ЛитМир - Электронная Библиотека

Куин побледнел и резко повернулся на голос.

– Черт… Не знал, что вы вернулись. Извините меня за выражения, Мэдди.

Качая головой, она вышла в холл.

– Не извиняйтесь, милорд. И вам не нужно быть таким вежливым. – Она коснулась рукой глаз, а по щеке стекла одна-единственная слезинка. – Уверена, что именно так все и воспринимают.

Куин вышел в холл вслед за ней и взял за руку.

– Подождите, – попросил он, заводя ее в библиотеку и закрывая дверь. – Ничего из сказанного не предназначалось для ваших ушей.

Мэдди смотрела в сторону, а ее нижняя губа дрожала. Он крепко сжал ее хрупкое запястье.

– Это не имеет значения.

– Нет, имеет. Его светлость любит порычать и запугать остальное стадо, Но он лишь выпускает пар.

– Это было… весьма грубо с его стороны, – неуверенно заявила она, очевидно, очень обиженная и героически стараясь унять слезы. – Неудивительно, что мистер Бэнкрофт не любит его. И я тоже.

– И я в данный момент, – признался маркиз. – Пожалуйста, не плачьте.

– Я не плачу. Я очень сердита.

Куин медленно повернул ее к себе.

– Извините, – пробормотал он, сгорая от желания сжать ее в объятиях. – И не думайте, что вы должны уехать. Я снова поговорю с ним – в более спокойном тоне. Обещаю.

Он и сам удивился, что дал такое обещание: умолять его светлость на коленях – он не часто прибегал к таким мерам. В действительности Куин не мог вспомнить, чтобы один из них отступал после спора. Но если отец не извинится, Мэдди уедет. А он не хотел этого.

– Все равно это смешно. Если мои родители или… или Чарлз увидят меня, все пропало. И особенно я.

Куин протянул руку и взял ее за подбородок.

– Знаете, время от времени я наслаждаюсь смешной стороной происходящего.

Он хотел поцеловать ее. Он хотел прижаться губами к ее губам – хотел почувствовать ее тело прижатым к своему. Их взгляды встретились.

– О нет, – прошептала она, – только не это.

– Так не надо?

– Черт! – Мэдди поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. Когда она приникла к нему, Куин наклонился и коснулся губами ее губ. От этого прикосновения по их телам пробежал ток. Он ничего не мог поделать с собой, он целовал ее снова и снова – грубо, скользя руками по ее бедрам и притягивая к себе.

– Куин? – позвала герцогиня. – Куин, мне нужно поговорить с тобой.

Со сдавленным стоном Мэдди вырвалась из его объятий.

– Перестаньте! – резко потребовала она, толкая его в грудь. – Перестаньте!

Он смотрел на нее, пораженный своей реакцией и крайне раздосадованный, что им помешали.

– Это вы все начали. И никуда не уходите, – приказал Куин, проскальзывая в дверь библиотеки.

Мэдди вздохнула и бросилась в одно из кресел.

– Я начала это? О, похоже, что так. Черт! – Девушка медленно поднесла руку к губам и провела по ним кончиками пальцев. Всего лишь поцелуй, и он пронзил ее, словно молния, – хуже, чем прежде, и оставил ее с примитивным, жарким томлением по нему.

Несколько минут спустя мрачный Куин вернулся в комнату, и ее сердце застучало вновь, на этот раз от страха.

– Я должна уехать, да? – И герцог наверняка позаботится, чтобы она не могла вернуться обратно в Лэнгли. Что полностью лишало ее выбора. – Так?

– Нет, не должны. – Куин откашлялся. – К несчастью, однако, возникло неожиданное осложнение.

Мэдди достаточно овладела собой, чтобы поднять бровь.

– Только одно?

– Да, его светлость запретил моей матери помогать вам. В качестве компромисса вам дозволено остаться здесь. Пока не будут закончены приготовления, чтобы отправить вас обратно в Лэнгли. А сегодня она будет сопровождать нас в оперу, так как дала слово. Моя семья очень чтит свои обязательства.

– Я заметила. – Мэдди подумала о том, что случится между ними, если ей позволят остаться. – Итак, все кончено.

– Нет, это не так. Сегодня вам предстоит пройти долгий путь к исправлению нанесенного вам оскорбления. И у меня есть кое-какие идеи.

– Позвольте мне вернуться в Лэнгли, милорд. Вы сделали больше, чем я могла надеяться.

Он тряхнул головой.

– Зовите меня Куин.

– Не хочу.

