ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я испытываю к нему отвращение, – удивленно ответила она. – Мне нравятся великолепные дикие планеты или красивые цивилизованные, где существуют строгие законы по защите живой природы, полные пушистых, пернатых и чешуйчатых существ, а не зловонного химического варева.

– Возможно, это не самое плохое на Кануче.

Глаза Раэли Коуфорт сузились.

– Что вы хотите сказать, Али? – негромко спросила она. Никогда раньше не видела она его таким серьезным.

Целую минуту помощник инженера молчал.

– Может быть, я и сам не знаю, – сказал он наконец. – Не хочу попадать в объятия психомедиков, как жертва шепчущих.

– Я не психомедик и достаточно времени провела на звездных линиях, чтобы знать: случаются очень странные происшествия, оправдывающие самые дикие теории.

Камил отвернулся от нее.

– Многие удивляются, как мне удалось выжить в войне кратеров. Я ведь только начинал ходить в школу, когда мы попали под удар.

Она не ответила, а он, успокаиваясь, продолжал:

– В ту ночь я проснулся сразу после полуночи, проснулся в ужасе, в холодном поту. Если бы я был старше, поумнее, я бы разбудил родителей, но тогда мне пришел бы конец. Меня бы успокоили, снова уложили в постель, и я погиб бы с остальными. А так я просто убежал. Пожарная лестница проходила рядом с моим окном. Я спустился по ней и побежал. Страх мой был так велик, что я, не останавливаясь, пробежал через весь город и вышел за его пределы, когда от усталости не мог двигаться дальше. Но в это время начали падать бомбы. Из тридцати с лишним тысяч жителей я единственный выжил.

– Какое-то время об этом никто не знал. Обычно я голодал, мне всегда было холодно, но я выдержал несколько лет. Что-то внутри меня заставляло держаться подальше от людей. Они, конечно, помогут, но они же помешают мне убежать, если снова придется.

– И пришлось: дважды от бомбардировки и дважды от массовых убийств...

Когда враг проходил через нашу местность, и когда его прогоняли назад.

– После этого дела пошли спокойнее. Конечно, опасности были, но не такие большие, и я научился избегать их. Больше таких предупреждений у меня не было.

Али начал расхаживать, будто это движение помогало ему четче формулировать мысли.

– Когда я достиг зрелости, началось нечто другое, и оно продолжается до сих пор. Если я оказываюсь на месте большой трагедии, как бы давно она ни произошла, я испытываю страшную тяжесть, печаль ложится мне не только на плечи и тело, но на душу, на дух. В переулке я этого не испытывал вероятно, трагедия должна быть большего масштаба, – но я испытал это на месте крушения «Небесной надежды», когда она погибла со всем экипажем и пассажирами. Я испытывал это в развалинах Лимбо и в Большом Ожоге на Земле, хотя никому не говорил. К тому же у нас тогда хватало неприятностей, чтобы беспокоиться о бедах прошлого.

Он рискнул взглянуть на врача. Та стояла прямо, внимательно слушая его излияния.

Женщина глубоко вздохнула.

– Вы чувствуете то же самое на Кануче?

Камил мрачно улыбнулся в ответ.

– Доктор, мне нужно находиться непосредственно на месте, чтобы почувствовать. Да, чувствую. Почувствовал сразу, как только мы вошли в атмосферу этой проклятой планеты. Хуже того, впервые с дней войны кратеров меня охватила паника. И она все время со мной. Иногда я с трудом удерживаюсь, чтобы не ворваться на мостик и не направить «Королеву» как можно дальше отсюда.

Он овладел собой.

– Кануч, планета звезды Халио, одна сплошная трагедия, какая-то огромная катастрофа. От ее прошлого несет бедой, и будущее ее тоже темно.

Это подлинно зловещий мир, и, доктор Раэль Коуфорт, мы ничего с этим можем сделать, потому что ни одна душа в мире мне не поверит. Дела будут совершаться, как обычно, с обычными затратами времени, и я молюсь всем богам Федерации, чтобы неизбежное произошло после нашего отлета.

