ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, Генерал. И спасибо. — В голосе Хинесика появилась пауза.

Она вернула салют, формально корректный до миллиметра, все это время улыбаясь своему другу.

С последним взглядом на роботов Стражи, Винстон повернулась и вышла под дождь.

7

Джерсевилл

Дефианс, Пограничная Область Крукус

Федеративное Содружество

27 Января 3059 1415 часов.

— Невероятно. — Единственное слово, выдохнутое, как будто это было проклятье, несло с собой смысла больше чем тысячи богохульств. — Как кто-то может жить здесь?

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — отозвался таможенник. — Я побывал на семнадцати планетах, с тех пор как был нанят Министерством Коммерции, и этот мир наиболее уродливый, жаркий, самый вонючий из всех, что я когда-либо видел, все вокруг тут гадко.

Кажугай Хатсуми ухмыльнулся вежливо в ответ на лёгкий юмор служащего, когда получал назад свой паспорт от клерка.

— И что же вы сотворили, чтобы получить назначение в этот цветущий сад?

— Сделал? Я не ДЕЛАЛ ничего. Вот в чем вся проблема. Я тогда был на Новом Сиртисе. Я планировал остаться там до тех пор, пока не выйду на пенсию. Только два года до этого момента и всё, когда этот маленький тощий парнишка подошёл ко мне и предложил полмиллиона С-банкнот, чтобы я позволил нескольким ящикам пройти через таможню неисследованными. Сперва, я его отослал. Потом я подумал об этом, понимаешь? Я имею в виду полмиллиона. Я тянул лямку на Дом Дэвиона в течение двадцати трех лет, и что я могу показать после этого? Увольнение, половинная пенсия, и два счета в банке, так что я решил, чем я рискую? Я позволил ящикам пройти через таможню.

Как любой Пехотинец древности, этот таможенный инспектор был рад рассказать о своих бедах любому, кто слушал бы.

— Как бы то ни было, но я получил свою наличность и подумал, что это конец истории. Позже выяснилось, там было полно стволов и бомб для террористов Ляо. Когда они взорвали ту фабрику роботов в 49, началось расследование, и Лисы Пять отследили взрывчатку вплоть до моего участия в этом деле. Кому-то пришлось взять на себя вину, и я получил это. Приостановка, проверки, понижение в звании на все девять ярдов. Тогда, когда я попытался подняться вновь, большой босс выслал меня сюда. И здесь я останусь на следующие четыре месяца, двенадцать дней, два часа и пятнадцать минут. После этого принц Виктор может целовать мои следы.

Хатсуми вновь засмеялся, чтобы скрыть дрожь, которая пробежала по его спине. «Лисы Пять» — распространённое название агентов М15, противотеррористического отряда Отдела Военной Разведки Дома Дэвиона. До сих пор агенты безопасности Дэвиона выработали сеть безопасности, так тщательно сделанную, что ни Хатсуми, ни один из его товарищей не мог проникнуть через неё. Ни один скрытый оперативник, не важно как хорошо скрытый и тренированный, не мог каждый раз быть в безопасности.

Подняв свой багаж, Хатсуми направился к основной двери космопорта. Но не прошёл он и трех шагов, как таможенник окликнул его.

— Сынок! В случае если тебе, конечно, не нравится дышать оксидами серы, то тебе лучше надеть респиратор.

Он оскалился в глуповатой усмешке, надевая пирамидное устройство, сделанное в основном из резины и метала, доставая его из кармана полевого жилета ВСФС.

— Я что-то задумался. Спасибо.

Таможенник махнул рукой и повернулся к газете, которую он читал в тот момент, когда Хатсуми вошёл в комнату.

Внутри двойных дверей здания, сделанных по принципу воздушного шлюза, стояла легко сложенная женщина, облачённая в жакет и куртку обычного фасона. Её простой внешний вид смягчался только несколько восточными чертами лица. Респираторная маска коммерческого типа болталась под её подбородком, держась только за шейную лямку. Её глаза мигнули, когда она распознала приближение Хатсуми.

— Готов? — она повернулась к двери. — И что с твоим багажом?

— Это всё, остальное прибудет через несколько дней.

