ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полковник Мастерс, что у вас происходит?

— Лев, это Паладин. У нас все чисто, — отозвался Мастерс.

— Полковник, я думаю, теперь мы можем обходиться без кодовых имен. Ягуары прекрасно знают, с кем они воюют, — раздраженно гаркнул Редберн. — Выдвигайте ваши силы на север и немного заберите на запад. Я хочу, чтобы вы заняли позицию, в которой вы могли бы поддержать силы Маклеода или Улан, если Ягуары пойдут в прямую атаку.

— Сигнал принят, генерал. — Редберн почувствовал, что голос Мастерса звучит, мягко говоря, не очень оптимистично. К тому же, должно быть, Редберн задел чувство собственного достоинства, свойственное войнам, предложив отказаться от кодовых имен.

— Лев, это Тигр-два. Ягуары теснят нас с левого фланга, боюсь, нам очень скоро потребуется ваша помощь, иначе мы начнем отступать. — Тигром-два являлся капитан, командовавший Вторым батальоном Улан. После смерти майора Кертиса в первых битвах вторжения этот исполнительный офицер занял его место.

— Держитесь, Тигр-два. Что-нибудь придумаю. — Редберн переключил канал.

— Полковник Мастерс, думаю, вам имеет смысл поспешить, иначе я потеряю левый фланг.

Неприветливость, звучавшая в голосе Мастерса, исчезла как по мановению волшебной палочки.

Редберн сидел в кресле «Даиши» и с тревогой наблюдал за ходом сражения на экранах мониторов. Насколько позволяла небольшая разрешающая способность портативного компьютера, Редберн высчитал, что рыцари находились приблизительно в трех километрах к югу от линии обороны Улан. При обычных обстоятельствах такое расстояние можно было считать незначительным. Даже тяжелый малоподвижный робот мог покрыть это расстояние за пять минут. Принимая во внимание сволочную натуру рыцарей и их умение предавать в последний момент, а также вести вероломные переговоры, Редберн решил, что ему придется увеличить время вероятного прибытия на поле битвы по крайней мере дважды. Десять минут на то, чтобы войти в игру, и еще десять минут на саму битву. Как он заметил, Ягуары умудрялись вводить в сражение все новых и новых боевых роботов. Уланы пытались опереться в бою на крошечный резерв, чтобы укрепить и удлинить линию сражения, но сил было явно недостаточно. Вскоре Ягуары двинули вперед левый фланг, и армия наступающих постепенно превратилась в сжимающее противника кольцо.

— Копье Улан, за мной! — закричал Редберн, поймав радиочастоту Улан. В тот же самый момент он заставил «Даиши» перейти на стремительный бег и вышел еще раз на связь с Мастерсом. — Мастерс, быстрее! Ягуары атаковали мой фланг!

— Еще пара минут, генерал. — Голос Мастерса звучал так, что стало ясно

— его робот тоже несется по кочкам пересеченной местности.

Только сумасшедший может заставить робота бежать через вязкое болото. Но если он действительно сумасшедший, думал Редберн, стиснув зубы и с трудом дергая рычаги управления, то это отличный тип безумия.

Приземистая металлическая фигура вдруг отделилась от дерева и шагнула к нему навстречу. Немедленно ударив по тормозам, Редберн заставил «Даиши» автоматически проскользить по липкой грязи еще несколько метров вперед, а сам навел сетку прицела на камуфлированную грудь незнакомца. Но нажимать на спусковой крючок Редберн не спешил. И точно — ведь эта высокая тощая фигура не могла быть не чем иным, как «Торопыгой», обычной боевой машиной Катильских Улан.

— Что здесь происходит? — Редберн сделал несколько шагов вперед.

— Генерал, мы отступаем, выстоять невозможно! — бодро отрапортовал водитель робота. — Ягуары подошли и прорвали нашу оборону. Мы вынуждены отступить, чтобы не попасть в окружение.

— Где проходит линия фронта? — устало спросил Редберн, уже не доверяя картинке на дисплее.

— Сэр, это и есть передняя линия.

Редберн хмуро оглядел окутанные туманом болота. На севере, насколько в тумане возможно было разглядеть, медленно ковылял по кочкам разбитый «Вальщик». Юг был абсолютно пуст.

— Слушай, — заорал Редберн по переговорнику «Даиши». — Мы на фланге. Если Ягуары попытаются полностью окружить нас, нас элементарно зажмут в тиски, и мы тут ляжем. Копье Улан выстроится на этой линии. Дайте мне диапазон действия метров в тридцать и не позволяйте ни одному ублюдку пробраться мимо вас.

