ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он, конечно, с самого начала понимал, что, несмотря на азартные игры и прочее, у него нет или почти нет законных способов отнять у жертв камни, если те у них есть. А ведь обычно богатство старателей заключено именно в камнях. Но их не разрешено принимать в качестве платы за услуги города Веселья, и полиция строго следит за соблюдением этого правила.

– Можно ограбить пьяных в темном переулке, – заметил Шеннон.

– Но очень немногих, и власти сразу поймут, в чем дело. Но если жертва исчезнет – быстро, беззвучно и окончательно, операция может продолжаться неопределенно долго, пока преступники не пожадничают или не потеряют осторожность.

– Двенадцать лет? – прошептал Дэйн.

– Примерно.

– Крысы?

– Их завели почти с самого начала, – сказал капитан. – Им был отдан весь подвал «Красного граната». Содержали их в клетках, но по рампе у них был доступ в переулок. Их приучили избегать изгороди. Такие же изгороди мешали им проникнуть в здание и в дома остальных заговорщиков. Их всегда хорошо кормили, чтобы они оставались в клетках и не пытались убежать. Но дважды в год, когда распределяются права на участки и в городе в большом количестве появляются старатели, их переставали кормить.

Крэйг хмурился.

– Но в таком заговоре должно участвовать множество людей. Я понимаю хозяева. Но все подчиненные? И такое долгое время?

– Да, контроль за операцией не представлял для них проблемы, – мрачно сказал Джелико. – в их распоряжении был рэклик и другие наркотики, а если кто-то проявлял недовольство, в этот вечер крысы наедались.

– Кстати, все четыре питейных заведения были вовлечены в операцию. А эротические дома по обе стороны не участвовали.

Джелико серьезно посмотрел на Раэль.

– Патруль объявляет вам благодарность за это дело. Возможно, еще одну получите от Торговли. а последние несколько часов слухи о старателях, бесследно исчезнувших в городе Веселья, приобрели совсем новый смысл. Особенно для Ван Райка, мрачно подумал Джелико. Его старый товарищ по Школе, одинокий неудачник, был среди исчезнувших в этом проклятом месте.

Раэль вздрогнула.

– Я была бы довольна, если бы это все кончилось.

– Все кончено. Остается только суд и наказание, – заверил он ее.

– Один вопрос, Раэль, – вмешался Рип Шеннон. – Если бы эти два агента нас не накрыли, вы тоже отправились бы сразу в Патруль?

Врач удивилась.

– Естественно. Мне нужно было доложить о своих подозрениях. Обычно с местной полицией все в порядке, но пришелец с другой планеты никогда в этом не уверен. С другой стороны, в звездном Патруле коррупции почти нет, и многие его агенты умеют думать. К тому же, – практично добавила она, Тиг всегда говорит, что любому кораблю не помешает дружба Патруля и сотрудничество с ним. Конечно, если он этим не злоупотребляет.

– Вряд ли вы так говорили бы о парнях в черном и серебряном, если бы разделили наш недавний опыт знакомства с ними, – лениво заметил Али.

– Они только выполняли свою работу! Этих работников компании, которые подставили вас, следовало бы сослать в лунные рудники за попытку преднамеренного убийства, но для Патруля вы были потенциальные носители чумы. У него не было выбора.

– Очень великодушно с вашей стороны, – с тем же ленивым сарказмом сказал Али, – особенно если судить с безопасного расстояния.

Раэль положила руки на стол. Посмотрела на них.

– Да, правда, я не проходила через такие испытания. Но мне приходилось испытывать нечто подобное.

Она подняла взгляд и тут же снова опустила его. У нее было серьезное выражение, она вспоминала.

