмотрев в лицо подчиненного.

— Только те, кто работают против нашего законного повелителя, Сунь-Цзы Ляо, и его мудрой политики, должны боятся её.

4

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

3 сентября 3061 г.

Серый туман поднимался от тщательно ухоженного газона как пар из закипающего котелка. Дождь, который лил на Тачстоун весь день, сейчас поутих, но продолжал накрапывать и после заката солнца. И всё-таки к полуночи он окончательно прекратился. После чего начал подниматься туман, настолько густой, что, казалось, он проникает сквозь одежду и плоть, одинаково замораживая душу и кости.

Несса Эмент не обращала внимания ни на холод, ни на то, что она промокла. Она тихо присела в тени увитой плющом кирпичной арки, отделяющей территорию Тачстоунского университета от остального города. Туман ложился на плечи черного, с капюшоном спортивного костюма, на который она поменяла свой жакет и джинсы. Из-за чего ее волосы стали одного цвета с ее кожей на невозмутимом лице, и одетыми на руки перчатками. Никем не замеченная, предстающая лишь как плод воображения, худое, голодное приведение, рожденное дождем и туманом, и беспокоящее этой ночью.

«Как всегда» — сказала она ночному туману. Те, кто обитали в залах научного сообщества, прятали себя от тех, кого учили. Они прячутся за стенами из кирпича и вьющегося плюща, думая, что настоящего мира не существует, а если и существует, то он населен только такими же, так называемыми, мудрецами, которые живут в башнях из слоновой кости. «Ну что ж, сегодня настоящий мир напомнит о себе», — тихо поклялась она.

Встав, она выскользнула из своего гнездышка в листве и быстро пересекла скрытый туманом газон. Ее ботинки лиранского производства оставили неглубокие следы на мягкой земле. Дом доктора Роли Маркотэна, за которым она терпеливо наблюдала, с тех пор, как проследовала сюда вслед за доктором, оставался тёмным уже несколько часов.

В отдаленной части её разума всплыло, что это большое жилище, покрашенное в белый цвет, выглядело как дом, в котором могла жить счастливая семья. Но она тут же оборвала себя, не додумав. Человек, который жил в этом большом, белом доме, был врагом Капеллы. Он был предупреждён временным правительством о том, что должен прекратить выступать с подстрекательными, бунтарскими и изменническими речами. Но он продолжал. Раз он отказался от увещеваний, его следовало заставить замолчать.

5
{"b":"10794","o":1}