ЛитМир - Электронная Библиотека

В конторке внизу слышались крики, слова доносились приглушенно, но чувства споривших были абсолютно ясны. Сначала раздался низкий, сердитый, недовольный голос мистера Бэнкрофта, затем более резкий ответ Куинлана. Мэдди вытерла глаза и вернулась к двери. Все вышло из-под контроля, и никто не предвидел этого, пока не стало слишком поздно. Это была катастрофа.

Она глубоко вздохнула и открыла дверь. Катастрофа. Мистер Бэнкрофт нуждался сейчас в племяннике больше, чем в ней, и сейчас она объяснит, что была непоправимо глупа и все случившееся целиком ее вина. Ее репутация давно погублена, так что все произошедшее уже не имело никакого смысла.

Куин сердито вышагивал перед окном кабинета его дяди.

– Послушайте, – резко произнес он, – если хотите, я извинюсь за то, что преступил границы дозволенного, но я не хочу, чтобы вы рычали на меня, как на какого-то идиота-школьника!

Малькольм подкатил свое кресло так, чтобы смотреть в лицо племяннику.

– Я рычу на тебя так, как, черт побери, хочу, – проворчал он. – Боже, Куинлан, я был о тебе лучшего мнения!

Пытаясь обуздать свой вспыльчивый нрав, Куин сделал глубокий вдох.

– Это был всего-навсего ничего не значащий поцелуй, – раздраженно заявил он, скрыв, что ему хотелось поцеловать ее уже много дней, и он надеялся, что поцелуй может стать прелюдией к чему-то гораздо более интимному. – И она не пыталась оттолкнуть меня.

– Куинлан…

Маркиз махнул рукой, сердитый и разочарованный, но, тем не менее, его мысли возвращались к тому, как приятно было держать ее в объятиях, пока не появился проклятый дядя и не испортил все.

– Сейчас вы все равно не можете общаться с ней. Почему бы не позволить кому-то другому добиться её?

– Что? Ты, сукин…

– Простите.

Куин быстро обернулся на голос. Мэдди стояла в дверях бледная, и слезы катились по ее щекам. Он тоже побледнел, надеясь, что она не слышала того, что он только что произнес. Боже, что он за идиот!

– Мэдди, я не…

– Я только хотела сказать, что произошло недоразумение, – тихо сказала она, избегая смотреть на Куина. – Лорд Уэрфилд ни в чем не виноват. Извините меня, мистер Бэнкрофт. Вы заслуживаете лучшего.

Малькольм, с побледневшим лицом, покатил кресло ей навстречу.

– Мэдди, не надо…

Она повернулась и исчезла.

– Проклятие! Теперь ты добился своего, мальчик! – При этом неожиданно проявилось сходство между Малькольмом и герцогом Хайбэрроу.

– Я ничего не сделал. Это был всего лишь поцелуй, дядя.

Малькольм долго смотрел на племянника.

– Закрой дверь, – наконец приказал он более сдержанным тоном.

Куинлан подчинился, но отказался присесть, как указал ему дядя.

– Так что дальше? – поинтересовался он, скрестив руки на груди.

– Как ты думаешь, кто она?

– Что вы имеете в виду, спрашивая, знаю ли я…

– Ты думаешь, что она – моя любовница, не так ли, Куинлан?

Куин прищурился.

– Что еще я мог подумать? Прекрасная, интеллигентная девушка здесь, в глуши Сомерсета, ухаживающая… за вами?

– Ухаживающая за старым калекой, ты это имеешь в виду?

– Нет.

– Мэдлин Уиллитс – старшая дочь виконта Халверстона, – сообщил Малькольм, произнося слова с явной неохотой, – она не моя любовница. И ничья.

Куин сел. Сколько он задал себе вопросов, сколько собрал интригующих намеков, касающихся Мэдди, и ни разу ему в голову не пришло, что она может принадлежать к дворянскому сословию.

– Во имя всего святого, что она здесь делает, с вами?

– Пять лет назад она была помолвлена. Очевидно, один из друзей ее жениха напился и поцеловал ее, помимо всего прочего. Это увидел злой сплетник, и ее репутация была погублена.

– Из-за… – Куин откинулся на спинку стула. – Из-за поцелуя, – проговорил он скорее для себя. Неудивительно, что она в таком ужасе от случившегося.

– Да. Мэдди несколько… горяча, и, как она рассказала, она покинула Лондон и семью, только чтобы не слышать их глупых обвинений, так как она ни в чем не была виновата.

