ЛитМир - Электронная Библиотека

Хан Йоргенссон приподнялся.

— Пожалуй, я не могу согласиться ни с оценкой мощи сил вторжения, которую дал нам уважаемый Хан Владимир Уорд, ни с предположениями о боевых возможностях гарнизона Охотницы. Я доверяю словам командира Соколов, который сейчас находится на Охотнице. Нет, этот конфликт затрагивает только Внутреннюю Сферу и Клан Дымчатых Ягуаров. Мы здесь ни при чем. Считаю, остальным Кланам незачем вмешиваться в противоборство. Давайте дадим Ягуарам возможность с честью отстоять отечество в открытом бою. Ягуары победят — а я в этом уверен, — ну что ж, честь им и слава! Если же войска Внутренней Сферы захватят Охотницу, что совершенно невероятно, то, возможно, Линкольн Озис просто перестанет быть Ильханом Кланов. Все просто.

— Да вы что, с ума все посходили?! — завопил Озис, подлетев к Йоргенссону. — Вы что, не видите, что мы все, все в опасности?!

— А мне кажется, что опасность угрожает только вашей родине, дружок, — парировала Марта Прайд. — Большинству из нас никакие ваши враги не угрожают.

— Ильхан, — голос Северена Леру был абсолютно бесстрастен, — мы выносим эту проблему на рассмотрение нашего совещания. Вы связаны присягой чести, и вы обязаны начать голосование.

— Великолепно, друзья мои. — Озис угрожающе поднялся с кресла. Он распрямился и обвел пристальным взглядом тех, на кого еще недавно возлагал такие надежды. Он решил подчиниться любому принятому Советом решению. Именно так должны вести себя вернорожденные воины, а он был одним из них. И тогда он осознал, что не примет от этих мерзавцев помощи, даже если они проголосуют за то, чтобы поддержать его. — Начинаем голосование!

Озис сердито плюхнулся в кресло, в то время как Каэль Першоу встал, чтобы занять свое место.

— Я, Хранитель Закона, объявляю начало голосования. — Голос Першоу был глубок и торжественен. — У каждого из вас есть право сказать «да» — если вы согласны помочь Дымчатым Ягуарам в защите Охотницы. Если вы против помощи Ягуарам — отвечайте «нет».

— Хан Алмазных Акул Ян Хаукер, ваше слово.

— Я отвечаю «нет», Великий Мастер. Так же ответила Сахан Барбара Сеннет.

— Хан Клана Медведей-Призраков, что скажете вы?

— Медведи-Призраки отвечают «нет», Великий Мастер. — Бьорн Йоргенссон поднялся во весь свой великанский рост.

Его поддержала и Алета Кабрински.

Так, один за другим, проголосовали все предводители Кланов. Лишь Дымчатые Ягуары не имели права принимать участие в голосовании. Каждый отказ отдавался в ушах Озиса похоронным звоном. Он не мог поверить в происходящее: все тридцать членов Великого Совета единодушно отказались от предоставления хоть самой малой помощи Охотнице.

— Великолепно, друзья мои. — Озис поднялся, дрожа от ярости, когда последний из Ханов ответил «нет». — Я полечу на Охотницу один. Я возьму с собой лишь охрану. Я собственноручно уничтожу этих грязных вольняг, которые посмели осквернить мою родину. Они умоются кровью, я обещаю! А затем… А затем я вернусь сюда!

Выкрикнув последние слова, Ильхан Линкольн Озис схватил со стола серебряную маску и выскочил из залы, не дожидаясь решения Совета.

II

Сектор Война

Около центра города Лутера, Охотница

Кластер Керенского, Пространство Кланов

14 марта 3060 г.

— Боже милосердный! — Генерал Ариана Уинстон содрогнулась, потрясенная открывшимся зрелищем. — И мы хотели показать Ягуарам истинное лицо войны! Да знали ли мы сами, насколько оно ужасно?!