Глава 13

Потребовалось немало времени, чтобы развеять холодок от мрачных предчувствий Алим, но огромный открытый рынок города Кануча послужил отличным противоядием. Глаза Раэли Коуфорт сверкали, когда она осматривала длинные ряды киосков, стоек и столов, заполненных предметами, предназначенными для продажи или обмена. В столице были, конечно, и крытые рынки, но они не предназначались для независимых вольных торговцев, которые искали товаров для примитивных планет на краю мира.

Их здесь было вполне достаточно. Раэли нравилось бродить по большому рынку, а теперь ей разрешалось кое-что закупить для корабля, конечно, под незаметным, но бдительным контролем.

Она сосредоточится на драгоценностях, сразу решила Раэль, но вокруг так много всего, что вначале она захотела осмотреть, что предлагает рынок.

В прошлые посещения Кануча товары никогда не бывали одинаковы. Она снова улыбнулась. Интересно будет посмотреть.

Кануч – высокоразвитая цивилизованная индустриальная планета, и потому здесь не хватало гула, загадочных, не всегда приятных запахов, необычности чужого и примитивного рынка, но все равно это интересное место.

В длинном ряду торговали необработанными камнями, а рядом располагались стойки с готовыми драгоценностями. Материалы и оправы, инструменты, приспособления для обработки камней – все это размещалось в районе, где продавалась и одежда. Продукты и средства для из приготовления образовали особый участок, а главную часть комплекса занимала торговля промышленными образцами. Там стояло множество людей, вооруженных моделями, каталогами, лентами с записями и образцами. Такое единообразие нарушали только палатки с готовой пищей. Они были рассыпаны по всему огромному полю, чтобы клиенты, желая подкрепиться, не покидали того района, который их больше интересует.

Раэль вдохнула воздух и задержала его. Повсюду ароматы готовой пищи, искушающие, хотя она ела всего полчаса назад. Интересно, как реагирует на эти запахи Дэйн Торсон.

– Давайте пройдем мимо рядов с одеждой, – предложила она, так как ей разрешили выбирать маршрут. Готовая одежда ее не интересовала: у Ван Райка ее большой запас. Другое дело ткани. Вышивка, кружева, золотые и серебряные ткани всегда привлекают внимание и богачей, и примитивных племен; ткани хорошего качества и привлекательной расцветки вызовут интерес на большинстве планет Федерации, особенно если они еще и импортные. У «Королевы» неплохой запас таких тканей, но во всех ее прошлых посещениях Кануча тут бывал особенно богатый рынок текстиля, и они и сегодня могут наткнуться на что-нибудь. В порту немало фрейтеров; некоторые из них могут продавать свой товар.

– Раэль! Раэль Коуфорт!

Женщина быстро повернулась.

– Дик! – Понизив голос, она объяснила своим спутникам:

– Дик Татаркофф с «Черной дыры». Давний друг и соперник Тига. Если не возражаете...

– Конечно, нет, – ответил Джелико. – Вольный торговец не забывает друзей и никогда не преминет познакомиться с возможным будущим союзником.

– И с потенциальным конкурентом тоже. Но этого он говорить не стал.

Группа с «Королева Солнца» подошла к крытому столику, на котором торговец разложил свои товары.

Джелико разглядывал торговца. Татаркофф – невысокий плотный человек с широкой грудью, явно говорящей о его марсианском происхождении. У него карие глаза, острые и проницательные. Черты лица приятные, но выражение сдержанное; такое лицо никогда не выдаст мысли своего владельца.

По качеству мундира, по количеству и качеству украшений, по толстому трехдюймовой ширины золотому браслету на левом запястье видно было, что дела торговца идут неплохо. Уже тот факт, что он снял просторный киоск, свидетельствовал о его процветании.

– Что делает ярчайшая звезда торговли на Кануче? – спросил Татаркофф, когда они подошли ближе.

Раэль рассмеялась.

– Спокойней, Дик, – сказала она. – Я сама по себе. «Блуждающей звезды» здесь нет. Я теперь служу на «Королеве Солнца». Это Джелико, Ван Райк и Торсон, капитан, суперкарго и его помощник соответственно.

16
{"b":"10799","o":1}