Румико Фокс пожала плечами, покрывая маской свой нос и рот, и вошла во шлюз. Хатсуми последовал за ней.

Только несколько секунд потребовалось внешним дверям, чтобы распахнутся. Дефианс страдал из-за лёгкой пыли в атмосфере, как и предупреждал таможенник, но давление подходило под рамки необходимого для человеческого выживания. Хатсуми был доволен и этим. Он знал всё об использовании силовых костюмов и других устройств для выживания в неблагоприятных условиях, но не любил ограничения при их использовании.

Старый седан Гиенах, которому исполнилось уже пять лет, был припаркован в дюжине метров от дверей. Фокс прошла прямо к машине и заняла место водителя, не тратя слов попусту. Хатсуми молча последовал её примеру. После того, как он оставил свою кладь на заднем сиденье, он уселся рядом с молчаливой женщиной.

Фокс тронула стартер машины, извлекая из её внутренностей не тихий рык хорошо отлаженного двигателя внутреннего сгорания, а стучащий, механический скрип.

— Это загрязнение, — сказала она, обращаясь к ветровому стеклу, её голос звучал глухо из-под маски. — Примеси в воздухе приводят к тому, что горение идёт грубо. Большинство машин здесь электрические, даже тяжёлые тягачи.

Не говоря больше ни слова, она тронулась с обочины.

Путь в Джерсевилл занял сорок минут. За это время Фокс ни разу не заговорила, оставляя Хатсуми изучать виды Дефианса. По мере того как менялся вид за окном, он не становился более обнадёживающим. Длинная череда скоростных трасс, прямых как луч лазера, протянутая через скалистое плоскогорье. Там и здесь низкие кусты стягивались около обочины, давая повод для сомнения в том, могли ли рептилии или другая жизнь приспособится к убийственной атмосфере.

Из базы данных, которую он просмотрел во время путешествия, Хатсуми знал, что основной космопорт планеты находился в месте, где космические пионеры совершили первую посадку. Плоскогорье, вклинившееся между Грушевидным Морем на востоке и Горой Чёрной Кости Дьявола на западе, было бы наиболее богатой фермерской областью Внутренней Сферы, если бы не испорченная атмосфера. Хотя содержание серы не было столь велико, чтобы предотвратить рост растений, и даже их цветение на вулканической почве, но оно было достаточным, чтобы проникнуть в плоды, что приводило к тому, что любые продукты, выращенные на Дефиансе, имели неприятные, гнилой вкус. Ирония заключалась в том, что вулканы, снабжающие эту планету плодороднейшей почвой, делали её бесполезной.

Нельзя было сказать, что Дефианс не имел экономической ценности. Планета была богата минеральными запасами. Почти постоянные извержения, что отмечали раннюю жизнь планеты, принесли многие редкие элементы наверх, в кору молодой планеты. Трансурановые элементы были особенно распространенны в и сейчас извергающихся вулканах Чёрной Кости Дьявола.

Джерсевилл сам по себе был только частично более интересным, для просмотра. Большое скопление маленьких домов, магазинов и офисных зданий прицепились к подножию гряды Чёрной Кости, они были первым пунктом поселенцев, назвавших это место по имени одного из основателей, Малькольма Джерси. Поселенцы, большинство из которых были золотоискателями, пришли ещё во времена Звёздной Лиги. Они пришли в поисках минеральных богатств. Многие нашли их. В течение лет сотни маленьких, независимых шахт были поглощены большими корпорациями, до тех пор, пока практически большая часть планеты не была выкуплена компанией Солнечные Металлы Лимитед, которая продала всё это семье Дэвиона в 2748.

Неожиданно Фокс бросила машину к подъезду напротив маленького дома для одной семьи, в северном районе Джерсевилла. Неотличимый от любых его соседей дом был мал, с пластиковой обшивкой, сделанной так, чтобы выглядеть как дерево. Единственной вещью, которая отличала дом от его братьев на тысячах цивилизованных мирах, был большой шлюз, что красовался вместо передней двери.

Хатсуми вылез из машины, захватив сумку и направившись вверх по дорожке. У двери ему пришлось остановиться, чтобы позволить Фокс ввести правильный код доступа.

14
{"b":"10795","o":1}