ЛитМир - Электронная Библиотека

В школу Ленька успел. Но уроки по алгебре, английскому языку и особенно физкультуре плохо приспособлены для культурного отдыха. Ленька маялся. Едва усаживаясь на парту, он сразу же начинал дремать. Сидевшая рядом толстушка Зоя Саблина то и дело возмущенно толкала его локтем в бок и злобно шипела: «Не спи, замерзнешь!»

И Ленька не спал, а сидел, опершись на правую руку, и делал вид, что напряженно о чем-то размышляет. Эту позу он подсмотрел у статуи «Мыслителя» знаменитого скульптора Родена, и не без успеха использовал в трудные минуты школьной жизни. Некоторые учителя наивно полагали, что мальчик настолько погружен в изучаемую дисциплину, что его просто грешно отвлекать банальными вызовами к доске.

Но в этот день Леньке решительно не везло. Почему-то все учителя дружно решили выяснить знания ученика Л.Кротицына.

Знания были, вообще-то неплохие, но вот язык у Леньки едва шевелился, а голова плохо соображала. Он только-только открывал рот для ответа, а очередной учитель уже сажал его на место, сокрушенно покачивая головой и ставя какую-то отметку в журнале. И можно было без труда догадаться, что это за отметка.

Но труднее всего Леньке пришлось на уроке физкультуры. С учителем Георгием Васильевичем отношения у него не складывались еще с первого класса. А сегодня ученик Л.Кротицын к тому же забыл спортивную форму, что приравнивалось чуть ли не к преступлению. Георгий Васильевич часто любил повторять стишки собственного сочинения: «Спортсменом можешь ты не быть, но кеды в школу взять обязан!» Как назло кеды, или точнее кроссовки, Ленька сегодня забыл дома. И потому пришел на школьный стадион как был, в брюках, пиджаке и черных ботинках.

Оказалось, что сегодня мальчикам предстояло пробежать дистанцию аж в целый километр, а девочкам – в пятьсот метров. Георгий Васильевич, демонстративно игнорируя Леньку, выстроил на стартовой полосе мальчиков и, взглянув секундомер, махнул рукой. Ребята помчались вперед, словно лошади, поднимая над гаревой дорожкой облако серой пыли.

Ленька с облегчением вздохнул и, присев на скамейку, немедленно задремал. Но вскоре оказался на ногах, как оказалось, с помощью учителя.

– Так, – сказал Георгий Васильевич, недобро сощурив глаза.

– Будем зачет по бегу получать, или как?

– Будем, – кивнул Ленька. – Только в следующий раз. Понимаете, я совершенно случайно забыл сегодня свою спортивную форму!

– Ну, для такого бегуна как ты, даже лучшая в мире спортивная форма – что мертвому примочка, – утешил его учитель. – Побежишь, в чем пришел. Девочки, на старт! И ты, Кротицын, тоже.

Ленька вздрогнул.

– Что, я должен бежать вместе с девчонками? – в ужасе вымолвил он.

Георгий Васильевич кивнул со злорадной ухмылкой.

– А чем тебе не нравится женское общество? Девочки, возьмете Кротицына на поруки?

– Возьмем! Возьмем! – весело закричали девочки и приглашающе замахали руками.

Ленька сразу же проснулся и ощутил весь ужас создавшегося положения. Ребята уже отбежали свое и сидели на скамейках, с усмешкой глядя в его сторону. Они отлично знали, что будь на Леньке даже суперформа фирмы «Рибок», он все равно мог рассчитывать в соревновании с девчонками разве что на почетное третье место. Но что будет сегодня?!

– Уж лучше бы меня удавила покойница… – пробормотал Ленька и поплелся к месту старта, как к плахе.

– Пиджак-то сними! – с тревогой крикнул Антон, вскакивая со скамейки. – Георгий Васильевич, а можно Ленька хотя бы наденет мои кроссовки? У нас с ним размер ног одинаковый!

– А я могу Леньке одолжить свой спортивный костюм! – поддержал его Тема Петров, с жалостью глядя на Книгочея. – Второй раз я же сегодня не побегу, верно?

Но учитель был непреклонен. Он сделал отмашку, и девочки с радостным визгом помчались по беговой дорожке. Ленька покраснел как рак и, широко оттопыривая локти, ринулся за ними вслед. Но почему-то ноги решительно не хотели двигаться. Впечатление было такое, что он попал в бассейн с киселем.

