ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запах Cумрака
Дама с жвачкой
Нойер. Вратарь мира
Серые пчелы
Альянс
Эрта. Личное правосудие
Корона из звезд
Обреченные на страх
Русская пятерка

– Тогда почему ты надел ее сейчас? – спросил Куин, кладя конец подчеркнутому восхищению Мэдди.

Рейфел пожал плечами:

– Полагаю, сегодня еще до вечера я сделаю кому-нибудь предложение руки и сердца.

Куин сердито нахмурился:

– Ты мог бы, по крайней мере, сделать попытку поладить с Элоизой. Не понимаю, почему ты невзлюбил ее.

– Думаю, это чувство взаимное.

– Почему вы не любите ее? – прошептала Мэдди.

– О нет, только не это, – запротестовал Куин. – Я вовсю стараюсь остановить сплетни вокруг вас, а вы участвуете в распространении беспочвенных слухов о других людях.

Мэдди сложила руки и как можно дальше отодвинулась от Куина.

– Вы несносны.

Это не очень-то понравилось Куину, но он не знал, как ему поступить. Он понимал, что для Мэдди будет нелегко сидеть и беседовать с Элоизой, и ему не хотелось, чтобы она начала обороняться, прежде чем они приедут к той в дом.

– Мы прибыли, милорд, – сообщил Клеймор с высоких козел.

Он глубоко вздохнул:

– Хорошо.

На этот раз Рейф оказался проворнее и помог Мэдди спуститься на землю, пока Куин томился позади. Но он поравнялся с ними и взял Мэдди за другую руку.

– Могу я перемолвиться с вами парой слов?

– О чем вы хотите предупредить меня на этот раз? – спросила она и, отпустив руку Рейфа, остановилась и взглянула на него.

– Ни о чем. Я… – Он протянул руку и поправил выбившуюся прядь ее рыжеватых волос. – Я просто хочу, чтобы она вам понравилась, – спокойно пояснил он.

Мэдди встретилась с ним взглядом.

– Почему вас это заботит?

– Потому, что заботит.

Входная дверь Стоуксли-Хауса открылась. Появился дворецкий, за ним – Элоиза в узорчатом зеленом платье, что восхитительно подчеркивало ее высокую стройную фигуру.

– Куин! – воскликнула она и протянула к нему обе руки. Он взял их.

– Элоиза, ты помнишь мисс Уиллитс?

– Конечно. – Элоиза тепло пожала руку Мэдди. – Я так рада, что могу помочь вам. Я не могу поверить, что мистер Ламли осмелился так разговаривать с вами.

– Благодарю, – уклончиво ответила Мэдди.

Куин указал на брата, который стоял и заинтересованно изучал росший возле дома дуб.

– Ну а это мой брат.

Элоиза плавно миновала того, направляясь в дом.

– Рейфел, – ровным голосом произнесла она, едва взглянув на него, – ты выглядишь так, словно собрался на похороны.

Рейфел лениво отсалютовал ей и проследовал в дом.

– Ты же знаешь меня, всегда живу надеждой.

Губы Мэдди дрогнули.

– Почему они не любят друг друга? – прошептала она, и нежное теплое дыхание коснулось его щеки.

– Не знаю наверняка, – ответил Куин так же тихо, испытывая облегчение и благодарность за то, что она, казалось, забыла о своем гневе на него. – Рейф заявляет, что у него есть причины для этого, но он никогда не рассказывал мне о них. Элоиза не желает говорить о нем. Как бы там ни было, очевидно, это произошло, когда Рейф вернулся после Ватерлоо. – Он пожал плечами. – Возможно, политика.

Она сбоку посмотрела на него, но, по крайней мере, не выразила своих сомнений вслух. Правда состояла в том, что у него не было ключа к разгадке. Куин только надеялся, что чем бы это ни было, оно исчезнет до свадьбы.

– Мисс Уиллитс, – обратилась Элоиза к гостье, когда их группа направилась через библиотеку к маленькому саду, – есть ли у вас какие-то друзья, которые могли бы навестить вас теперь, когда вы вернулись?

Мэдди покачала головой:

– Нет.

– Ну же, – с улыбкой настаивала Элоиза. – Ни одного?

– Нет никого, с кем бы я хотела возобновить знакомство, – спокойно сказала девушка.

Элоиза на секунду задержала взгляд на Мэдди.

– О Боже! – Она обернулась к Куину. – Это значительно осложняет дело, ты не думаешь?

