ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это вовсе не…

– Не беспокойтесь, милорд, прошу вас. – Натянуто улыбаясь, Мэдди прошла мимо него. Черт побери, а она-то надеялась, что освободилась от него, по крайней мере, до обеда.

– Мисс Уиллитс, остановитесь!

Собрав остатки сдержанности в кулак, она остановилась и заставила себя обернуться.

– Да, милорд? – выжала она из себя, хотя на языке у нее вертелись куда более яркие выражения.

– Пожалуйста, не уходите из библиотеки ради меня, – медленно произнес он, отчетливо выговаривая каждое слово. – Я пришел, только чтобы отыскать немного бумаги. Я не захватил с собой ни листочка, а мне нужно будет вести переписку.

Конечно, он намеревался немедленно ответить графу Хайбэрроу и сообщить о бедственном состоянии Лэнгли.

– О милорд! – Мэдди заторопилась к маленькому письменному столику. – Что же вы не сказали раньше! Позвольте принести ее вам. Молю вас, не утруждайте себя после всех ужасов сегодняшнего утра.

Маркиз прищурился.

– Меня не ужасает то, что свинья оказалась хитрее, – сухо заметил он. – Это просто компрометирующий меня факт. – Куин замолчал на мгновение. – Мой брат был бы счастлив услышать эту историю. Просто не знаю, кого подкупить, чтобы она не стала достоянием гласности.

Ну конечно, этот помпезный лорд думает, что все свои проблемы – каковы бы они ни были – он может решить с помощью денег. Несомненно, так происходило и раньше. Мэдди вынула стопку бумаги из ящика. Как бы привлекателен он ни был внешне, она знала, что скрывается за фасадом. И она никогда не полюбит его – несмотря на его дьявольски располагающую улыбку и свой интерес к нему.

– Это была шутка, мисс Уиллис, – улыбаясь, подсказал Куин. Мэдди удивленно взглянула на него, приближаясь со стопкой бумаги.

– Да, милорд.

– Вы можете смеяться сколько хотите – я оставляю все на ваше усмотрение.

– Благодарю вас, милорд. – Итак, он считает себя очаровательным и остроумным. Мэдди могла бы посмеяться над ним, но только не вместе с ним. Никогда. – Полагаю, осмотр полей закончился благополучно?

Он поднял бровь и откровенно ухмыльнулся.

– Да, вполне. Знаете, я хотел бы кое о чем спросить. Кучер моего дяди… довольно необычен?

Мэдди холодно кивнула:

– Да, мы все так считаем.

– Он очень хорошо знаком с графством Сомерсет, и, должен признаться, я несколько удивлен уникальной перспективой, которую он предвидит для знати.

Мэдди прикусила губу и взглянула в окно.

– Да, милорд. – Она чувствовала на себе его взгляд, теплый и тревожащий. «Не смейся, – твердо приказала она себе. – Он не может быть занятным». – Уолтера, кажется, лягнула в голову лошадь несколько лет назад, и теперь он считает себя принцем в изгнании.

– Я так и понял. – Маркиз сделал шаг в ее сторону. – Сын сумасшедшего короля, никак не меньше. – Он протянул руку и осторожно взял у нее бумагу. – И еще я подумал, что жители Сомерсета не привыкли общаться с представителями дворянского сословия.

– Да, мы… – Мэдди не закончила. Продолжать дальнейшую беседу не имело смысла. – Могу я теперь идти, милорд?

– Я же сказал, мисс Уиллитс, что вам незачем уходить.

– Да, милорд, но я хочу уйти.

Под его пристальным взглядом ей захотелось отвернуться, а еще лучше плюнуть ему в лицо. Или поцеловать его.

– Тогда идите, – наконец сказал он.

Мэдди моргнула, удивляясь, как ей в голову могла прийти такая бредовая идея.

– Спасибо, милорд.

Куин еще раз осмотрел себя в зеркале, пока Бернард убирал его дневной костюм. На нем не осталось ни следа утреннего фиаско. Кучу грязной одежды слуга отправил в стирку, а то, что невозможно было исправить, – выбросил. И все же Куин не мог избавиться от ощущения, что что-то не в порядке.

– Что-нибудь еще, милорд? – спросил Бернард, закрывая складной дорожный чемодан.

– Что? – Куин вернулся к действительности и только тут заметил слугу. – Прости?

– Не нужно ли вам еще что-нибудь, милорд?

