ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дар шаха
Каков есть мужчина
Королева тьмы
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Фея Бориса Ларисовна
Мир вашему дурдому!
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
Новенький
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций

Работа спорилась. Сендаи быстро разматывал огромную катушку со шнуром темно-зеленого цвета, находившуюся в рюкзаке у него за плечами. Шнур был похож на измочаленную бельевую веревку, грязную и неприятно пахнущую, но Хацуми отлично знал, что это — один из самых качественных бикфордовых шнуров, какие только существовали в природе. Теперь Сендаи возился с детонатором, как обычно фальшиво мурлыча веселенькую песенку. Хацуми с интересом наблюдал за действиями подчиненного — скорее, он был похож на заботливого садовника, натягивающего проволоку для цветников, чем на холодного убийцу-профессионала. Меньше чем за пять минут Сендаи управился со своей смертоносной работой. Каждый отсек ранцев некеками был теперь подсоединен шнуром к отдельному мини-детонатору. Как только устройство будет активизировано, у команды останется совсем немного времени, чтобы оставить здание и удалиться от него на безопасное расстояние, пока не прогремела серия мощнейших взрывов.

— Готово. — Сендаи наконец поднял голову. — Эх, жаль, слишком мало у нас времени в запасе, а то мы могли бы им такое устроить… — Он сокрушенно поцокал языком. — Какая задержка нас устроит?

— Пять минут, — прикинув возможные варианты развития событий, ответил Хацуми. — Выставим больше — нас могут обнаружить, меньше — можем не успеть убраться из здания…

— Хай, учитель, пять минут. — Сендаи взял устройство и внимательно посмотрел на Хацуми. Тот в ответ уверенно кивнул, и Сендаи осторожно вытянул из взрывателя маленькую пластмассовую булавочку.

Команда некеками быстрыми шагами направилась к лестнице, стараясь производить как можно меньше шума. Касугэ Хацуми шел впереди. Он тихонько высунулся из-за двери и оглядел лестничную клетку. Вроде бы никого. Единственное зарешеченное окно бросало рассеянный свет на ступени; Хацуми подкрался к нему и несколько секунд вслушивался в тишину, стараясь уловить звуки возможного присутствия врага. Из-за поворота, который делал коридор, в поле зрения воинов попадала лишь малая его часть, и та была тиха и темна. Медленно распахнув двери, Хацуми проскользнул в коридор, за ним последовали остальные.

Хлопок — и по темному длинному переходу прокатилось эхо, будто бы от пролетевшей ракеты. Некеками застыли на месте, тут же приняв боевую позу. Что это?! Дальний конец коридора осветился: открылись входные ворота, пропустив группу воинов. И теперь им навстречу высокомерно, неспешно шагали освещенные неровным светом пять огромных фигур. Наемные убийцы словно приросли к полу: в человеке, идущем позади группы, они узнали… Нет, невозможно, и тем не менее это было правдой — им навстречу шагал сам Линкольн Озис, темнокожий элементал огромного роста, поигрывая развитой мускулатурой, с презрительной улыбкой на тонких губах!

Хацуми пришел в себя первым. Звездочка из острой стали, казалось, материализовалась в воздухе сама по себе. Ее смертельный полет закончился, как только она вонзилась в грудь идущего впереди воина Ягуара. Короткие, в форме разнообразно заточенных клинышков сюрикены, конечно, не могли задеть жизненно важных органов врага. Тут был иной расчет: каждый из лучиков звезды, каждая грань дротика были смазаны концентрированным нейротоксичным ядом, крошечной капли которого было вполне достаточно, чтобы остановить сердце человека прежде, чем он почувствует боль от раны.

Еще три смертельные блестящие игрушки просвистели в воздухе, и каждая попала точно в цель — три воина лежали на полу, не успев даже понять, что они уже мертвы, а орудие убийства невинно сверкало в груди, животе или горле охранников Озиса.

Краем глаза Хацуми успел уловить едва заметное движение напарника. В изящном зверином броске он буквально поймал правое запястье Лисы Румико прежде, чем она успела метнуть отравленный сюрикен в не защищенное доспехами горло Хана Дымчатого Ягуара.

— Нет, — крикнул Хацуми. — Нет!

— Очень глупо, малыш, — с издевкой прохрипел Озис, озадаченно и вместе с тем насмешливо ухмыльнувшись. — Вы должны были дать ей возможность меня убить!

— Ты умрешь, Линкольн Озис, — спокойно и холодно ответил Хацуми тем тоном, которым он обычно говорил с янином, вождем некеками. — Но ты умрешь в соответствии с уважаемыми тобой законами. Я — воин Янтарных Скал клана некеками. Я бросаю вызов тебе, Хан Дымчатых Ягуаров, и приглашаю тебя на Суд Обиды — ты ответишь за действия против Синдиката Дракона. Встретимся в Круге Равных!

Озис насмешливо захохотал.

— Ты, бесчестный наемник, киллер, поганый шпион, ты смеешь вызывать меня, Линкольна Озиса, на поединок в Круге Равных? Нет, малыш, слишком много чести для тебя будет сдохнуть на моих руках.

— О, неужели Линкольн Озис боится одного маленького человечка? — Хацуми в совершенстве овладел искусством манипулировать голосом так, чтобы сочетанием слов и особой интонации добиться нужного эффекта.

— Так, значит, слухи не врут? Значит, бывает, что Ханы Дымчатого Ягуара получают власть благодаря таланту убивать из-за угла, доносить, давать взятки и вылизывать грязные ботинки?! Да, вижу, это правда, что нынешний Хан пришел к власти явно не через победы в благородных боях! — По лицу Озиса Хацуми понял, что использование техники доша — вызова неконтролируемых эмоций у противника — успешно сработало. — Да, похоже, так и есть. Хан Дымчатых Ягуаров — обыкновенный трус.

— А, значит, ты так, поганый вольняга?! — гневно заревел Озис. — Хочешь сдохнуть от моего удара — что ж, какое мне дело? Только я отказываюсь от права выбора оружия для Испытания. Выбирай, крыса! Выбирай оружие, какое захочешь. Плевать мне на это, потому что в любом случае умрешь ты!

— А ты разве не знаешь, Линкольн Озис, что все некеками уже давно мертвецы?

Кисть Хацуми плавно скользнула по правому плечу, и откуда-то из-за спины он вдруг извлек шиноби-катану в тонких деревянных ножнах. Стальной меч был короче виброкатаны, которой обычно вооружены полицейские и охранники, и у него более жесткое прямое лезвие. Химическим способом зачерненная сталь лезвия не отражала света, не бликуя в свете тусклых ламп даже яркой полосой по краю режущей поверхности. В отличие от обычной катаны самурая, меч некеками был не настолько заточен и остер как бритва — скорее, край напоминал зазубренное лезвие мачете. Широкая квадратная гарда могла использоваться как крюк, которым можно было зацепить противника. Если бы человеку взбрело в голову просто помахать таким мечом, он вполне мог лишиться пальцев — настолько своенравно он вел себя в нетренированной руке.

Хацуми бросил взгляд на Хонду Тан, выразительно прикоснувшись к маске, закрывавшей лицо. Сендаи кивнул. Тан выхватил собственный меч из точно таких же деревянных ножен и протянул его Хацуми. Небрежным движением кинув ею под ноги Озису, Хацуми застыл в насмешливо-почтительном полупоклоне.

— Хонда, ты с остальными возвращаешься к генералу Уинстон. Я догоню вас, как только освобожусь.

На мгновение Хацуми показалось, что Хонда собирается возразить, но он промолчал, а затем кивнул Хацуми:

— Есть.

Коротким взмахом руки Хацуми попрощался с Таном, Лисой и Кеджи Сендаи, которые тут же бесшумно растворились в темноте коридора.

— Где же будет наш Круг Равных, малыш? — Ирония и презрение слышались в вопросе Озиса, в то время как он нагибался за мечом и освобождал его от ножен, со стуком упавших на каменные плиты пола.

— Прямо здесь, — ответил Хацуми. Не тратя слов, он незамедлительно принял самую удобную позу — некеками называли ее сеган-но-кам. Ноги на ширине плеч, правая чуть впереди, меч на уровне талии лезвием наружу. Пожалуй, эта позиция одинаково выгодна и при защите, и при нападении.

Озис продемонстрировал, что ему японские военные хитрости тоже не чужды, и зеркально скопировал боевую позу Хацуми.

Несколько мгновений, несколько биений сердца они оставались в тех же самых позах. Врагов разделяло всего несколько метров. Они с ненавистью глядели друг другу в глаза, но Хацуми оказался в более выгодном положении: маска на лице Кацугэ не давала Озису возможности в полной мере увидеть гамму переживаний и прочитать мысли противника. Элементал же был как на ладони — гнев и ярость полыхали в его взгляде.

56
{"b":"10796","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Задачка для попаданки
Как победить злодея
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Темное удовольствие
Удар отточенным пером
Китти. Следуй за сердцем
Стены вокруг нас
Человек, упавший на Землю