Открытый вызов на лице Мэдди сменился оскорбленным выражением, и Куин подавил неожиданную искру гнева на Элоизу. Она должна была знать, что Мэдди очень чувствительна, и обычно Элоиза была более тактична, чем сейчас.

– Не совсем, – ответил он, отводя взгляд от Мэдди. – Я тоже не переношу неверных друзей.

Элоиза выглядела так, словно хотела сказать что-то, но вместо этого предложила им присесть за стол, стоявший в тени огромной ели.

– Нам нужен еще один прибор, – сообщила она слуге, и тот торопливо отправился исполнять указание.

– Вы должны рассказать мне о ваших приключениях после того, как вы покинули Лондон, – попросила Элоиза, занимая свое место.

– Я не назвала бы все это приключениями, леди Стоуксли. Я…

– О, пожалуйста, называйте меня Элоизой. Я чувствую себя так, словно мы – одна семья.

Мэдди скептически улыбнулась.

– Хорошо, Элоиза.

– Я буду счастлив рассказать вам все о моих приключениях в Африке, – вмешался Рейф, наливая себе бокал мадеры.

Элоиза холодно взглянула на него.

– Да, Рейфел, сколько местных девушек ты об…

– Вы знаете, Мэдди, – торопливо вмешался Куин, удивленный злобой, прозвучавшей в голосе Элоизы, – не следует делать все сразу. Думаю, будет мудрее нащупывать путь осторожно.

Мэдди вопросительно посмотрела на него.

– Вам следовало сказать это прежде, чем вы бросили меня на съедение волкам в опере.

– Я не бро…

– Ты прав, Куин, – согласилась Элоиза. – Полагаю, мы могли бы начать с ленча послезавтра. Я приглашу несколько близких друзей. Затем – пикник за городом, с большим числом друзей – ваших и моих.

– Да, отлично придумано, – согласился Куин, не обращая внимания на взгляд Мэдди, молящий исключить ее из этих планов. – Думаю, моя мать несколько переоценила необходимость посещения оперы вчера вечером.

– Надо было попробовать воду. – Элоиза нетерпеливо дала знак ожидающему слуге подавать ленч.

– И в ней оказалось полно акул, – пробормотала Мэдди. Рейф фыркнул, выразительно глядя на Элоизу, когда та с обидой хмыкнула. В чем бы ни состоял их антагонизм, он определенно усугубился, и Куин решил во что бы то ни стало выяснить, что происходит между ними.

Затем он взглянул на Мэдди, необычно спокойную, наблюдавшую краешком глаза за Элоизой. Он мог испытывать любопытство по поводу Рейфа и Элоизы, но на первом месте, решил он, стоит Мэдди, – не задаваясь вопросом, почему ее затруднения и ее счастье стали столь важны для него.

Глава 11

– Господи, это может испугать. – Мэдди смеялась, и ее голос и выражение лица говорили об искреннем удовольствии. Куин взглянул в том направлении. Рейфел стоял, облокотившись об угол конюшни, а на его лицо была надета маска африканского туземца, резко контрастировавшая с голубым фраком и черными бриджами.

Затем Рейф снял ее.

– Предполагаю, это маска Зулу, бога дождя. Возможно, он вызывает капли дождя с неба. Весьма эффективно, полагаю. – Рейф вошел в конюшню и повесил маску на колышек для уздечки.

– Вы собираетесь покататься?

Куин взял Аристотеля под уздцы прежде, чем жеребец убежал поприветствовать своего бывшего хозяина.

– Да, собираемся, – коротко ответил он, устав от поразительной способности брата угадывать, когда ему хотелось провести время наедине с Мэдди. – Мы скоро вернемся.

Мэдди с любопытством посмотрела на него. Не желая выдавать свои мысли, он занялся уздечкой Аристотеля. Весь вчерашний день девушка казалась подавленной, что заставило его задуматься о том, правильно ли он поступил, передав ее Элоизе. Но так как его матери было запрещено оказывать содействие Мэдди, то оставалась только кузина.

Его почти невеста определенно знала нужных людей, так же как и он, но когда Куин думал об этом, немногие из них казались теми, с кем Мэдди стоило бы познакомиться. И вчера Элоиза была злой на язык и явно не в настроении. Может быть, присутствие Рейфа вывело ее из равновесия, но все предприятие начало раздражать его. Все было гораздо проще до его путешествия в Лэнгли-Холл и до того, как он встретил Мэдди Уиллитс.

Куин взглянул на ее стройную фигуру, когда брат помогал ей сесть в дамское седло.

42
{"b":"108","o":1}