ЛитМир - Электронная Библиотека

Куин повел ее в маленькую столовую Стоуксли-Хауса.

– Да, и это одна из причин, почему я решил сразу увидеться с тобой. Со мной случилось… что-то вроде приключения.

Элоиза присела на кушетку, пригласив его сесть рядом.

– Расскажи мне, чем ты был так занят.

Он услышал легкое осуждение в ее голосе, но не обратил на него внимания. В последнее время он словно растерял все свое умение общаться.

– Это очень длинная история.

– Представляю. Так рассказывай же.

Куин откинулся на подушки.

– Ты же знаешь, что дядю Малькольма разбил паралич и что отец послал меня присмотреть за Лэнгли.

Она кивнула.

– Ты успел написать мне об этом и о том, как это некстати нарушает твои планы.

Это действительно создавало неудобства, пока Куин не увидел Мэдди.

– Как выяснилось, у дяди Малькольма уже был помощник, сведущий в управлении имением, – продолжил Куин.

– Тогда почему же ты не уехал раньше и не посетил меня, как мы планировали?

– Я подхожу к этому. Помощником моего дяди была женщина.

Глаза Элоизы расширились, и она приложила ладонь к губам.

– О Боже, – лукаво заметила она, – как это дурно со стороны твоего дяди. И как жаль, что самые интересные сплетни держатся в секрете в одной семье.

Куин нахмурился, когда она с любопытством взглянула на него. Занятно, он никогда не задумывался о могуществе сплетен, пока не встретил Мэдди.

– Дело совсем не в этом, – с прохладцей продолжил он. – Она была ему как дочь. И выяснилось, что она – старшая дочь виконта Халверстона.

– Да… это был первый сезон для нас обеих. Она убежала после того, как обнаружили, что она поднимала юбки перед Бенджамином Спенсером, не так ли?

– Не уверен, что это была ее вина.

Элоиза подняла на него глаза, удивленная его резким тоном.

– Правда?

Защита Мэдди могла только ухудшить дело. И Мэдди определенно этого не оценит.

– Как ты знаешь, – продолжил Куин, – у Спенсера репутация отъявленного мерзавца. Во всяком случае, мой дядя считает ее невиновной в дурных поступках. Он… попросил меня вновь ввести ее в лондонский свет.

– Что он сделал? – Элоиза встала. – Эта… легкомысленная особа путешествовала с тобой в Хайбэрроу?

– Элоиза, пожалуйста, – перебил Куин, прежде чем она могла сказать что-то более резкое о Мэдди. – Моя мать помогала ей. Она очень приятная.

– Приятная? – Ее глаза с подозрением сузились.

Это было не самое совершенное слово, чтобы описать Мэдди, но не мог же он сказать Элоизе, что он почти помешался на этой своенравной девушке.

– Да. Правда, сейчас отец вне себя от ярости, что она может запятнать имя Бэнкрофтов, и ты же знаешь, что мама не может не повиноваться ему, так что… так что мне нужна твоя помощь, Элоиза.

– Моя помощь?

Куин пожал плечами:

– Ну да. Я обещал Малькольму, что сделаю так, что она сможет выйти замуж за любого приличного джентльмена в Лондоне. Яведь сам не могу стать ее дуэньей.

Элоиза долго и пристально смотрела на него. Наконец она села и взяла его за руку.

– Конечно, я помогу, мой маркиз. – Элоиза придвинулась поближе к Куину и положила голову ему на плечо. – Бедняжка, она была бы совершенно одна, если бы не мы.

– Право, она не такая уж беспомощная. В действительности я считаю ее весьма способной и толковой.

– Способной и толковой? – Элоиза засмеялась. – Ты говоришь о ней, как о молочнице. Мне не терпится ее увидеть.

– Ты упоминала, что вы в один год начали выходить в свет.

Элоиза покачала головой:

– Нет, я только сказала, что это был первый светский сезон для нас обеих. Кажется, мы посетили несколько одних и тех же суаре, но Халверстон – очень маленькое владение, ты же знаешь.

Он знал, что она имела в виду: Мэдди не имела привилегий, позволявших вращаться в тех же высоких кругах, в которых родились он и Элоиза.

– Да, я знаю. Последний мамин официальный долг – сопровождать ее сегодня в оперу. Я приведу ее к тебе завтра, если это удобно.