– Нет, благодарю. – Куин нахмурился на свое отражение в зеркале. – Бернард!

– Милорд? – Лакей остановился.

– Скажи, мы захватили с собой то бежевое пальто с коричневыми пуговицами?

– Нет, милорд, прошу прощения. Так как оно вам не нравилось с самого начала, я решил, что оно не понадобится. Я немедленно пошлю за ним.

Маркиз рассеянно кивнул:

– Отлично. И пусть пришлют еще одну пару сапог, если уж об этом зашла речь. Не уверен, что мои сапоги для верховой езды можно будет носить после случившегося.

– Хорошо, милорд.

Лакей выскользнул из комнаты, и Куин еще раз взглянул в зеркало. Возможно, то, что он искупался, а потом вывалялся в грязи, повлияло на стройность мыслей у него в голове. Но все пуговицы на его сюртуке были застегнуты правильно; он отлично выглядел. Куин нахмурился на свое отражение и отвернулся. Он вел себя как отъявленный денди.

Затем маркиз направился в западное крыло в спальню дяди. Из-за приоткрытой двери доносились голоса, и это пробудило любопытство молодого человека.

– Мистер Бэнкрофт, – говорила Мэдди, – я заказала его в графстве Суррей.

Куин прислонился к стене, ему непривычно было слышать искренний и заразительно веселый голос мисс Уиллитс.

– Это выглядит смешно.

– Ничего подобного – это модно. Если вы попробуете, то поймете, насколько легче вы…

– Я сломаю себе шею!

Мэдди засмеялась.

– Я покажу вам, как это просто.

Заинтригованный Куин заглянул в дверь. Мисс Уиллитс сидела в деревянном кресле-каталке, которое она энергично двигала взад и вперед, вращая расположенные с обеих сторон колеса.

– Кресло-каталка, – сказал маркиз, входя в комнату. – Миссис Балфур пользуется сейчас именно такой.

Мисс Уиллитс остановилась и вскочила на ноги. Ласковое, добродушное выражение исчезло из ее серых глаз, когда она взглянула на него. Девушка несколько раз порывисто вздохнула, при этом лиф ее зеленого муслинового платья соблазнительно приподнимался и опускался.

– Добрый вечер, милорд.

– Дядя, мисс Уиллитс. – Куин кивнул, крайне разочарованный. Мэдди по-прежнему ненавидела его.

– Кто-то умер, милорд? – вежливо поинтересовалась она. Он нахмурил брови.

– Умер?

– Да. Ваш фрак и… – Она остановилась и поднесла руку к своему полному, чувственному рту. – О Боже! Простите. Боюсь, я снова сказала что-то не то. Вечером в Лондоне все мужчины одеты в черное.

Куин понял, что мучило его раньше. Острый язык мисс Уиллитс. Он оглядел свою одежду, потом опять встретился с ней взглядом.

– Это так, вы правы.

– Ты отлично выглядишь, мой мальчик. – Дядя Малькольм указал Куину на один из стульев возле постели. – Мы здесь, возможно, не соблюдаем формальностей, но обычаи не стоит игнорировать.

Куин вовремя удержался от того, чтобы не нахмуриться, и улыбнулся:

– Спасибо, дядя.

Он подошел к столу. В этот момент мисс Уиллитс сочла необходимым по-новому расположить цветы в вазе на окне. Маркиз терпеливо стоял и ждал, пока она первой займет свое место. С тем же терпением Мэдди поворачивала красную розу в вазе так и сяк, замирая на секунду и отклоняясь, чтобы взглянуть на достигнутый результат. Она стрельнула в его сторону глазами, но продолжила свое занятие.

Тогда Куин осознал, что был прав с самого начала. Мэдди Уиллитс нарочно дразнила его, пытаясь смутить и унизить. И до сих пор ей это великолепно удавалось. Почему – у него не было ни малейшего представления, но он намеревался докопаться до сути.

Взглянув на дядю, который притворялся, что поглощен изучением тарелки с жареной дичью у себя на коленях, Куин обошел вокруг стола и отодвинул стул, предназначавшийся для Мэдди.

– Мисс Уиллитс?

Она обернулась.

– О Боже! Вы ждали меня, милорд?

Он улыбнулся:

– Я любовался двумя самыми совершенными бутонами в Сомерсете. Уверяю вас, ожидание было приятным.

Несколько секунд девушка пристально смотрела на него.

– Благодарю вас, милорд, – медленно произнесла она.

11
{"b":"108","o":1}