– Я тогда была еще маленькой. Отец приземлился на планете с домеханической цивилизацией и вел переговоры с ее жителями в одном из торговых центров, когда мы обнаружили какую-то странную болезнь в поселке, именно в том районе, где мы действовали. Эпидемия началась медленно, но потом ее ход все убыстрялся. К этому времени мы уже несколько дней находились на планете, ежедневно контактировали с обитателями зараженного района, и наш врач смог бороться с болезнью не успешней, чем его примитивные собраться с планеты. Для нас возможен был только один способ действий, и мы поступили так же, как поступали до нас в подобной ситуации космонавты. Мы не могли рисковать, разнося неизвестную, неизлечимую, высокозаразную болезнь по космосу, и потому остались на месте. Мы даже не могли уйти из зараженного района, опасаясь перенести эпидемию в другие районы планеты.

Пальцы ее побелели.

– Наши страхи поблекли перед последовавшей реальностью. В этом районе жило и работало около трехсот тысяч человек. Десять месяцев спустя сто тысяч из них умерло, причем восемь тысяч – за одну ужасную неделю. Среди них были семь членов нашего экипажа, включая моего отца.

– Наш врач тоже был среди них, но ему удалось определить источник болезни, и перед смертью он создал вакцину, которая, как прочной стеной, остановила распространение эпидемии. Жители планеты понимали, что мы для них сделали; они сознавали, что мы, несмотря на опасность, предпочли остаться с ними и разделить их участь. Они были благодарны, и когда Тиг наконец увел наш корабль, у нас было достаточно средств, чтобы купить хороший новый корабль, пополнить экипаж и заполнить трюмы первоклассными товарами.

Она неожиданно пристально взглянула в глаза Камилу, потом по очереди посмотрела на всех остальных.

– Но это никак не смягчает ужас десяти месяцев, не помогает забыть о них. Болезнь и смерть – только часть этого ужаса. Человеческие несчастья, страх, растущее отчаяние и наряду с этим отвратительное поведение многих.

Я тогда была слишком молодой и чужой на этой планете, но понимала, какая это грязь и зло.

– Нельзя позволять, чтобы такое несчастье постигало планету, если только его можно предотвратить. Это справедливо, какая бы опасность ни угрожала при этом отдельным людям или кораблям.

– Не думаю, чтобы кто-то из нас стал возражать, доктор, – после нескольких секунд мрачного молчания негромко сказал Джелико. – Если бы мои парни на самом деле поверили, что «Королева Солнца» заражена чумой, она бы встретила свой конец в сердце звезды. Дух космоса! Если бы я подумал, что они способны поступить по-другому, я сам направил бы «Королеву» туда, прежде чем потерял сознание.

Раэль улыбнулась.

– Знаю. Если бы я в этом сомневалась, никогда бы не поднялась на борт.

***

Джелико покачал головой, глядя через несколько минут на выходящую женщину. Какой она тогда была молодой, подумал он, должно быть, не старше одиннадцати лет, когда прошла через эту эпидемию. В любом возрасте это тяжелое испытание. Можно понять ее постоянную серьезность и увлеченность массовыми заболеваниями и другими катастрофами.

Ее нельзя в этом винить. У каждого взрослого есть своя защита и свой способ глядеть на окружающую вселенную. Те, кто испытал серьезные травмы, физические и душевные, должны были к ним приспособиться, особенно если это произошло в ранние годы, когда характер еще не сформировался. Массовые убийства войны кратеров разбили детство Али. Он сумел выжить в этой бойне, но превратился в наблюдателя жизни. И не позволяет ничему пройти через тщательно сооруженную броню. Раэль Коуфорт прошла через испытания в более старшем возрасте, и сами испытания длились меньше, но и у нее есть своя броня и свои шрамы...

Капитан увидел, что суперкарго собирается выйти.

– Ван, подожди.

Тот подождал капитана и пошел рядом.

– Ну и история! – заметил он.

– Да.

– Ты в нее веришь? – спросил Ван Райк. – Она так и не назвала ни корабль, ни планету.

– Ну, это легко проверить. Время и остальные обстоятельства совпадают. Коуфорт возник неожиданно и в очень молодом возрасте; происходит он из торгового клана, который в обычных обстоятельствах не способен купить совершенно новый корабль и оснастить его. – Остальная часть его истории, конечно, результат удачи и тяжелой работы, но начало его пути вызвало немало разговоров среди вольных торговцев.

14
{"b":"10799","o":1}