ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слушаюсь, генерал. (Уинстон почувствовала, как устал Дуглас.) Что-нибудь еще?

— Да, Кип. — Ариана спустилась с капитанского мостика и с трудом сняла с головы тяжелый нейрошлем, поводя затекшими плечами. Пот потоками струился по ее лицу, заливал глаза. — Хорошая работа.

Для звездного полковника Пола Муна наступившие после сражения неподвижность и полная апатия, казалось, являлись предвестником скорой гибели Клана. Он с трудом вылез из кабины разбитого и изувеченного «Призывателя» и спустился на землю. Не закрывая глаз, он наблюдал за тем, как его воины в беспорядке бегут с поля боя. Да, быть побежденными этими грязными трусливыми суратами, и где?! В тени священной горы Шабо! Это выглядело как зловещее предзнаменование. Внутренняя Сфера разрушит мощь его Клана.

— По крайней мере, я умру и уже этого не увижу. — Злобный смешок Муна перешел в приступ мучительного кашля. Когда горловой спазм прошел, он увидел тонкую ниточку крови, бегущую по внутренней части щитка его шлема. Встроенная в броню медицинская аптечка была в сохранности и полна болеутоляющих и стимуляторов. Но вряд ли они пригодятся ему… Зияющая рана на горле, из которой при каждом ударе сердца била кровь, не давала шансов остаться в живых.

Снаряд разорвался прямо над его кабиной. Осколок прорезал броню боевой рубки и разрезал ему правое плечо, зацепив горло. Система жизнеобеспечения элементала была серьезно повреждена, специальная броня разрушена, в том числе приказала долго жить и система связи с войсками.

И теперь, лежа на поле боя, Мун смутно осознавал, что его сознание дрейфует в пространстве между миром живых и миром забвения и что оно медленно перемещается в сторону последнего. Боль не отпускала — даже сквозь пелену забытья Мун чувствовал, как реактивный разрывной снаряд пропорол мускулы его плеча и спины, разворотив защитную броню. Он не замечал, что пытается кричать от невыносимой боли — и легкие разрываются от чудовищной пытки. И все же боль можно было терпеть — ведь вмонтированные в броню анальгетики при повреждении тела элементала автоматически впрыскивались под кожу раненого воина, и теперь Мун чувствовал, что наркотики не дают измученной душе покинуть отказывающееся служить тело. Он был ранен слишком серьезно, чтобы регенерирующая система, вшитая в ткань костюма, смогла начать действовать. Мун знал, что умирает. Он чувствовал кровь, стягивающую кожу на щеке, — она текла из ранки на голове. Особенно сильно кровь текла из разорванной спины и плеча. Да, похоже, ему суждено умереть от простой кровопотери…

— Смотри, один вроде двигается.

Муну показалось, что голос говорящего доносится откуда-то с дальнего конца узкой металлической трубы.

Голова в шлеме оказалась в поле зрения Муна. Человек в коричнево-зеленой камуфляжной форме и защитного цвета шлеме, через смотровую щель которого Мун заметил лицо воина какого-то странного оливкового цвета, явно не принадлежал к воинам или техникам Клана. То же самое можно было сказать, заметив черную Звезду Камерона, прикрепленную к воротнику человека.

— Да он и вправду живой, только на ладан дышит… Санитар! — Человек разогнулся и махнул кому-то невидимому, подзывая его поближе.

— Я не приму вашу помощь. — Мун попытался, как обычно, прорычать ответ, но обнаружил, что распухший язык повинуется ему с трудом. Тут же горлом пошла кровь, Мун почувствовал боль в сломанной челюсти и отсутствие нескольких зубов. Ему пришлось напрячь все силы, чтобы его поняли.

— Ну, хочешь или не хочешь, сынок, — ответил пехотинец, — а помощь мы тебе все же окажем.

— Нет. — Мун силился приподняться и оттолкнуть рукой в когтистой перчатке своего спасителя. Солдат спокойно уклонился от слабенького тычка Муна. — Я лучше умру здесь, чем позволю каким-то поганым суратам распоряжаться моей жизнью. Я лучше умру…

Мун закрыл глаза и провалился в бездонную черноту.

— Разве он…

— Нет, Сарг, он жив. — Санитар из Комгвардии возился с замками поврежденного шлема, защищающего голову элементала. — Просто сознание потерял. Но он долго не протянет, если мы немедленно не довезем его до объединенного госпиталя.

— Хмммм, — задумался сержант. — А воинский медальон при нем?

— Посмотрим. — Санитар снял с кровоточащей шеи Муна идентифицирующий элементала диск.

— Мун, — прочел санитар, стирая ладонью кровь с металла. — Звездный полковник Пол Мун.

