ЛитМир - Электронная Библиотека

Пытаясь подготовиться к этому, Раэль вышла на узкую улицу.

Бывшую улицу. Теперь она представляла собой море развалин. Здания по обе ее стороны рухнули. Осталось стоять только несколько арок, обозначая вход в подвалы.

С внутренней дрожью она увидела, что уцелели лишь немногие подвалы.

Им с Джелико действительно повезло в выборе убежища.

В воздухе стояла гарь. Еще не успев выйти, она ощутила это зловоние.

Повсюду запах горящего дерева и синтетики, одежды и химикалий, вонь горелого мяса. Много людей работало в рухнувших зданиях, ставших их могилами, и очень многие развалины горели.

Повсюду лежали трупы, не рядами, как она опасалась, потому что предупреждение все-таки поступило вовремя, но все же очень много.

Большинство погибших было убито камнями и обломками падавших зданий.

Раэль быстро осматривала тела и, не находя признаков жизни, больше не обращала на них внимание. Но некоторые оказались живы – немногие, – и они отчаянно нуждались в помощи.

Она с горечью сознавала, что может сделать немногое. И у живых и у мертвых раны ужасные, выдавленные глаза, срезанные носы, у некоторых совершенно исчезли лица. Множество отрезанных и раздавленных конечностей, у других разорваны тела, свидетельствующие о страшной силе удара. Один бедняга разрублен надвое огромным куском металла, частью бурильной установки с борта «Морской королевы».

Почти все выжившие, помимо ран на лице, имели и другие очень серьезные повреждения. Те, кто мог передвигаться самостоятельно или с помощью друзей, уже уходили отсюда в поисках помощи, пытаясь добраться до менее пораженных районов города.

Капитан, хорошо владевший приемами первой помощи, тоже был занят. Он склонился к телу женщины. Ее изрезало осколками стекла, но она сразу не умерла.

Он со вздохом встал.

– Я видел войны, всякие, от первобытных до межзвездных, но не думаю, чтобы когда-нибудь мне приходилось встречать такой ужас.

И они еще видели не самое худшее. Те, что оказались ближе к взрыву, должны были получить еще более тяжелые повреждения. К тому же это торговый район. Все пострадавшие тут – взрослые. Но капитан видел, что в жилых районах разрушения не меньше. А там будут дети, и много.

Космонавты работали молча. Они мало что могли сделать. Они сами выжили в этой катастрофе, и у них нет никаких средств и оборудования. Они могут предоставить только первую помощь, используя в качестве повязок одежду жертв и любые материалы, которые сумеют раздобыть в развалинах. Но они делали, что могли, и перетаскивали пострадавших на середину улицы, как можно дальше от рухнувших зданий с обеих сторон. После этого им приходилось оставлять раненых. Они уверяли всех – и надеялись, что говорят правду, – что вскоре в пораженном районе появятся отряды спасателей и подберут раненых.

Последним они занялись рослым мужчиной. Он был без сознания от сильного удара в голову. Джелико и Коуфорт подняли его и перенесли на середину улицы, положив рядом с другими жертвами, хотя они не верили, что он выживет.

Когда они укладывали его, Раэль поскользнулась на обломках. Она тяжело упала, ободрав оба колена, но почти не почувствовала этого из-за острой боли в груди и в боку.

Она невольно вскрикнула, и прошло несколько мучительных секунд, прежде чем она смогла встать.

Джелико поддержал ее. Он озабоченно смотрел ей в лицо.

– Этот последний, – хрипло сказал он. – Давайте убираться отсюда. Вы сами нуждаетесь в враче, да и я буду работать лучше с оборудованием...

Женщина высвободилась. В ярости повернулась к нему.

– Я врач, и я на ногах. Можете помочь мне или возвращайтесь на корабль, но, черт побери, не вмешивайтесь в мою работу!

Джелико попытался возразить, но смолк.

– Я с вами, – негромко сказал он.

Она некоторое время смотрела на него, будто не могла поверить, потом коротко кивнула.

– Спасибо, капитан.

– Куда теперь, доктор? Вы ведь врач. Это ваша работа. Приказывайте.

