ЛитМир - Электронная Библиотека

В начале первого действия несколько биноклей обратились в ее сторону, но Мэдди подумала, что с таким же успехом они могли быть нацелены на блистательных Бэнкрофтов. Она давно не была в опере и, когда все успокоились и стали наблюдать за действием, тоже погрузилась в комедию, развертывавшуюся на сцене.

Она так увлеклась, что когда упал массивный занавес и зажглись яркие огни, это было для нее полной неожиданностью. Ее опять захлестнула волна неуверенности.

– Пройдемся? – предложил Куин, поднимаясь и потягиваясь.

– Вежливые кивки и ответы в одно-два слова. В остальных случаях обращайтесь ко мне – это ясно, Мэдди? – сказала герцогиня, указывая девушке на выход из ложи.

– Об этом не беспокойтесь. – Она кивнула, надеясь, что никто не заметит, как у нее дрожат колени.

Это было словно воспоминание, что-то, что она уже делала прежде, но совсем по-другому. Чтобы описать ее состояние, прекрасно подходила французская фраза «deja vue»-уже видела: выйти из театральной ложи, очутиться в толпе блестящей знати и в то же время абсолютно точно знать, что не принадлежишь к ней.

– Ваша светлость, как приятно вновь видеть вас в Лондоне. – Невысокая, очень полная женщина, чья шея искрилась бриллиантами, подошла со стороны широкого фойе. Она сжала руку герцогини.

– Леди Хаттон, – откликнулась герцогиня. – Я была так огорчена известием о смерти вашего кузена. Мои соболезнования вам и вашей семье.

– Благодарю вас, ваша светлость. Мы зря надеялись, что Индия стала более цивилизованной страной в наши дни. – Седовласая дама взглянула на Куина и сделала реверанс, затем перевела взгляд на Мэдди. – Похоже, я не встречала вашу спутницу, ваша светлость.

– Да, конечно, леди Хаттон. Позвольте представить вам мисс Уиллитс, давнего друга нашей семьи. Мэдлин, леди Хаттон из Стаффордшира.

Мэдди вежливо кивнула, застенчиво цепляясь за руку Куина.

– Рада встретить вас. – На самом деле она произнесла три слова, но она не знала, как сократить их, чтобы не выглядеть идиоткой.

– И мне приятно, моя дорогая. – Леди Хаттон улыбнулась. – Вы очаровательная девушка.

– Благодарю, миледи.

Минутой позже к ним приблизились еще три гранд-дамы, и все они, слава Богу, больше интересовались здоровьем и благополучием герцога, а не тем, чтобы быть представленными Мэдди. Она с облегчением отвернулась – только чтобы обнаружить, что ее пристально рассматривает высокая, очень красивая молодая женщина со множеством коротких светлых кудряшек, обрамлявших ее лицо.

Ее облик казался знакомым, и, когда она отделилась от своих спутников и подошла к ним, Мэдди вспомнила, кто это.

– Элоиза, – тепло приветствовал ее Куин, и Мэдди запоздало выпустила его руку, за которую крепко держалась. Скорее всего, на ней остались синяки, но он не показал, что ему больно. Куин снова улыбнулся. – Почему ты не сказала, что будешь сегодня в опере?

– Я решила поехать в последний момент, – ответила леди Стоуксли и остановилась перед Мэдди. – Вы, должно быть, мисс Уиллитс. Ваше лицо мне знакомо, но не думаю, что мы были официально представлены друг другу.

– Тогда позвольте это сделать мне, – вмешался Куин. – Элоиза, мисс Уиллитс. Мэдди, леди Стоуксли.

– Очень приятно, – сказала Мэдди, пытаясь не рассматривать свою новую знакомую. Эта женщина владела сердцем Куина, и она не была уверена, что сможет полюбить ее.

– Куин все рассказал мне о вас! – воскликнула Элоиза. – Надеюсь, мы подружимся.

Мэдди выжала из себя улыбку.

– Я тоже на это надеюсь.

Леди Стоуксли взяла Куина под руку.

– Могу я на минуту похитить лорда Уэрфилда?

– Разумеется.

Они отошли, и Мэдди тут же обнаружила, что осталась одна. Совершенно одна. Она повернулась, чтобы найти герцогиню, но ее светлости нигде не было видно. Она также потеряла из виду Куина и леди Стоуксли.

– Мисс Уиллитс?

Мэдди вздрогнула и обернулась. Плотный джентльмен, смотревший на нее, казался знакомым, как и половина лондонской знати, но она не могла вспомнить, где именно с ним встречалась.