X

Боевой крейсер «Невидимая Правда»

Прыжковая точка зенита, система Охотницы

Кластер Керенского, Пространство Клана

26 марта 3060 г.

— Коммодор, посмотрите! — Встревоженный крик разнесся по капитанскому мостику «Невидимой Правды» подобно звону вечевого колокола.

Коммодор Березик рванулся к монитору вовремя — он успел увидеть ярко-красную вспышку, отделяющуюся от боевого крейсера на главном мониторе.

— Что это было? — Березик ощутил внезапный холод внизу живота, как если бы он проваливался в глубокую яму. — Ну-ка, дайте повтор.

Повтор показал еще раз ту же маленькую красную точку, но теперь на более мелком мониторе техника-оператора. Точка стала расти и увеличиваться в размерах, пока не превратилась в судно размером с небольшую монету. Потом она ярко вспыхнула и исчезла с экрана.

— Это могло быть…

— Да, Коммодор, вы не ошиблись. — Оператор ответил на невысказанный вопрос Березика. — Это была вспышка, отмечающая гиперпространственный скачок Т-корабля. Приборы зарегистрировали крупный корабль. Боевой корабль, вероятно — крейсер или линейное судно.

Не дожидаясь приказа Березика, оператор вывел на экран графическое изображение системы Охотницы. Первоначальная диаграмма приходила на пульт Особого Отряда, побывав в руках Трента, а затем увеличивалась и корректировалась собственными системами наблюдения Отряда Змеи. На диаграмме вспышка помещалась на внешнем крае второй из семи занятых орбит системы, расположенных чуть дальше, чем в одном биллионе километров от центральной звезды. Та орбита как раз и была занята планетой Охотница.

— Мистер Энг. — Березик обратился к ведущему навигатору. — Достаточно ли точны наши вычисления и система наводки для того, чтобы осуществить в высшей степени точный прыжок в место, не выведенное на карте?

— А, вы говорите о пиратской прыжковой точке? — хихикнул маленький человечек с раскосыми глазами. — Не факт. Вы же знаете, даже с нашими картами данных тут сложненько было собраться. Чтобы совершить такой прыжок, нужна сверхточная карта, которая указывала бы каждую скалу или камень в этой системе. В противном случае беды вам не миновать.

— Дьявол! — Березик с силой ударил кулаком по металлической окантовке пульта. — Оператор, войдите в систему и дайте максимальное увеличение. Я хочу знать, кто прыгнул. Мистер Энг, ложитесь на курс в сторону охотницы. Коммо, подготовьте сообщение генералу Уинстон: «Неизвестный прыгун, возможно

— военный корабль, появится в системе Охотницы в течение промежутка от тринадцати до двадцати восьми часов через пиратскую точку. Прыгун, вероятно, настроен враждебно. Повторяю: вероятно, враждебно. «Невидимая Правда» ложится на курс в сторону Охотницы, чтобы исследовать гостя и по возможности перехватить его. Соблюдайте все возможные предосторожности. Удачи». Как только вы отправите сообщение, приведите в боеготовность оставшуюся часть флота, хотя, думаю, уже все знают об этом.

— Коммодор, следуем назначенным курсом, — доложил Энг.

— Включить маневренные двигатели на полную. — Березик постарался подавить нехорошие предчувствия. — В путь!

На капитанском мостике боевого крейсера «Проносящийся Туман», относившегося к классу «Черный Лев», в задумчивости стоял Ильхан Линкольн Озис. Он смотрел в гигантский иллюминатор, впившись глазами в планету, находившуюся чуть ниже корабля. Хотя Охотница была его родным домом, охваченный волнением окружающий ее мир постепенно становился для Озиса источником постоянного беспокойства.

Сначала пришли тревожные сообщения относительно Руссо Хауэлла и его дурацкого поведения в отношении некоторых вольняг. Начали даже муссироваться слухи, что Хауэлл пал жертвой дикой болезни, фактически неслыханной среди воинов, — склонностью к алкоголю. Ну, тут уж любой вправе делать все, что захочет. А затем и вовсе пришли панические слухи о том, что Внутренняя Сфера объединилась под знаменем Звездной Лиги и прошла сквозь Зону Оккупации Клана Ягуара, возвращая Лиге те миры, которые были покорены Ягуарами во время Крестового похода. Сначала эти байки показались Озису просто анекдотическими, если бы не подтверждения истинности основной части рассказов, достигавшие ушей Озиса с редким постоянством. Да, каждый день разведка подтверждала, что еще одна, и еще система потеряны для Ягуаров — они отошли к «возрожденной Звездной Лиге».

29
{"b":"10796","o":1}