ЛитМир - Электронная Библиотека

И тем не менее, хотя нет более неприятного чувства, чем тяжесть на душе побежденного воина, вынужденного бежать с поля боя, Эндрю Редберн твердо знал — бегство было их единственным путем к спасению. Он не сомневался, что спас людей для того, чтобы взять реванш несколькими днями позже.

В пункте общего сбора, на восточном краю топей Дхуан, Редберн воочию убедился в той высокой цене, которую заплатили его воины в этой схватке. Как ни странно, несмотря на то что первый удар пришелся на них, Горцы Нортвинда более-менее уцелели и понесли небольшие потери. Маклеод выставил шестьдесят пять уцелевших роботов по периметру места сбора, чтобы обеспечить надежную защиту.

Когда же до пункта сбора с трудом, медленно, прихрамывая, добрались рыцари Внутренней Сферы, Редберн был в шоке. Все легкие роботы были сильно повреждены, приблизительно половина пилотов были серьезно ранены. Шестьдесят пять машин, закованных в отделанные золотыми пластинами доспехи, теперь выглядели как бродяжки, выбравшиеся из помойной ямы, — золото покрылось слоем пепла, сажи и грязи. У многих зияли огромные раны, через которые вылезали наружу связки разноцветных проводов и серые волокна искореженного металла. Желто-зеленая жидкость, словно кровь, стекала из высокотемпературных резервуаров и охлаждающих агрегатов. Короче говоря, рыцари сейчас безумно напоминали своих средневековых тезок, возвращающихся домой с проигранной битвы. И все же, разбитые, в грязи, рыцари сохраняли упрямый и даже горделивый вид.

Катильские Уланы Редберна пострадали в сражении больше остальных. Только сорок шесть раненых роботов, но вполне способных передвигаться, смогли выйти с поля битвы, избежать преследования Ягуаров и как-то дохромать до места общего сбора. Остальная же часть их соратников — мужчин и женщин, с которыми Редберн жил и боролся бок о бок с тех пор, как во время Четвертой войны был сформирован его боевой отряд, полегла на поле битвы. Они были или мертвы, или взяты в плен Ягуарами.

Редберн ощущал страх и тоску. Та печаль, которую он почувствовал после смерти Моргана, печаль, которую, как ему казалось, он смог преодолеть, с удвоенной силой вновь вернулась к нему. И на сей раз он чувствовал горе от потери не просто одного друга, а трех десятков мужчин и женщин, погибших, раненых или захваченных в плен. Удивительно — он испытывал сейчас такое же страшное чувство потери, как тогда, когда держал остывающую руку лучшего друга, исподтишка убитого расчетливым наемником. А ведь смерть Улан, происходившая отнюдь не на его глазах, была не менее реальна!

Редберн также знал, что некоторые из отсутствующих здесь воинов наверняка катапультировались из машин и, вероятно, избежали захвата. Может быть, сейчас они находятся на дороге к месту сбора… Но Редберн больше не мог медлить; не мог дать воинам возможность добраться до своих — Ягуары прижали их отделение настолько плотно и так долго преследовали, что он опасался, что они могут появиться здесь в любой момент.

Ощущая, фигурально выражаясь, в животе тот самый узел, который Александр Великий так и не смог разрубить, он подключился к командному каналу.

— Лев обращается ко всем отрядам. — Горло Редберна сжал спазм. — Всем командам начать движение. Мы отступаем в сторону топей.

Медленно, с затаенной болью, потерпевшие поражения войска сил Внутренней Сферы нестройной хромающей колонной отходили в сторону глубокого вонючего болота, называемого Дхуанскими топями. Редберн надеялся, что Ягуары откажутся от преследования отряда в гиблых топях и чахлых кустарниках, где воины Клана тут же лишились всех преимуществ в скорости и вооружении.

Сидя в кабине разбитого «Даиши», измученный, несчастный Редберн следил за тем, как за ним плетутся разбитые и истерзанные роботы Улан. Он молился только об одном — чтобы он оказался прав.

XI

Орлиное Гнезде Сокола, Восточные Горы

Охотница

Кластер Керенского, Пространство Кланов

26 марта 3060 г.

Капитан Роджер Монтжар осторожно подтянулся и, стараясь быть максимально незаметным, выглянул из-за каменной гряды — это был его скрытый пост наблюдения в скалах Восточных Гор. Конечно, место было страшно неудобным, потому что приходилось вытягивать шею и высовываться из укрытия очень аккуратно. Но альтернативы не было — высунешься чуть подальше, и останешься навсегда лежать за этими камнями с пробитой метким выстрелом башкой.

