ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не могла, конечно, отстранить Барклай от участия в сражении. Такой шаг произвел бы неблагоприятное впечатление на офицеров: показалось бы, что Уинстон не доверяет ей командование на поле битвы под ураганным огнем, а значит, сомневается в ее командирских качествах… Нет, не надо обострять проблему. С другой стороны, если Уинстон включит отряды Барклай в заявку на участие в наступающем сражении, Барклай может, не дай бог, или потерять сознание, или просто все бросить и оставить своих солдат без командира… неизвестно, чего от нее можно ожидать…

— Ладно, мы сделаем вот что, — наконец произнесла Уинстон. — Чарльз, вы вместе со Сто пятьдесят первым выдвинетесь на юг. Вы будете нашей маскирующей силой, отвлекающей внимание врага. Горы прикроют наш левый фланг. Полковник Гранди, вы и полковник Амис образуете основную ударную группу. Вы получите в свое распоряжение самое большое количество тяжелых роботов, находящихся в боеспособном состоянии. Сэнди, Семьдесят первый базируется на расстоянии трех прыжков позади главной ударной колонны. Вы должны быть готовы в любую минуту нанести удар с фланга, либо усилить основную линию атаки, либо же держать проход открытым для Двадцать первого полка и Комгвардии в случае, если они впопыхах наделают ошибок… Майор Полинг, вы выбыли из игры — я так понимаю, что в вашем распоряжении осталось меньше половины средних и тяжелых роботов? Вы остаетесь здесь и будете охранять нашу лагерную стоянку. Помните, майор, на вашей совести — наши раненые и наш провиант. Не подведи меня, сынок.

— Не подведу, генерал. — Полинг устало улыбнулся.

— Мы должны действовать стремительно — мгновенная атака, силовой вариант, — продолжала Уинстон. — Короче говоря, никаких вылазок и попыток взять пленных. Мы должны причинить максимум вреда, убивать без жалости, напугать, пронестись как вихрь — и назад. Мы с вами пережили такие времена, когда стояли буквально на краешке пропасти и в любой момент были готовы сорваться. Мы хватались ногтями за эти комья осыпающейся земли — и оставались в живых. Так и должно быть. Воин обязан смириться с неизбежной опасностью и выполнить свой долг. Это очень трудно, я знаю. Ягуары изрядно потрепаны, но разведчики докладывают, что Клан получил свежее подкрепление — отборные отряды охраны. Поэтому мы не можем позволить себе расслабиться. Мы, возможно, и разобьем их, но это будет очень серьезным испытанием для всех нас. Не ждите легкой прогулки. Короче говоря, мы вернемся или со щитом, или на щите, и никак иначе. Теперь все, держитесь.

Часом позже Уинстон опять сидела в пилотском кресле разбитого и изуродованного «Циклопа». Кип Дуглас, ее помощник, удобно пристроился позади Арианы и теперь что-то мурлыкал себе под нос, посматривая через щелки полузакрытых глаз на приборные панели. Время от времени Уинстон чудилось, что его фальшивое пение потихоньку переходит в откровенный храп. Как только до нее донесся особенно очевидный всхрап, Уинстон окликнула помощника. Дуглас усмехнулся и энергично потер затылок.

— Да, генерал, — протянул он, — вот вы выполняете самую важную часть задачи — вести это чудовище через препятствия. А какое задание у меня? Сидеть в кресле позади вас и слушать радио. Очень быстро надоедает, знаете ли. — Зловредный огонек вспыхнул в глазах Кипа, и только теперь она поняла природу странных ощущений в левой ноге — оказывается, он развлекался тем, что пытался щипать ее за ногу! Ничего себе наглость!

Но в общем-то Кип Дуглас был прав. Смотреть, а тем более слушать было абсолютно нечего. Уинстон приказала, чтобы армия двигалась максимально тихо и насколько возможно быстро, пользуясь только приборами ночного слежения, которыми оснащены кабины пилотов. Главное — соблюдать полную тишину радиоэфира. Конечно, Ягуары уже перехватили радиопередачу Шайена-четыре, отчасти раскрывшую их местоположение. Даже если они не успели засечь, откуда велась передача разведчика Внутренней Сферы, они наверняка знали, что Особому Отряду известно местонахождение их лагеря. И теперь любой радиоперехват разговоров между отрядами Внутренней Сферы мог раскрыть Ягуарам все карты, и в таком случае вместо нападения на спящий лагерь Ягуаров северная армия лицом к лицу столкнулась бы с до зубов вооруженным разъяренным врагом.