– Почему? Мы ведь уже дважды целовались.

Мэдди не могла ему сказать, что тогда это означало бы, что между ними существует какая-то связь, что ей крайне трудно сохранять расстояние между ними и что за последние несколько недель она начала относиться к нему с большей, чем хотела, симпатией.

Маркиз рассмеялся.

– Называйте меня Куин, – повторил он.

Мэдди глубоко вздохнула.

– Позвольте мне уехать, Куин.

– Нет.

Она не знала, почему Уэрфилд возражает, ведь он был почти помолвлен. И все же на короткий, кружащий голову момент Мэдди испытала облегчение от того, что он настаивает на выбранном жестком курсе.

– Теперь, если позволите, мне нужно переодеться.

Мэдди взмахнула ресницами, неохотно расставаясь со своими мечтами.

– Зачем?

Куин состроил гримасу, отходя к двери.

– Сегодня днем я кое с кем встречаюсь.

При виде его сконфуженного лица Мэдди немедленно поняла, о ком шла речь.

– Да, конечно. Леди Стоуксли приезжает сегодня в Лондон. – Остатки ее фантазий со всплеском упали в очень глубокую грязную лужу.

– Да. – Он помедлил. – Что может обернуться большой удачей для вас.

– Для меня? – с сарказмом поинтересовалась она.

Куин подошел к Мэдди и сжал ее руки в своих.

– Конечно. Отец может запретить моей матери помогать вам, но он не может приказать этого Элоизе. Она всего лишь троюродная сестра.

Щеки Мэдди вспыхнули от унижения.

– Нет, Куин. Что за глупая идея! Уверена, что она не захочет иметь со мной дело. И как вообще вы объясните ей мое появление здесь?

Его улыбка была несколько фальшивой.

– Элоиза все поймет.

Мэдди кивнула, освобождая руки.

– Даже если и так, – откликнулась она, пытаясь заставить голос звучать спокойно и весело, а не так, словно у нее разорвано сердце, – на вашем месте я не упоминала бы, что вы поцеловали меня. Дважды.

– Мэдди, – начал он, снова сокращая расстояние между ними.

Она отступила назад.

– Не пытайтесь объяснить свое поведение. Просто отнесем это на счет мужской слабости.

Его глаза пытались встретиться с ее.

– Лучше не надо, – сказал он, – но не думаю, что сейчас разумно продолжать поиски объяснения.

Глядя на легкую улыбку на его губах и нефритовые глаза, изучающие ее лицо, Мэдди поспешно согласилась с ним. Все становилось крайне запутанным.

– Итак, вам лучше всего удалиться.

– Никуда не уходите, пока я отсутствую.

Она коснулась рукой груди.

– Не уходить?

– Мисс Уиллитс, не заставляйте меня запирать вас на ключ…

– Хорошо, хорошо, – сдалась она. – Я никуда не уйду, пока вы будете наносить визит.

– Отлично, – кивнул он.

– Куин! – Элоиза, леди Стоуксли, сбежала с лестницы в облаке модного голубого шелка.

Прошлой осенью она подстригла волосы, и вместо длинных белокурых прядей ее совершенные черты обрамлял смелый каскад кудряшек. Когда она остановилась перед маркизом, в ее голубых глазах отражался тонкий материал ее платья. Они так давно знали друг друга, что Куин иногда забывал, как прелестна она была, пока не увидел ее после нескольких месяцев разлуки. Он взял ее руки в свои и поднес к губам.

– Элоиза, – с улыбкой произнес он. Она была несколько выше Мэдди, хотя раньше он никогда не думал о ней как слишком высокой. – Ты, как всегда, похожа на видение, моя дорогая.

Она сложила руку в изящный кулачок и ударила его по плечу.

– Я очень сердита на тебя.

– За что?

– Было ужасно выслеживать тебя, ты чудовище. Сначала ты был в Уэрфилде, затем отправился в забытый Богом Сомерсет. Ты почти не писал мне, и затем, когда я решила, что мои письма наконец добрались до тебя, твой дядя сообщает, что ты в замке Хайбэрроу. Затем, не написав мне ни слова, ты едешь в Лондон, не заехав в Стаффорд-Грин.

35
{"b":"108","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как запоминать (почти) всё и всегда. Хитрости и лайфхаки для прокачки вашей памяти
Маркетинг от потребителя
Зови меня Шинигами
Туве Янссон: Работай и люби
Среди тысячи лиц
Византиец. Ижорский гамбит
Стать смыслом его жизни
Похитители принцесс
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга