ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как, — Озис зашелся в приступе кашля, — как вы узнали?

— Мы ничего не знали, Ильхан, — ответил элементал. — Мы всего лишь звезда безопасности, охраняющая эту фабрику. То, что мы вас обнаружили, — фантастическая удача, перст судьбы.

Озис глубоко вздохнул, с трудом удержавшись от стона, и вновь провалился в забытье. Волна ледянящего душу страха накрыла стоящего перед телом Озиса элемен-тала. Ведь это был Ильхан Кланов! Если, избави бог, жизнь покинет его тело прежде, чем он приложит все усилия к спасению своего Хана, что же станет с Дымчатыми Ягуарами? Что случится с Кланами?

— Командир, мы нашли транспортное средство, уцелевшее в сражении. Военный транспорт.

Элементал, услышав сообщение, немедленно стащил с себя тяжелую броню, которая помешала бы ему вести мощный вездеход. Потом Ягадис максимально бережно поднял Хана на руки и осторожно понес кровоточащее тело на улицу. Аккуратно уложив Ильхана на заднее открытое сиденье грузовика и сев рядом, он махнул водителю, чтобы тот занял место за рулем транспортника на воздушной подушке.

Водитель ловко запрыгнул в машину, нажал педаль акселератора, и бронированный грузовичок взвыл так, как, наверное, не вопят на матче яростные болельщики.

— Держитесь, мой Хан, мы уже на пути к госпиталю, — прошептал Ягадис. — Только держитесь!

Минутой позже страшный удар эхом отдался над огромной равниной — ни повторных взрывов, ни пожара — совершенно ничего. Только один мощный взрыв, а потом — жуткая, гнетущая тишина. Стоя в тени уродливого серого здания в нескольких кварталах от фабрики, Хонда Тан бесстрастно смотрел в направлении теперь уже лежащего в руинах командного центра. Кеджи Сендаи был настоящим асом своего дела, и у Тана не оставалось никаких сомнений, что центр управления превращен в развалины дымящегося щебня. И никаких сомнений у Тана не было по поводу того, что произошло с их командиром и другом — его тело покоится сейчас где-то под обломками кирпичной кладки и обрушившихся бетонных балок.

Нет, Тан не стал понапрасну тратить жизненную энергию на слезы и причитания. Печаль в таких случаях неуместна — ведь Касугэ Хацуми был настоящим некеками. Всю свою сознательную жизнь он носил смерть, как принято говорить у ниндзя, в кармане. То, что Хацуми сказал Линкольну Озису, было истинной правдой — некеками считали себя умершими с того самого момента, как закончилось их обучение. Некоторые из некеками даже открывали похоронные конторы, лично устраивая церемонии. Для некеками смерть действительно была долгожданным другом.

Почтительно кивнув Лисе Румико, Тан сообщил приказ погибшего командира

— принять командование на себя; и три призрачные тени вскоре покинули Лутеру.

XX

Место дислокации северной армии

Когти Ягуара, Охотница

Кластер Керенского, Пространство Клана

29 марта 3060 г.

Яркие пятна солнечного света легли на мрачную стену серой отвесной скалы, за которой лежал, распластавшись на камнях в укрытии, майор Майкл Райан. Он был защищен не только естественными укрытиями — электронные детекторы, вживленные в ткань его брони, также не давали теплового и радиационного фона. Здесь их вряд ли обнаружат! Прорехи в низко летящих облаках унылого пасмурного мира иногда давали возможность узкому солнечному лучику осветить происходящее на земле. А что там сейчас происходит? Вот лежат в примитивном укрытии в скалах еще четверо из элитной штурмовой группы Дракона, приданной Особому Отряду Змеи для вторжения на Охотницу. При мысли о том, как плачевно заканчивается вторжение, Райан почувствовал, что его глаза увлажнились. Подумать только! Он прибыл в этот неприветливый угрюмый мир с тридцатью воинами. А теперь их осталось всего пять, включая его самого! Еще четверо бойцов тоже были относительно в порядке — в смысле живы, но легко ранены. Они находились в лагере Особого Отряда, располагавшемся в нескольких километрах от места засады. Слава богу, раны их были не настолько серьезны, чтобы надолго оказаться в полевой больнице северной армии. Да, им крупно повезло, это двойная удача. Войска Внутренней Сферы не могли позволить себе выхаживать тяжелораненых. Их пришлось бы перетаскивать с места на место, ведь Особый Отряд вынужден теперь разбивать базовый лагерь, затем сворачивать его вновь, постоянно вступая в схватки с Дымчатыми Ягуарами. Во-вторых, те тяжелораненые, кого угораздило попасть в полевой госпиталь, находились теперь в руках Ягуаров.

После неожиданного нападения Дымчатых Ягуаров большинство оборудования, мощностей, много боеприпасов и, что самое ужасное, медперсонал и лекарства оказались в руках врага. Это если не думать о том, сколько раненых и умирающих оказалось в плену… Ведь отряды Внутренней Сферы должны были покинуть Лутеру двумя днями раньше, после того как вывезут всех раненых… Райан опасался, что Ягуары, разгневанные вторжением армии Внутренней Сферы на их родину, быстренько, без суда и следствия, что называется, просто расстреляют тяжелораненых и умирающих, а заодно и медперсонал, ухаживающий за ними.

Все остальные его бойцы были мертвы. Что ж, они погибли на боевом посту

— ведь они жили с одной целью: отстаивать интересы Дракона, вернее, Синдиката Дракона, который возглавлял координатор Теодор Курита. И эта мысль вселяла гордость и уверенность в завтрашнем дне в тех, кто остался дома.

Большинство погибших в сражении воинов все еще лежат там, где их настигла костлявая рука смерти. Вряд ли Дымчатые Ягуары справят по ним похоронные обряды, тем более Райан прекрасно знал, что у многих из них не было никакой семьи. Конечно, это не являлось обязательным условием для занятия некой ступени, но, похоже, дело обстояло именно так. Когда нет детей, племянников, тетушек и прочая, некому будет горевать о смерти этих храбрых воинов. У большинства людей Райана не было близких — никто не будет носить траур, жаловаться начальству и изводить письмами сослуживцев. Он отдавал себе отчет в том, что верхушка Синдиката не сохранит в памяти имена тех отважных мужчин и женщин, которые сражались, проливали кровь, а потом и умерли на какой-то далекой неведомой Охотнице, чтобы сам Синдикат продолжал жить. Райана эти мысли совсем не ожесточили — ведь существовал путь гири, служения, путь обязательств по отношению к Синдикату. А шо-са Майкл Райан бережно хранил в памяти каждое из имен. Он знал все имена погибших и пытался восстановить в памяти их лица. И всю жизнь, длинна ли она окажется, коротка ли, он пронесет с собой память об этих людях, а значит, они будут живы, пока Майкл Райан помнит о них.

Вопреки тому, что генерал Ариана Уинстон называла своим лучшим решением, она разрешила солдатам установить пост наблюдения и прослушивания в самой узкой части горного прохода, где северная армия оказалась после позорного разгрома. Райан доказал ей, что уникальные разведывательные таланты его солдат пропадают впустую, вынуждая их не принимать полноценного участия в военных действиях, в то время как боевые роботы, бронемашины и обычная штурмовая пехота воюет с Кланами.

Как только Ариана дала разрешение, Райан посвятил генерала в свои планы.

— Мы выдвинемся на расстояние примерно в пять прыжков и установим ряд постов наблюдения за дорогой. Ягуары обязательно воспользуются ею. Это ведь единственный путь через горы, и ни один наш разведчик не обнаружил иной тропы, нег? — Он ткнул указательным пальцем в слабо светящийся экран на мониторе Уинстон. — Если мы будем должным образом следить за всем, что происходит на участке, мы обязательно увидим врага намного раньше, чем он засечет наше присутствие.

— Ну да, гммм, — согласилась Уинстон. — Учитывая ландшафт и среднюю скорость перемещения роботов по пересеченной местности, мы получим фору приблизительно в полчаса.

— Гораздо больше, генерал, — возразил Райан. — У моих людей на руках две полностью функционирующие пусковые ракетные установки. Опять же, я знаю, что у вашей Легкой Кавалерии Эридани в распоряжении, как минимум, три установки «Артемис-4», если говорить о тех, что входят в боекомплект боевых роботов. К тому же у вас есть два танка «Чаппараль», оборудованных теми же установками. Подозреваю, что и у Комгвардии найдется пара-тройка таких же усовершенствованных машин. Как я понимаю, боеприпасы, прилагающиеся к «Артемис-4», — очень неплохая вещица. Я говорю о самонаводящихся управляемых ракетах. Так вот, я со своими людьми с точностью до сантиметра назову вам координаты целей для этих ракет. Вы знаете, что воины Кланов — не самые умелые артиллеристы, и они предпочитают не иметь дело с разными там ракетными установками. Впрочем, это известный военный принцип — те войска, у которых нет противовоздушных средств обороны, подвергаются наиболее плотному артиллерийскому огню; так же происходит и с машинами и с людьми…

58
{"b":"10796","o":1}