– О да! Мне не терпится ей помочь. Мы будем как сестры.

Куин улыбнулся и поцеловал Элоизу в щеку.

– Спасибо.

– Приходите к часу, и мы устроим ленч в саду.

Кивнув, Куин взял шляпу и вышел, чтобы оседлать Аристотеля. Все прошло лучше, чем он предполагал. Возможно, у него появился шанс выжить в этом сезоне.

С помощью горничной Мэдди надела темно-зеленое с серым платье с глубоким вырезом и короткими пышными рукавами. Развевающийся шелк был самым приятным из того, что она носила последние годы или вообще когда-либо. Это платье годилось для лучшей ложи в опере, но, когда она в полный рост поворачивалась перед зеркалом, ею овладел ужас.

– Господи, как все глупо!

– Вы великолепно выглядите, мисс Мэдди, – запротестовала Мэри, поправляя выбившийся локон на голове у хозяйки.

– Спасибо, но это не совсем то, что я хотела. – Она четырежды заставила Куина поклясться, что родители еще не появились в городе, и трижды, что Чарлз Данфри не будет присутствовать на «Волшебной флейте». Но была еще тысяча других людей, которые могли взирать на нее и смеяться над тем, что она задумала вернуться в лондонское общество – пусть даже в компании Бэнкрофтов.

Куин уверенно постучал в дверь ее комнаты.

– Вы готовы, Мэдди?

– Право, не думаю, что нам следует и дальше огорчать вашего отца, – сказала она через дверь. – Вы идите, а я начну укладывать свои вещи.

Дверь спальни приоткрылась.

– Довольно возражений, – начал маркиз, затем закрыл рот, когда оглядел ее стройную фигуру. – «Вопрос последний, но главный для меня, – мягко сказал он, – скажи мне, чудо, ты фея или смертная?»

Ее губы тронула улыбка.

– «Синьор! Я девушка простая: Я не чудо».

Он подошел ближе, явно забыв о присутствии Мэри.

– Так вы знаете даже «Бурю»?

– В последнее время у меня было много времени для чтения. – Мэдди запоздало отступила от него. – И вам не следует здесь находиться.

Он поднял бровь.

– Не хочу, чтобы вы ускользнули через окно. Карета ждет, пойдемте.

Мэдди покачала головой:

– Нет, не думаю, что мне следует ехать в театр.

– После сегодняшнего вечера все пойдет гораздо легче.

У маркиза было отличное настроение, а Мэдди нервничала больше, чем несколько минут назад. Очень неохотно она последовала за ним вниз.

– Вам когда-нибудь наносили ранения, милорд? – Он искоса посмотрел на нее.

– Куин, – поправилась она.

– Нет, не наносили. Если, конечно, не считать ваших инсинуаций в Лэнгли.

– Что же, как я понимаю, сегодня вы убедитесь, – сказала она, пока дворецкий помогал ей накинуть шаль, – что я ничего не значу. Благодарю, Бикс.

– Вам надо быть более уверенной в себе. – Куин жестом предложил ей пройти вперед.

Мэдди неохотно подчинилась.

Пожав плечами, она села в карету рядом с герцогиней. Где уж ему понять ее переживания, ведь с ним такого никогда не случалось.

Однако после того как они вышли из кареты перед оперным театром, она подумала, что, возможно, маркиз был прав. Некоторые удивленно смотрели на нее, она слышала приглушенные комментарии, пронесшиеся по огромному вестибюлю, но никто не повернулся к ней спиной. Она крепко держалась за руку Куина, благодарная за то, что он такой высокий и стройный, и пыталась выглядеть спокойной и раскованной. Маркиз, по другую руку которого шла ее светлость, улыбался и приветствовал друзей и знакомых, словно ничего необычного не происходило.

– Видите? – прошептал ей Куин, когда они стали подниматься по длинной витой лестнице, ведущей к балкону и престижным ложам.

– Они могут ранить меня, не задев вас и герцогиню, – прошептала она в ответ сквозь зубы, изображая светскую улыбку.

– Прошло пять лет, Мэдди. Возможно, никто и не помнит подробностей. Если вы будете вести себя достойно, у них не будет причины казнить вас.

У нее на этот счет были свои соображения. И все же когда Мэдди вошла в ложу и заняла, как ей было сказано, место в первом ряду рядом с герцогиней, она почувствовала облегчение.

36
{"b":"108","o":1}