ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэйн улыбнулся. Капитан Джелико нежно раскачивает птенца хубата, чтобы успокоить его. Эту картину стоит запомнить, хотя рассказывать о ней в присутствии капитана он не станет.

– Вы ведь не думали, что он сознательно обижает животное или держит его в невыносимых условиях?

– Нет, – серьезно ответил он после короткого молчания. – Вернее, не подумал бы, если бы это пришло мне в голову. Я читал кое-какие статьи Джелико, и в них слишком много любви и уважения к животным, чтобы я заподозрил его в жестоком обращении с ними.

Он взглянул на часы.

– Давайте пробежимся по «Королеве» и забросим ваш багаж. Скоро нужно будет пристегиваться.

– Хорошая мысль. – Она подняла свою сумку, которую во время разговора поставила на пол.

Торсон взглянул на нее. Обычного размера, достаточно легкая, но все же она в три раза больше, чем та, с которой он впервые поднялся на борт «Королевы».

Но тут ему на помощь пришел здравый смысл. А чего еще он ожидал?

Раэль Коуфорт – не новичок только что из Школы. Она ветеран звездных линий, она буквально родилась в торговле и жила и росла в условиях относительного процветания. Естественно, у нее собрались кое-какие вещи. У него, с другой стороны, нет родственников, которые поддержали бы его, и он принес на корабль только самое необходимое и немногие жалкие личные вещи, которые смог приобрести.

Вначале помощник суперкарго провел Раэль через мостик и показал каюты работающих тут. Потом они спустились по центральной лестнице на следующую палубу, где помещаются двигатели и управление ими и где командует и живет со своими помощниками Иоганн Штоц.

Ниже каюты помощников. Здесь же кают-компания и камбуз, царство Фрэнка Муры, плюс небольшое помещение с приспособлениями для чтениями и другими средствами, помогавшими развеять скуку долгих перелетов.

Еще ниже, рядом с трюмами, емкостями для топлива и выходами двигателей, что составляет большую часть объема «Королевы Солнца», находятся каюты суперкарго, самого Торсона, Фрэнка Муры и доктора Тау, а также две крошечные пассажирские каюты. Одна из них отведена Раэли на все время ее пребывания на корабле. И, наконец, комбинация санузла и освежителя – обязательная часть любой палубы, где живут люди.

Раэль быстро осмотрела свою каюту и опустила сумку на пол у койки.

Помещение маленькое даже по космическим стандартам, так как не предназначается для постоянного поселения, но вполне удобное. Койка полного размера, достаточно стенных шкафов для одежды и других вещей.

Можно откинуть металлическую панель, которая служит столом, а роль стула выполняет койка. Она заметила, что освещение расположено удобно и позволяет читать и работать.

Раэль не стала распаковываться, но сразу вышла, чтобы вслед за Торсоном спуститься на самую нижнюю палубу. Вряд ли у нее будет время осмотреть все подробно, и она сомневалась, что ее впустят в трюмы, хотя сейчас они почти пусты. Вольные торговцы обычно очень осторожно относятся к посетителям своих трюмов.

Уровень, на котором они оказались, наиболее интересовал Коуфорт.

Здесь находится лазарет, операционная доктора Тау и лаборатория, а также оранжерея, большая комната, где размещаются растения, восстанавливающие запас кислорода на корабле, очищающие воздух от продуктов дыхания, а также поставляющие свежие фрукты и овощи, чтобы разнообразить монотонную диету из концентратов, обычную на дальних звездных линиях.

Вход в оранжерею полупрозрачен, и они остановились, восхищаясь буйной зеленью.

– Как много! – воскликнула Раэль. – И какое разнообразие! Мне казалось, вам пришлось все здесь уничтожить, когда вы подцепили эту чуму с Саргола.

– Да. Мистер Мура много работал, чтобы восстановить оранжерею.

Открывая дверь, Дэйн глубоко вдохнул. Как всегда, он наслаждался свежим запахом растительности. Везде на корабле воздух безжизненный, многократно переработанный. Здесь он живой.

Почувствовав, что что-то прикоснулось к его ногам, он посмотрел вниз.

Большой кот в оранжевых полосках протиснулся между ними и традиционно приветствовал его, прежде чем обратить внимание на новичка.