– Так это вы, Мэдди, не так ли?

Он подошел ближе, взял ее за руку и поднес к губам.

– Мы встречались? – холодно спросила она, пытаясь освободить руку, пока он продолжал целовать костяшки ее пальцев.

– Думаю, у нас есть общие друзья. Я Эдвард Ламли.

– Боюсь, я не…

– Бог ты мой, время, проведенное вдали от Лондона, пошло вам на пользу, – с восхищением заметил он, оглядывая ее платье и особенно низкий вырез.

– Благодарю. Извините…

– Бьюсь на пари, что вы настоящая профессионалка, – продолжил он, подходя еще ближе. – Сколько будет стоить увести вас от Уэрфилда? – Он засмеялся, скользя пальцами вверх по ее руке. – Знаете, я недавно посетил острова Пряностей и открыл для себя много поучительного.

Мэдди смотрела на него, с трудом понимал, о чем он говорит, не веря, что он отваживается сказать ей это в лицо.

– Уверена, – холодно сказала она, прищурив глаза, когда его взгляд вновь упал на ее грудь, – вы заблуждаетесь насчет меня.

– Так вы не принадлежите наследнику герцога?

Собрав все свои силы, Мэдди ударила его кулаком в челюсть.

Глава 10

Куин увидел, как Эдвард Ламли растянулся на полированном полу.

– Боже! – воскликнула Элоиза.

Ламли с трудом поднялся на ноги. С покрасневшим лицом он направился к девушке, которая, сжав кулаки, гневно смотрела на него.

Быстрее молнии Куин достиг Ламли, схватил его за руку и развернул к себе лицом.

– Мои глубочайшие извинения, Ламли, – сказал он, свободной рукой отряхивая фрак идиота. – Не заметил, что вы стояли здесь. Пренеприятная штука получить локтем в глаз.

Ламли взглянул на него, и его покрасневшее лицо стало багровым. Он указал пальцем в сторону Мэдди.

– Она…

– Да, она очаровательна, но, думаю, вам лучше немного оправиться, прежде чем я представлю вас компании моей матери, Ламли.

Железной хватки, которой Куин держал его руку, и зловещего блеска в глазах, очевидно, было достаточно, чтобы убедить Ламли потихоньку улизнуть. Бросив прощальную презрительную усмешку в сторону Мэдди, он забрал с собой раненую гордость и удалился.

Куин пожал плечами, глядя ему вслед. Он молча сосчитал до пяти, затем обернулся к Мэдди, которая, бледная как мел, смотрела на него расширившимися глазами.

– Я полагал, что ее светлость присматривает за вами, мисс Уиллитс. – Он улыбнулся, с усилием разжал ее согнутые пальцы и накрыл их своей рукой.

– Спасибо, лорд Уэрфилд, – храбро поблагодарила девушка, улыбаясь, несмотря на боль и гнев, все еще отражавшиеся в ее глазах.

Они подошли к краю толпы, причем Мэдди крепко держала его за руку. Когда они наконец дошли до верхних ступенек лестницы, Куин остановился и изобразил, что стряхивает пыль с рукава фрака.

– Что, в конце концов, случилось? – пробормотал он, сбоку глядя на нее.

– Тот тип – Эдвард Ламли – хотел, чтобы я стала его любовницей!

– Успокойтесь, – сказал Куин, оглядываясь на шумную толпу.

– Успокоиться? – повторила Мэдди. – Он сказал, что вы – слишком пресный, а он многому научился на островах Пряностей!

– Я слишком пресный? – Куин прищурился, ощущая все большую неприязнь к Ламли. – Мэдди, что бы он ни сказал, вы не можете бить людей направо и налево, когда они оскорбляют вас. Это неприлично.

– Неприлично? – негодующе ответила она, и румянец вновь окрасил ее щеки. – Это была ваша вина, Уэрфилд.

– И почему же, скажите на милость?

– Никто не забыл о том, что случилось! – отрезала она. – Они все думают, что я – шлюха. Что я должна… делать, когда кто-то говорит это мне? – Ее отвага растаяла как снег, а глаза наполнились слезами.

– Отчитайте такого, – произнес Куин уже спокойнее, страстно желая стереть слезы с ее глаз. – Но не валите их на пол.

– Вам легко говорить. Никто не осмелится произнести что-то подобное в вашем присутствии. Не вам приходится иметь с этим дело.

37
{"b":"108","o":1}