– К докам, – без колебаний ответила она. – Там будут самые тяжелые, и они могут не дождаться помощи.

– Большинство там уже мертвы, – заметил он.

Раэль кивнула.

– Двинемся от берега в глубь и поможем тем, кого найдем. Или утешим, если ничего не сможем сделать.

– Хорошо. План не хуже других.

Они не взглянули на обломки своего флаера. По милости богов этой проклятой планеты он никого не убил и не ранил, но они тут ни при чем. Да и не могли бы они ничего сделать, оставаясь в машине. Только погибли бы вместе с нею.

***

Космонавты спустились по улице до ее пересечения с авеню.

Тут ближе к взрыву и место более открытое, поэтому мертвых было гораздо больше, чем у их убежища. Но тут оказалось захвачено гораздо больше людей, и выжившие из них ранены тяжелее. Повсюду виднелись жертвы, требовавшие немедленной помощи.

Пришлось сортировать выживших, оказывая помощь вначале тем, у кого больше шансов на жизнь, а самых безнадежных оставлять без внимания.

Выбор приходилось делать Раэли Коуфорт. Трудная задача, особенно если безнадежно раненные были в сознании, но таким образом ей удастся спасти больше жизней, и она с мрачной сосредоточенностью держалась этой политики.

И ее уверенность в правильности выбранного способа передавалась Джелико.

Раэль говорила ему, что оказалась способной к работе по первоначальной сортировке и оказанию первой помощи раненым во время практики в больницах, но капитан вскоре понял, что она работает не просто хорошо. Она как будто прочитывала тела своих пациентов, сразу определяя, в ком наиболее сильна искра жизни.

Мастерство ее превосходно. Даже в трудных условиях это было ясно такому дилетанту, как он. Раэль Коуфорт с теми немногими средствами, что были в ее распоряжении, творила чудеса.

***

Бок у нее сильно болел, но она старалась не показать этого, перебираясь через очередную груду развалин. Ей было бы стыдно этого, даже если бы она не решила скрывать свою боль от Джелико. Какое право она имеет обращать внимание на свою боль, когда вокруг такой океан страданий?

Но у нее не было времени думать об этом. С каждым шагом состояние раненых ухудшалось. Выживших стало совсем немного, и их трудно было находить среди развалин и разорванных на части трупов. Раэль опиралась на свои способности, прислушивалась к болезненному тревожному ощущению, которое всегда возникало у нее вблизи раненых или больных. Трудно определить точное местонахождение раненого, когда вокруг такое море страданий, но она заставляла себя сосредоточиться, как делала на борту «Русалки». Обычно это действовало. Обычно, но не всегда.

Иногда они определяли жертву, но не могли добраться до нее. Иногда не могли даже освободить пациента и оставляли его придавленным или частично погребенным, нагромоздив поблизости груду обломков, чтобы привлечь внимание спасателей. Они сообщат об этих своих знаках, как только представится возможность.

Джелико сжал кулаки. Он испытывал раздражение от сознания беспомощности их усилий. Сам он очень немногим мог помочь жертвам, найденным на улице, и совсем не мог – погребенным в развалинах. Даже не мог помочь Раэли Коуфорт, когда ей предстояло принять очередное роковое решение. Мог только быть рядом с ней, делать, что она говорит, молчать и пытаться разделить тяжесть, которую она возложила на себя.

***

Они прошли уже почти треть разрушенной улицы, когда оба вольных торговца резко остановились. Они внимательно прислушались, повернув головы к ближайшей арке, единственному уцелевшему сооружению.

Они быстро нашли его. Человек сидел у дальней стены и громко всхлипывал. Именно этот звук и привлек их внимание.

Они заторопились к нему. Раэль на мгновение закрыла глаза. Мужчина прижимал к груди оторванную ногу. Она была отрезана на высоте колена, и к ней плотно прилип материал брюк.

– Я врач, – сказала она, склоняясь к нему. – Что случилось?

36
{"b":"10799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Психиатрия для самоваров и чайников
Колдун Его Величества
Красные искры света
Холодные звезды
Метро 2035: Красный вариант
Другая Элис
Новые рассказы про Франца и футбол
Паиньки тоже бунтуют