Уже на первом круге Ленька позорно отстал от девчонок метров на десять. Ребята свистели и улюлюкали, подбадривая его криками:

– Ну, Книгочей, не опозорь нас! Шевели манипуляторами, задохлик! Улю-лю, улю-лю! Фью-и, фью-и!

На третьем круге Ленька повернул голову и вдруг увидел, что бежит впереди девочек и очень обрадовался. С воодушевлением он рванулся вперед и, победно вскинув руки, первым пересек финишную черту. Но Георгий Васильевич не разделил его восторга.

– Ты чего встал, Кротицын? – удивился он. – Тебе еще целый круг бежать. И не мешай финишировать девочкам. Та-ак, победила как обычно Зина Круглова…

Ребята от хохота едва не попадали со скамеек. И только Антон, Тема и Родик с сочувствием смотрели на своего товарища, который ухитрился так опозорится.

Четвертый круг Ленька заканчивал в гордом одиночестве. Не добежав до финиша метров тридцать, он вдруг упал и… заснул прямо на беговой дорожке!

Ленька очнулся от того, что кто-то льет ему на голову воду.

Оказалось, что он находится беседке, в школьном саду. Рядом сидели АРТ в полном составе. Антон был мрачен, Тема презрительно усмехался а Родик лил из воду бутылки прямо ему на голову.

– Ну что, очухался, Книгочей? – ехидно спросил Родик. – Хорошо еще, что ты ушел в отключку как раз перед большой переменой. Нашел, где лечь подремать – на стадионе, хи-хи!

Тема не разделял его веселья. Он взял и стукнул Леньку по шее.

– Ну, ты и тюфяк! – заявил Тема. – Опозорился, как не знаю кто. И этот самопадающий задохлик еще хочет войти в наше братство трех мушкетеров! На Д’Артаньяна ты, братец, не больно-то похож. Скорее уж, на его коня зеленой масти! Тот тоже плохо бегал, потому что хромал на заднюю ногу, помнишь?

Ленька тяжело вздохнул и понурился. Но Антон сочувственно похлопал его по плечу.

– Да ладно вам, напали на парня! – заявил он. – У всех случаются плохие дни. Но ты сегодня, Ленька, превзошел сам себя! И какая муха тебя укусила?

Ленька огляделся по сторонам, и только после этого прошептал:

– И вовсе эта была не муха… Со мной ночью сегодня такое случилось, просто кошмар!

И он рассказал про свое ночное бдение в «старой башне».

АРТ молча выслушали его, а потом Тема убежденно сказал:

– Врешь! Мало я дал тебе по шее, надо еще добавить.

Родик выразительно покрутил палец у виска.

– Ну все, начитался своих «страшилок» до белой горячки, – заявил он. – Уже и сна от яви отличить не можешь!

Антон сдвинул брови, хотел что-то сказать, но промолчал. И это немного ободрило Леньку.

– Говорите, что хотите! – закричал он. – Да если бы любой из вас оказался на моем месте этой ночью, где бы вы сейчас были? В психушке, это уж точно. А я еще и в школу пришел. Напрасно, конечно, но уж больно страшно было оставаться одному в доме.

Понимаете, от любого шороха мороз бежал по коже. Все время думал – а вдруг она войдет в комнату?

– Кто – она? – неожиданно спросил Антон.

Ленька пожал плечами.

– Не знаю… Я лица ее не разглядел. Но почему-то мне кажется, что это была довольно-таки молодая женщина. Может, это Софья, жена стрельца Федора?

Родик захихикал, но Антон выразительно показал ему кулак.

– Почему ты так решил? – мягко спросил Антон.

Ленька задумался.

– Не знаю, – честно признался он. – Конечно, со мной мог захотеть поговорить кто-то другой, скажем, из моих дальних предков. Но о чем им со мной говорить? Понятия не имею. А вот Софья могла захотеть поведать мне что-нибудь про оборотня. Ведь как-никак мы завладели магическими вещицами, некогда принадлежавшими Софье!

Тема решительно возразил:

– Чепуха! Конечно, после того, что с нами случилось в последние месяцы, можно поверить во что угодно. Но не хватало только, чтобы мы начали верить в свои бредовые сны! Тогда совсем свихнемся, это уж как пить дать… А Софьей эта твоя знакомая покойница быть никак не могла.

– Почему?

7
{"b":"107959","o":1}