Коуфорт легко опустилась на колени.

– Здравствуй, парень, – сказала она, протягивая ему руку, чтобы он принюхался. – Ты глава секции контроля, мне кажется?

– Да, – подтвердил Торсон. – Это Синдбад, почетный член нашего экипажа.

– По справедливости. – Она вздрогнула. – Не решилась бы лететь на корабле, на котором нет хорошего кота.

– Вы и не найдете таких, – согласился он.

Она взяла Синдбада на руки.

– Какой огромный! Наши – котята по сравнению с ним.

– На «Блуждающей звезде» их несколько?

Она кивнула.

– Старший специалист и два помощника, которые находятся в его подчинении.

Раэль потерла кота под подбородком, получив в ответ одобрительное урчание.

Потом неохотно опустила его и встала. Одобрительно принюхалась к насыщенному ароматами воздуху.

– Я поняла бы, что на борту есть настоящий повар, если бы Мара не рассказывала мне об этом. Тимьян, шалфей, базилик, медовое семя – все старые верные приправы. Но я чувствую еще некоторые.

– Чувствуете? Мы далеко от них и...

– У меня острые чувства, включая запах. – Она наморщила нос. – Не всегда это преимущество. К тому же я много работала в оранжерее «Звезды» и более или менее знаю, чего ждать от хорошей оранжереи.

Одного знакомого запаха недоставало.

– Вам следует развести лаванду, – сказала она. – Ничего лучше не освежает воздух, и она даже в маленькой каюте не подавляет.

В интеркоме прозвучали три свистка.

– Приказ на подъем, – без особой необходимости заметил Дэйн, потому что это сигнал универсален на всех звездных линиях.

Они тщательно закрыли дверь оранжереи, предварительно выпустив Синдбада, потом с привычной легкостью поднялись по лестнице, чтобы пристегнуться в своих каютах. Очень скоро «Королева» окажется в космосе и начнет прыжок в гиперпространство и долгий перелет к планете звезды Халио Канучу.

Глава 5

Скука – настоящая чума межзвездных перелетов, но Раэль Коуфорт не страдала от нее в последующие дни. В основном она работала с Крэйгом Тау, но проводила немало времени во всех секциях, в зависимости от их потребности и ее подготовки.

Уже наступило время обеда, но она оставалась в терминале Тау, очевидно, глубоко поглощенная своим занятием. Она даже не заметила, как в помещение операционной вошли главный врач и Джелико. Не замечала она и неудобства своей позы, которую приняла по какой-то причине: сидела так далеко, что ей приходилось выгибать спину и вытягивать руки, чтобы дотянуться до клавиатуры.

При приближении мужчин перспектива изменилась, и они получили ответ.

Пушистая голова и лапа лежали на приподнятой правой руке женщины.

Остальная часть тела большого кота находилась у нее на коленях.

При приближении мужчин Синдбад открыл глаза. Широко зевнул, потом грациозно спрыгнул на пол, где вытянулся во всю свою длину. По-прежнему удовлетворенно мурлыкая, он вышел, высоко задрав хвост, и возобновил обход звездного корабля – своей вселенной и своего владения.

Коуфорт нежно улыбнулась, разминая затекшие руки.

– Я так люблю их, что иногда мне кажется, что я была одним из них.

– Реинкарнация? – спросил Тау, как всегда, интересующийся магией и верой в нее.

– Да, – ответила она, по-прежнему улыбаясь, – но в чисто поэтическом смысле. Я считаю, что нам, людям, дается только один шанс, чтобы проявить себя. Но мне нравится думать, что племя Синдбада может возвращаться, когда и сколько хочет. Их продолжительность жизни настолько короче нашей, что мы можем встретиться с другом своей юности в последующие года.

Она некоторое время смотрела на них, словно ожидала ответа, потом снова согнула плечи и взглянула на экран.

– Пятая секция почти закончена. Работа медленная, но сложная.

Достаточно, чтобы сделать ввод информации интересным.

5
{"b":"10799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Иногда я лгу
Зулейха открывает глаза
След лисицы на камнях
7 красных линий (сборник)
Сила воли. Как развить и укрепить
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Сестра