— Сэр, они уже идут! — закричал пилот «Торопыга». Из тумана материализовалось целое копье роботов

Клана. Двое из них были довольно новыми, хотя уже успевшими побывать в переделках и ремонте, остальные же казались откровенным старьем.

Редберн направил стволы орудий «Даиши» в грудь шагавшего впереди робота

— тощего, нескладного «Бешеного Кота». На секунду задержал дыхание, резко выдохнул и нажал пусковые кнопки. Сноп смертельного огня полетел в корпус вражеской машины.

Редберн с изумлением увидел, что на его выстрел «Кот» отреагировал так, будто о его грудь ударилась детская хлопушка с конфетти. Две пусковые ракетные установки, укрепленные на покатых плечах робота, выплюнули залп ракет дальнего действия. Две из них подняли фонтаны грязи прямо под ногами «Даиши». А вот четыре остальные попали в цель. Боеголовки с титановым сплавом разорвали в клочья броню на правом боку и торсе робота, оставив огромные дымящиеся пробоины в броне. Надавив большим пальцем на кнопку, которую солдаты часто именовали «шалуном», Редберн привел в боеготовность крайние верхние пушки и установил программу максимальной поражающей силы.

Дым и пламя взметнулись от поднятых запястий «Даиши». Трассеры реактивных снарядов прочертили оранжево-красный след в тусклом застоявшемся воздухе. Взрывы повредили тело и плечо «Бешеного Кота», но основная часть снарядов, не задев корпус, разорвались в болоте, окатив робота грязью, но не причинив вреда. Редберн предпринял повторную попытку, решив добавить к выстрелам из пушки пару хороших залпов из тяжелого лазера.

И вот теперь-то «Бешеному Коту» пришлось худо! Видимо, робот довольно сильно пострадал еще во вчерашнем сражении, и потому левая рука «Кота», к удивлению и радости Редберна, разломилась в плече и с отвратительным чавканьем погрузилась в болотную жижу. Но еще прежде, чем рука отделилась от тела, Редберн увидел, как сложились пополам распорки безопасности, оберегающие водителя робота. Редберн ожидал, что вражеский пилот вот-вот катапультируется, но этого не произошло. Усеянный обломками навес над разрушенной пилотской кабиной заставил Редберна вздохнуть о храбром воине, принявшем смерть на боевом посту.

Где-то на периферии обозримого пространства Редберн уловил движение — на него шел робот какой-то странной округлой формы. Быстро развернув корпус «Даиши», он навел прицел на центр тяжести массивного «Нобори-нина», или «Знаменосца», как его называли сами Ягуары. И опять он помедлил нажимать на курок. Он остановил руку, потому что заметил на левом плече робота эмблему рыцаря Внутренней Сферы — он узнал ее, да и как можно ошибиться? Из озера поднимается рука, держащая меч.

— А, вот вы как приветствуете друзей, генерал? — Из наушников раздался смех Пола Мастерса.

— Да, вот так я приветствую друзей, когда они управляют вражеской машиной, — парировал Редберн. Оказывается, Мастерс захватил «Знаменосца» после того, как в сражении под Нью-Андери его собственная «Наковальня» была разбита в пух и прах.

— Что, поговорим с ними, генерал?

— Да, думаю, вы правы. — Редберн заговорщически усмехнулся. — Сейчас мы устроим Ягуарам несколько маленьких приятных сюрпризов.

XV

Бивуак Легкой Кавалерии Эридани

Предгорья Когтей Ягуара, Охотница

Кластер Керенского, Пространство Клана

28 марта 3060 г.

Ариана Уинстон осторожно массировала огромную болезненную шишку на лбу — неслабое наследство воина Дымчатого Ягуара, который принял ее «Циклопа» за боксерскую грушу. Она откинулась в кресле и тяжело вздохнула, чувствуя, что ее силы на пределе. Ягуары, предприняв еще одну атаку прямо перед рассветом, откатились назад… И Ягуары, и отряды Внутренней Сферы понесли умеренные потери. Один из воинов Клана, управлявший «Адской Гончей», нес на броне эмблему Рейнджера галактики Дельта, и именно он прорвался через оборону Легкой Кавалерии, чтобы с тыла напасть на резервное соединение роботов Сферы. Специально ли, случайно, но получилось так, что первым, на кого нарвался наглый Ягуар, оказался «Циклоп» генерала Уинстон.

42
{"b":"10796","o":1}