Куин некоторое время смотрел на дядю.

– И пять лет назад она стала настолько самостоятельной, что нашла себе место без всяких рекомендаций или помощи со стороны семьи и друзей?

– Да.

Маркиз покачал головой:

– Удивительно.

Малькольм вздохнул:

– Она поразительная девушка.

– Почему же вы сразу мне все не рассказали?

– Это не моя тайна. Я думал, что знаю, кем она была, но ей потребовалось три года, чтобы рассказать все. И, слава Богу, я не титулованная особа.

– Хорошо. И что же вы хотите, чтобы я сделал, дядя?

Дверь открылась. Снова появилась Мэдди, но на этот раз она была настроена очень решительно. Девушка внесла два больших чемодана.

Куин быстро поднялся, и грудь его сжала тревога.

– Мисс Уиллитс.

– Еще раз прошу извинить меня. Я только хотела попрощаться с мистером Бэнкрофтом.

– Я хочу, чтобы ты сделал то, что следует, – резко заявил Малькольм, глядя на Куина.

– Сделать то…

Потрясенный Куин утратил остатки сдержанности.

– Вы имеете в виду – жениться на ней?

– Ни в коем случае! – Мэдди уронила чемоданы на пол, ее лицо исказилось от ярости. – Не смешите меня!

– Но, Мэдди…

– Моя репутация уже погублена, мистер Бэнкрофт, – горячо перебила она его. – Все случившееся не имеет значения.

– Но почему ты уезжаешь? – зарычал он.

Она смолкла, глядя на своего хозяина. Куин изучал ее лицо, поражаясь смене эмоций. Если бы не Элоиза – или его отец, – идея жениться на Мэдлин Уиллитс не была бы такой уж нелепой. И, что его удивило, даже желанной.

– Мэдди, – мягко сказал он, и его глаза были словно стрелы, выпущенные в ее направлении, – это все моя вина. Не ваша. – Он поколебался, выдерживая ее взгляд. – Я уже помолвлен. Или почти помолвлен. Иначе…

– Большое спасибо, но я сама могу ответить за собственную глупость, – сдержанно ответила девушка. – Вы и так благородный человек. Вам не нужно притворяться, что вы обладаете этим качеством.

Куин прищурился. Женитьба на этой вспыльчивой женщине была бы не столь уж нелепа, но таила в себе опасность.

– Не думаю, что вы можете оспаривать мое благородство…

– Пожалуйста! – прорычал Малькольм.

Куин встрепенулся и посмотрел в сторону дяди. Он забыл о присутствии своего пожилого родственника. И, судя по реакции Мэдди, то же самое произошло и с ней.

– Спасибо, – продолжил Малькольм более ровным тоном. – Мне известно о твоей… помолвке с Элоизой, Куинлан. У меня кое-что другое на уме.

– Кое-что другое? Что именно? – с подозрением спросила Мэдди.

– В действительности я уже несколько дней обдумываю это. – Малькольм взглянул на племянника. – Если бы ты и остальные титулованные Бэнкрофты вновь ввели Мэдди в светское общество, это могло бы…

– Нет! – выкрикнула Мэдди, побледнев.

– …это могло бы исправить вред, нанесенный ее репутации, и помогло бы ей найти мужа, – решительно продолжил Малькольм. Он снова посмотрел на нее: – И твоя жизнь вернулась бы на те же рельсы, что и до скандала, дорогая.

– Ничего подобного! – воскликнула она. – Я ни за что не вернусь в Лондон. А уж с ним тем более!

Куин кисло улыбнулся. Очевидно, он нарушил перемирие.

– Недолго я вам нравился.

– Так ты согласен, Куинлан? Твое дурное поведение можно обратить во благо.

– Это мое поведение было дурным, черт побери! – горячо возразила Мэдди. – Пожалуйста, не пытайтесь решать мои проблемы. Позвольте мне спокойно уехать.

Куин нахмурился. Его светлость будет вне себя от гнева, но Малькольм прав. Что бы ни подумала Мэдди, и какое бы безумие ни охватило его в саду – точнее, с того момента, как он ее увидел, – он считал себя человеком чести.

– Я согласен.

Мэдди повернулась к нему.

– Это не ваше решение.

Он приподнял бровь.

– Полагаю, что мое.

Мэдди топнула ногой.

– Это абсурд! Я уезжаю!

Куин подошел к ней и поднял ее багаж, прежде чем она успела сделать это сама.

24
{"b":"108","o":1}