ЛитМир - Электронная Библиотека

Трясясь всем телом, то ли от сырого тумана, то ли от страха, Ленька медленно пошел по дорожке, ведущей к дальней калитке. Оборотень мог проникнуть в сад только оттуда, поднявшись по крутому обрыву над рекой. Другой дорогой, по деревне, он вряд ли смог пройти незамеченным – соседские собаки мигом бы его учуяли!

Но калитка оказалась заперта. Вокруг висела пронзительная тишина, и Ленька понемногу успокоился. Тьфу, каким же он стал в последнее время слабонервным!

И тут что-то рядом вновь хрустнуло, и послышался глухой шум, словно кто-то продирался сквозь ветки деревьев. Ленька взвизгнул и высоко подпрыгнул, словно наступил на змею.

Но оказалось, что просто на старой «антоновке» с верхней ветки упало большое спелое яблоко. Отдышавшись, Ленька поднял его из травы и впился зубами в сочную, кисловатую мякоть. А потом тихо захихикал.

Ну вот и разгадка таинственных шорохов! На некоторых осенних яблонях, таких как эта «антоновка», еще продолжали висеть яблоки. Родители не спешили их собирать, давая плодам как следует созреть. Но некоторые яблоки то и дело сами по себе падали на землю, по пути ударясь о нижние ветки. Вот и все!

– Яблока испугался… – прошептал Ленька и даже взвизгнул от сдавленного смеха. – Идиот!

Ему стало очень стыдно. Выпрямившись, Ленька выключил фонарь и спокойно обошел весь сад, тихонько посвистывая. Он дошел до гаража и по-хозяйски погладил железные ворота. За ними стояли новенькая «Лада» шестой модели – отец купил ее на прошлой неделе. Обещал, что еще до зимы поучит его, Леньку, водить машину где-нибудь на поле! Блин, да все парни из пятого А попросту помрут от зависти!

Затем взгляд Леньки упал на сарай, и на притулившееся к нему странное двухэтажное сооружение, гордо именуемое «старой башней». Она была на самом деле старой – ведь прежде там находилась голубятня, в которой отец еще в детстве держал сизых голубей. А год назад отец обил бывшую голубятню досками, и она превратилась в самую настоящую башню – предмет зависти всех петровских мальчишек. Ни у кого из них не было такого клёвого места! К тому же, из окошек второго этажа отрывался удивительный вид на Москва-реку, заливной луг на другом берегу, и на село Знаменки, живописно расположенное на высоких холмах. А в хорошую погоду можно порой даже разглядеть вдали одно из московских высотных зданий. Здорово!

Леньке вдруг очень захотелось забраться в свою «башню». А почему бы и нет? Заснуть этой ночью он все равно не сможет. А в его «старой башне» отныне есть и свет, и даже телефон. К тому же, недавно соседи подарили ему старенький топчанчик. Так что в случае чего в «старой башне» теперь можно и переночевать.

От этой мысли у Леньки аж дух захватило. И как он раньше не догадался до такого? Ведь скоро настанут холода, и тогда в «старой башне» при всем желании не переночуешь. Уж чего-чего, а печки там никогда не будет! Значит, надо ловить удачный случай.

Ленька вновь включил фонарь, подошел к двери в свою «башню» и, согнувшись в три погибели, начал искать под обломком большой доски ключ от висячего замка. Зачем ему понадобился замок на двери, Ленька и сам объяснить не мог. Родителям в «старой башне» делать было нечего, а кто еще туда мог забраться? Воры, что ли? И все равно, покидая свою «башню», Ленька каждый раз аккуратно закрывал дверь на замок. Ну надо, и все!

Дверь со скрипом открылась. Ленька вошел внутрь и почему-то закрыл дверь изнутри на щеколду. Так почему-то ему было спокойнее.

Фонарь осветил первый этаж «башни». Мать долгое время вела войну с сыном за это место. Она упрямо пыталась прятать там всякую рухлядь типа старых пальто, курток, рваных джинсов и прочих тряпок, которых ей почему-то было жаль выбрасывать. Но Ленька, так же упрямо переносил это хламье в большой сарай. Там хозяйничал отец, который терпеть не мог беспорядка. Он молча переносил материнское хламье назад, в домашнюю кладовку. «Тряпичная война» длилась несколько месяцев и закончилась безоговорочной победой Леньки. Отныне на первом этаже «башни» стоял его любимый велосипед, а также лыжи и клюшки, с десяток неработающих радиоприемников и телевизоров, подобранных на деревенской свалке, старый отцовский магнитофон весом в целый пуд, удочки, хоккейные коньки и много других полезных вещей.