В течение последних двух недель отряды Бешеной Лисы скрывались в этих, мягко говоря, неудобных скалистых расщелинах, стоически перенося дождь, холод, пронизывающий ветер, и все никак не могли засечь хоть малейшие признаки движения в лагере Нефритового Сокола, который располагался на вершине горы. Люди Монтжара смогли сделать несколько выстрелов только тогда, когда Дымчатые Ягуары мощным прыжком накрыли отряд сержанта Крамера. Генри надеялся, что его люди благополучно выскочили из западни. Его приказы сводились к следующему: держать строгую тишину в радиоэфире до тех пор, пока не появятся явные признаки, что Соколы собираются прийти на помощь Ягуарам. Или до тех пор, пока Лисы не войдут в соприкосновение с основным Отрядом Змеи. До настоящего времени ни одно из условий выполнено не было. У Монтжара с каждым днем крепло подозрение, что Особый Отряд вообще забыл об их существовании.

Нет, конечно, он знал, что это не так, но все же смутное чувство тревоги не давало ему покоя. Благодаря довольно обрывочному сообщению, которое им удалось перехватить, они узнали, что начало операции по уничтожению Ягуаров — высадка на планету, захват боевой техники, формирование отрядов наступления — прошло довольно гладко и не случилось ничего неожиданного. Особый Отряд произвел рекогносцировку, успел уничтожить несколько военных фабрик Клана и практически лишил врага способности впредь угрожать войной другим свободным мирам. Все шло в соответствии с планом, но вот потом… После того как цель вторжения была фактически достигнута, случилось что-то непредвиденное.

Хорошенько обмозговав ситуацию и воспользовавшись еще парой радиоперехватов, Монтжар стал догадываться, что на Охотницу прибыл один, а возможно, и два отряда поддержки Клана. В распоряжении этих отрядов имелись тяжелые боевые роботы, и сражения принесли Ягуарам некоторый успех. Некоторый — потому что генерал Уинстон, похоже, выиграла кровавую битву где-то в районе Лутеры, в то время как Редберн с его людьми вынужден был отступить в топи Дхуан.

Монтжару ничего не оставалось, как тихонько проклинать свою «удачу». Он сидит в этих каменных лабиринтах с великолепно обученными воинами, одними из самых лучших на Охотнице, и что они делают? Сидят в засаде и наблюдают за противником, укрывшись за скалами. Он уже в течение долгого времени разглядывал, как невооруженные, без доспехов солдаты внутри крепости спокойненько живут себе и ни о чем не тужат. Будто и нет войны. Монтжар даже испугался при мысли, что среди его людей может начаться бунт и они попытаются дезертировать, сдаться. Сколько еще здесь торчать?..

И вдруг примерно за час до заката, на исходе четырнадцатого дня мытарств, что-то изменилось.

Он по-прежнему сидел на корточках перед постом команды Лисы, почти скрывшись в широком и глубоком отверстии в скалистом теле горы, когда к нему бесшумно подполз его разведчик. Наблюдательный пост номер два зафиксировал движение внутри Гнезда Сокола, активное движение. Монтжару потребовалось около десяти минут, чтобы проползти сотню метров до каменной ниши, где разместилась его разведывательная команда. Когда он очутился среди разведчиков, его внезапно отпустила вся та дикая боль и усталость, что скопилась за две недели игры в прятки в этих высоких, скалистых, иссушенных зноем горах. Костяк отряда Нефритового Сокола, казалось, сосредоточился на пятачке за высоким металлическим забором, отделяющим базу от остального мира.

В течение нескольких минут Монтжар оставался в том же неудобном положении; шея у него ныла, он мог позволить себе высунуться из-за валуна всего на пару сантиметров, чтобы левым глазом изучить картинку происходящего. Он тщательно пересчитал живую силу противника, которая попадала в поле его зрения. Чтобы не осталось сомнений, пересчитал их снова, затем в третий раз. Каждый раз число совпадало: итак, на площадке собрались десять бронированных элементалов и пятьдесят пехотинцев в полной боевой выкладке, правда, без бронежилетов. Ага, если Соколы реально собирались поддержать Дымчатых Ягуаров, эта поддержка будет чисто символической. Уж если пятнадцать его лучших воинов не смогли остановить наступление Клана, то что уж говорить об этих!..

33
{"b":"10796","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Красный Треугольник
Путешествие в Икстлан
Буддизм жжет! Ну вот же ясный путь к счастью! Нейропсихология медитации и просветления
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Ведьма и бесполезный ангел
Аэрофобия 7А
В логове львов
Не обещай себя другим