Вот в чем заключался парадокс современной войны: в последней половине двадцатого столетия широкое применение получило развитие технологий, связанных с созданием приборов и аппаратов инфракрасного излучения. Армии получили в руки мощнейшее средство для ведения военных действий ночью — приборы ночного видения. Однако офицеры, признавая большое будущее за этими хитрыми приборами, тем не менее почему-то предпочитали бороться с врагом по старинке, при дневном свете. Теперь, когда появились так называемые «старлайты», отражатели звездного света, куда эффективнее любых прожекторов, когда на вооружение были приняты приборы, работающие с ультразвуком и тепловым излучением, для водителя боевого робота день и ночь уравнялись в правах. А все-таки большинство сражений разворачивалось в течение светового дня и при относительно приличной погоде. Уинстон предполагала, что истоки этой традиции кроются в извечном страхе человека перед тьмой.

— Хорошо, пусть все идет как идет, — прошептала Ариана, слушая возобновившееся мерное похрапывание Кипа. — Сегодня ночью Ягуары ужаснутся. Они не знают, какая смерть подстерегает их в темноте.

Командир галактики Ханг Мета не могла уснуть. В последней битве она получила сильные ожога — расплавленный металл ее несчастного разбитого «Рожденного в Котле» сжег кожу на левом запястье и предплечье. Страшные волдыри и пузыри на обожженных участках не давали спать. Стоило неудачно повернуться и задеть руку, как Мета с чертыханьем вспоминала рассказы о средневековых пытках огнем. Странно, обычно она не обращала внимания на боль, но в ее сегодняшнем настроении эта боль казалась еще одной вражеской проделкой, целью которой было нанести ей оскорбление и вывести из себя.

Мета с отвращением отбросила край тонкого одеяла, накрывавшего ее походную кровать, и вышла из надувной палатки на свежий воздух. Где-то на востоке лежала Лутера. В любую другую, какие случались раньше, Мета могла бы увидеть унылый ярко-красный свет уличных фонарей города, отражающийся от низко висящих дождевых облаков, как плотными одеялами укрывавших небо. Но только не сегодня, не в эту ночь. Огни города были погашены варварами, а защитники покинули город. Светомаскировка объяснялась просто — освещенный город как на ладошке лежал бы перед аэрокосмическими истребителями, представляя собой отличную цель.

После длинного изматывающего сражения с силами Внутренней Сферы и неудачной ночной атаки Мета направила часть своего войска на север и восток

— прямо через холмистые равнины в сторону лагеря. Бивуак разбили на территории старого металлообрабатывающего завода. Похоже, что враг тоже разбил лагерь где-то на западе. Разведчики Меты еще не добыли точных сведений о местоположении отрядов Внутренней Сферы, но она вполне могла предположить, где приблизительно находится стоянка противника. Очевидно, эти сураты обосновались у подножия Когтей Ягуара, километрах в пятнадцати к западу. «Утром, — подумала Мета, — надо непременно выпустить элементалов, которые раскрыли бы местоположение захватчиков и в два счета стерли бы их в порошок».

Нет, не только ожоги прогоняли сон. Гнев, возмущение, сожаление жгли ее сердце томительным огнем. Вначале сураты Внутренней Сферы объединились, да еще имели наглость утверждать, что объединение произошло под знаменем Звездной Лиги. Но на этом негодяи не остановились. Они бросили все средства на то, чтобы потеснить воинов Клана, а затем и вовсе изгнать их из Зоны Оккупации. И даже этого показалось им мало! Когда она привела остатки своего гордого Клана, изрядно потрепанные в сражениях, назад, в мир Клана, что они нашли? Огромный флот кораблей Внутренней Сферы, отряды варваров, напавших на родину Ягуаров! Мало того — они снова провозгласили, что действуют под эгидой Звездной Лиги! Ее объединенные силы приземлились на Охотнице, попав в самую гущу резни, устроенной этими грязными вольнягами на родине Ягуаров.

45
{"b":"10796","o":1}