Ленька некоторое время любовно оглядывал при свете фонаря свои сокровища, а затем подошел к приставной лестнице и, поднявшись на несколько ступенек, откинул крышку люка. Забравшись на второй этаж, он тотчас положил крышку на место. В прошлом году он однажды забыл это сделать, а потом едва не переломал ноги, по-рассеяности упав в раскрытый люк.

Ленька нащупал рукой выключатель на стене и хотел включить свет, но потом передумал. Через два небольших окошка в комнату лился тусклый серый свет, который лишь слегка рассеивал мглу. Ну и отлично, так даже романтичнее! Горящая лампа только бы испортила весь кайф.

Он уселся на кушетке, но вскоре вновь встал и подошел к полкам с книгами. Их корешки были едва различимы во мгле, и Ленька любовно провел по ним пальцами. Может, почитать сейчас что-нибудь покруче? Например, рассказ Говарда Лавкрафта «Ужасы старого кладбища».

Ленька извлек увесистый дом в глянцевой обложке. И только осветив книгу фонарем, понял свою ошибку. Это была книга короля «страшилок» Стивена Кинга. И называлась она «Туман». Туман?!

Мальчик вздрогнул и взглянул в окошко, смотрящее в сторону сада. Туман на улице стал еще гуще. Казалось, что весь мир залит молоком.

Туман…

Облизав внезапно пересохшие губы. Ленька открыл книгу на первой же попавшей странице и при тусклом свете фонаре прочитал сдавленным голосом:

«Языки тумана, белые и прозрачные, словно взвешенное в воздухе кружево, поползли внутрь вместе с холодным воздухом.

Из тумана появились новые ползущие щупальца, сначала дюжина, потом целый лес. Большинство из них – маленькие, но несколько было просто гигантских, толщиной, может быть, с облепленное мхом дерево, что еще утром лежало поперек дороги у нашего участка, с карамельно-розовыми присосками величиной с крышку люка. Одно такое огромное щупальце с грохотом ударилось о бетон платформы и поползло в нашу сторону, словно слепой червь…»

Ленька почувствовал, как у него мурашки пробежали по спине. Классно! До чего здорово читать здесь, в «Старой башне» такую жуть, и при этом чувствовать себя в полной безопасности. Это в сто раз лучше, чем бродить по лесу, выискивая следы проклятого оборотня. Тот старик возле автобусной остановки очень здорово все это назвал: тихая охота. Только вот кто за кем охотился в этой «тихой охоте» – ребята за оборотнем, или он за нами, это еще вопрос. Нет уж, «страшилки» в реальной жизни никому не нужны, лучше уж про них читать в книжках…

Ленька хотел было поставить томик Стивена Кинга на полку, но вдруг взглянул в сторону окна и оцепенел от ужаса.

Туман почему-то изменил свой цвет и стал из молочного темно-серым. Но это темнота была полупрозрачной, словно вода в реке поздней осенью. Отсюда, со второго этажа «старой башни» были отчетливо видны кроны яблонь. Ветер раскачивал их ветви, и листва вдруг разом начала осыпаться. В воздухе закружились облака листьев. Ленька отчетливо ощутил острый терпкий запах – так обычно пахнет опавшая листва, тронутая первыми заморозками.

Внезапно из земли вверх стала подниматься длинная черная полоса… нет, длинная черная ограда. Она достигла высоты метра в два, а потом начала медленно расходиться в разные стороны. Из образовавшегося темного туннеля запахло тленом и смертью.

Ноги Леньки затряслись. Вытаращенными глазами он глядел на фантастическое зрелище, и не мог ни отвести голову в сторону, ни даже мигнуть. Казалось, что он просто окаменел.

Но самым страшным было то, что Ленька знал о том, что последует в дальнейшем! Года два назад мать в порыве откровенности призналась, что несколько раз в жизни видела один и тот же страшный сон.

Оказалось, что это был не сон…

Черные стены узкого коридора начали таять, становиться прозрачными. И тогда Ленька увидел, как из глубин земли на поверхность начинает выплывать вереница темно-серых фигур, одетых в просторные одеяния с широкими капюшонами. Головы и плечи странных людей были опущены, руки безжизненно свисали, словно плети. Фигуры не шли по земле, а плыли в нескольких сантиметрах над ней, и в то же время заметно передвигали ногами.

5
{"b":"107959","o":1}