Она стояла среди почерневших руин когда-то строгих зданий из серого камня — в них размещались правительственные органы Клана Дымчатого Ягуара. Впрочем, согласно поступающим на командирский пульт сведениям о прошлом Лутеры, столице планеты Охотница, там и до войны не было особых достопримечательностей. Но то, что Особый Отряд Змеи сделал с Лутерой сейчас… После налетов авиации весь военный и правительственный сектор был буквально стерт с лица земли. Лутера превратилась в город-призрак. Большинство военных баз и хранилищ были сожжены. Обрушившиеся стены зданий покрывал толстый слой сажи и пепла, сквозь который пустыми глазницами зияли лишенные стекол оконные провалы. Ариану поражало то, что, несмотря на бомбежки, стены некоторых домов не обрушились полностью — она объясняла себе этот феномен твердостью материалов и мощным фундаментом спроектированного Кланом военного города. Хотя с наблюдательного пункта она не могла в полной мере оценить масштаб разрушений, генерал Уинстон прекрасно знала, что урон, нанесенный ее войсками центральному космическому порту, расположенному на юге Лутеры, был намного значительнее, чем следы бомбежек города. Оно и понятно — космопорт представлял собой исключительно военную постройку и потому являлся целью номер один для атаки.

Конференция Уиттинга определила три первоочередные цели для Отряда Особого Назначения, которым командовала Ариана. Самая насущная задача — тотальное уничтожение всех военных мощностей Клана Дымчатого Ягуара, защищавшего Охотницу. Это первая цель. Вторая — выполнив задачу, отряды Внутренней Сферы должны были раз и навсегда пресечь возможности Клана Ягуара развязать войну в будущем. Качественно и как можно более оперативно закончить выполнение этих двух задач — в этом состояла третья составляющая их миссии. После чего Отряд Змеи должен был незамедлительно возвратиться домой — иного пути у него не было. Они не имели права проиграть Ягуарам. Пусть наконец зарвавшийся Клан образумится и поймет, что война — страшная штука. Они-то думают, что война — просто полоса препятствий, ряд испытаний, своеобразная игра! Вообще, ритуальные «игры в войну» были главной из черт культуры Клана.

Уинстон отлично знала старую добрую пословицу: «Хорошо, что война настолько ужасна, что мы должны дорасти до того, чтобы полюбить ее». Афористичность мышления была одной из основных черт воинов Клана Легкой Кавалерии Эридани, и Ариана очень ценила эту особенность. К сожалению, другие Кланы, похоже, утратили традиционную нестандартность подхода к проблемам. И поэтому воины других Кланов чуть ли не с детства питали нежность ко всему примитивному, простому, уродливому, чего Кавалерия Эридани как раз и старалась избежать любой ценой.

Ариана сама взвалила на себя обязанность проинспектировать самый центр столицы Клана Ягуара. Как командующему, ей нужно было удостовериться, что все распоряжения Конференции неукоснительно выполнены. Но она боялась признаться себе, что истинной причиной ее высадки в самом сердце уродливого серого города было обыкновенное любопытство.

Уинстон прослужила в наемниках всю свою сознательную жизнь. За долгие годы службы она принимала участие в сотнях крупных военных кампаний. Конечно, чаще всего им приходилось сталкиваться с врагом, чья психология практически не отличалась от психологии воинов ее Клана. Ну, иногда проявлялись некоторые культурные различия, но они были сбалансированы некоторой общностью военной и житейской структуры Кланов. Она наблюдала за врагами — как они жили, где работали… Главное — враг стремился встать на защиту самых обычных человеческих ценностей, тех же, что и у Легкой Кавалерии Эридани. И опять же, враг в бою управлял боевыми роботами, принятыми на вооружение собственным Кланом Арианы.

В битвах с этими Кланами не действовали никакие из общепринятых правил и обязательств. Лишь единицы из обитателей Внутренней Сферы хоть раз в жизни видели родной мир Клана. А те немногие, кто, подобно Фелану Келлу, какое-то время жили в Кланах, очень скупо и невнятно делились сведениями о тамошней жизни. Для Уинстон, как и для остальных мужчин и женщин Особого Отряда Змеи, произошло первое близкое знакомство с обществом, оставшимся в тылу непримиримых завоевателей Внутренней Сферы.

Ариане Уинстон доводилось видеть города, спроектированные так строго и академично. Много городов посетила она на планетах иных миров — и города эти походили на Лутеру. И все же они пленяли какой-то неяркой, изысканной элегантностью. А что она видела здесь, на Охотнице? Лутера, как и остальные крупные города планеты, поражала каким-то спартанским минимализмом, неестественной резкостью черт: все без исключения здания серого цвета с непрозрачными окнами, они, как роботы в шеренге, держали равнение вдоль узких улиц. Казалось, эти угрюмые улицы были вычерчены лучом лазера — настолько они были прямы.

4
{"b":"10796","o":1}